Опубликовано: 2637

Технопарк "Алтай". Как поддержку превратили в подножку

Технопарк "Алтай". Как поддержку превратили в подножку

В Усть-Каменогорске на грань разорения поставлены инноваторы. Региональный технопарк, угрожая судом, требует вернуть деньги, вложенные в инновационные проекты.

Договор с подводными камнями

“КАРАВАН” не раз рассказывал, как в Восточном Казахстане инновационные проекты развиваются… на словах. Достаточно сказать, что за рапортом экс-главы региона Бердыбека САПАРБАЕВА о 20 ветровых станциях в реальности оказалось 15 ветряков общей (!) мощностью 23 киловатта (“Виртуальная энергия”, № 49 от 6 декабря 2013 года). Теперь выясняется: даже те немногие проекты, которые Национальное агентство по техническому развитию (НАТР) признало инновационными и выбрало для поддержки, могут пойти прахом.

– Мне и еще пятерым инноваторам предъявили требование вернуть все вложенные деньги, – говорит директор усть-каменогорской IT-компании Михаил ЮРЧЕНКОВ. – Работа выполнена, разработкой можно пользоваться. Но вместо этого нас фактически уничтожают.

История с проектами началась в 2010 году. Национальный инновационный фонд (позже реорганизованный в НАТР) заявил о выделении средств на финансирование инновационных идей.

– Впервые за много лет появился реальный шанс внедрить свои разработки, – поделился известный восточноказахстанский конструктор, изобретатель Анатолий КОВШИК. – Но когда я вчитался в документы, появилось впечатление, что их составили дилетанты либо крючкотворы с тем расчетом, что мы запутаемся в формулировках и откажемся от затеи. В одном пункте сказано, что услуги по бизнес-инкубированию предоставляются безвозмездно, в другом – что оборудование, изготовленное по проекту, переходит к тому, кто выделил деньги.

Без вины виноватые?

Несмотря на подводные камни, инноваторы подписали договоры. По словам Анатолия Ковшика, трудно было отказаться от мечты воплотить свои идеи в жизнь. Заявки прошли фильтр многочисленных экспертиз. Деньги выделил НАТР (от 6 до 10 миллионов тенге), сопровождение проектов возложили на технопарк “Алтай”.

Срок исполнения проектов – 2 года. Деньги, по словам инноваторов, поступили только в октябре – за 2 месяца до завершения первого этапа. Анатолий Ковшик, у которого было заявлено изготовление оборудования для переработки пантов марала, разводит руками: за такое время нереально построить цех!

А вот Михаил Юрченков успел выполнить работу и отчитаться – помог многолетний опыт:

– Каждую заказанную нами услугу мы подтвердили бухгалтерскими документами.

Всего в 2010 году из Восточного Казахстана было одобрено 4 заявки на бизнес-инкубирование. В 2011-м добавилось еще 5, но с этого момента, по словам авторов проектов, финансирование забуксовало.

– Технопарк стал заключать дополнительные соглашения, сроки срывались, – рассказал автор проекта, преподаватель технического госуниверситета Анатолий ГОЛЬЦЕВ.

По словам бывшей сотрудницы технопарка “Алтай”, консультанта по юридическим вопросам Евгении БЕЛЯКОВОЙ, инноваторы стали заложниками финансовых неурядиц в “Алтае”. В условиях, когда фискальные органы арестовали его счета, парк в своих целях использовал средства, предназначенные исключительно для инноваций:

– Когда в НАТРе узнали о финансовых “маневрах”, сразу сняли с технопарка всю сумму. К инноваторам претензий не было, они же ни при чем. Но что делают в технопарке “Алтай”? Начинают выискивать в договорах любые зацепки и требуют от заявителей проектов вернуть деньги.

Под угрозой иска

По проекту цеха пантопродукции поводом для судебного иска стало якобы отсутствие медицинского заключения о клинических испытаниях. Хотя само оборудование изготовлено, участок успешно действует. По проекту сайта туристических услуг замечания свелись к невыполненным вроде пунктам по повышению международного имиджа Казахстана. Хотя сайт работает, предлагает массу опций. По ряду проектов главной претензией стало нарушение сроков. Хотя финансирование было задержано чуть ли не на год…

– Авторы проектов выполнили работу, акты подписаны, – высказала мнение юрист. – Остальная ответственность – на технопарке, он получил немалые деньги за сопровождение проектов.

В самом технопарке “Алтай” свои действия объясняют исключительно заботой о бюджетных деньгах. Мол, заявители проектов не выполнили обязательства в полном объеме и поэтому с них требуют возврата средств. Юрист технопарка Игорь ЛЕЩЕНКО привел любопытную статистику: из более десятка инновационных проектов 2010–2014 годов благополучно завершились… два. Остальные – под “санкциями”.

– Технопарк по определению обязан помогать инноваторам, растить малые предприятия, – заметил Михаил Юрченков. – Но с нас под угрозой иска требуют деньги.

Усть-Каменогорск

Загрузка...