Опубликовано: 1486

Театр судебных действий

Театр судебных действий

Бывший аким Караганды Юрий Литвинов может войти в историю города как градоначальник, целый год просидевший на скамье подсудимых. Более того – как севший на эту скамью дважды за один год по одному и тому же обвинению. Которое сулит ему четыре года лишения свободы.

Второй раз за последний год бывший аким Караганды Юрий Литвинов садится на скамью подсудимых. Первый раз он занял это место в январе нынешнего года. Судебный процесс длился более полугода и завершился оправдательным приговором. Но не долго радовался экс-аким свободе. Совсем недолгую передышку дали ему прокуроры. Пару недель назад вновь усадили Юрия Михайловича на насиженное место.

Памятное место

Юрий Литвинов провел в кресле акима Караганды ровно три года. В марте 2003-го был назначен, в марте 2006-го – освобожден со словами благодарности и пожатиями рук в связи с переходом на другую работу.

Вот только к другой работе приступить толком так и не успел. Поскольку практически сразу районная прокуратура возбудила против бывшего акима сразу три уголовных дела!

Три года аким хлопотал по хозяйству – что-то строил, что-то рушил, что-то ремонтировал. Карал и миловал, готовил город к зиме, получал шишки и пряники. Словом, много чего делал, что положено делать акиму большого города. Но в памяти народной ему суждено остаться “Человеком, Который Снес Летний театр”.

Летний театр построили в 1949 году японские военнопленные. Деревянные портики и колонны в античном стиле, полукруглый зал под открытым небом – все это гармонично вписалось в архитектуру города. Карагандинцы очень любили и сам Летний театр, и площадь перед Летним театром. Этот старый комплекс с плохо работающим старым фонтаном обладал какой-то необъяснимой притягательностью. Почти 60 лет здесь назначали свидания. Несколько поколений горожан признавались в любви под этими старыми колоннами. За много лет в Караганде появилось множество новых шикарных площадей, мощных фонтанов, суперсовременных комплексов. Но площадь перед Летним театром оставалась, как первая любовь, для горожан самой нежной и красивой.

В 1975 году сам Летний театр перестал функционировать. Дальнейшая эксплуатация здания была просто опасной. Но никому и в голову не пришла мысль снести театр. Площадь и фасад заботливо красили.

Говорят, в начале девяностых японцы хотели разобрать Летний театр по бревнышкам и увезти в Японию, чтобы поставить у себя и сделать его историческим памятником. Но городские власти решили сами отреставрировать театр и сделать его памятником. Решением главы Карагандинской областной администрации № 198 от 8 ноября 1993 года здание Летнего театра признано памятником архитектуры и поставлено под охрану государства. (Запомним этот момент: прокуратура настаивает, что такой документ, подтверждающий статус здания, существует.)

Но дальше бумаги дело не пошло. Времена на дворе стояли тяжелые – не до памятников. Летний театр так и не отреставрировали. И японцам не отдали, и сами не взяли.

Жизнь – театр

Театр вновь оказался в центре внимания в сытые двухтысячные. Когда разбогатевший народ начал скупать недвижимость и землю. Это сегодня земля стоит огромных денег. А тогда земельные участки отдавались почти даром. По акимовскому велению, по чьему-то хотению. Вот и прелестная площадь перед Летним театром перешла в собственность коммерческой фирмы за 40 тысяч долларов. Территория в 1,4 гектара в самом центре города была продана по цене трехкомнатной квартиры.

Само здание Летнего театра демонтировали. Жители города отчаянно пытались его отстоять. Образовали общественное объединение “Наш город”. Активисты обивали пороги кабинетов (прокуратуры в том числе), доказывая, что произвол властей разрушает памятник архитектуры.

Но театр все равно снесли.

Частичная амнезия

Новые владельцы уже начали расчищать место под новое строительство. Но начать стройку не успели. Акима, продавшего площадь, освободили от должности. Вот тогда и прокуратура наконец заметила, что Летний театр куда-то исчез. И возбудила сразу три уголовных дела. По статье 308 часть 4 УК РК – превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия, совершенное в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц или организаций. По статье 315 часть 3 УК РК – бездействие по службе, совершенное лицом, занимающим ответственную государственную должность. По статье 314 часть 3 УК РК – служебный подлог, совершенный лицом, занимающим ответственную государственную должность. Обвинение требовало наказания в виде четырех лет лишения свободы.

И Юрий Литвинов первый раз оказался на скамье подсудимых. Ему, конечно, было обидно. И в первую очередь от того, что прокуроры не посадили рядом с ним бывшего акима области Камалтина Мухамеджанова и еще многих сильных мира сего, которые принимали решения, – он только исполнял их. В течение процесса Литвинов неоднократно намекал, что в свое время все расскажет и на всех укажет. Короче, давал понять, что в одиночку тонуть не собирается.

Но этого и не потребовалось. Районный суд вынес оправдательный приговор. Судья пояснил, что не нашел состава преступления в действиях бывшего градоначальника. Никто не доказал, что снос Летнего театра принес Литвинову личную выгоду.

А был ли памятник?

Да и был ли ПАМЯТНИК?! Это главная сенсация судебного приговора. Суд так и не убедился в том, что Летний театр был памятником архитектуры и истории и охранялся государством. А коли он не памятник, так о чем разговор? Мало ли строительного старья сносится сегодня и выбрасывается на свалку истории! А значит, и преступления нет никакого.

Экс-аким не скрывал радости по поводу решения, справедливого и единственно, по его мнению, возможного. И конечно, никаких заявлений и разоблачений не последовало.

Но приговор опротестовала прокуратура. Прокуроры потребовали пересмотра дела в новом составе суда. Дело вновь пошло в суд. А Литвинов вновь получил повестку явиться в качестве подсудимого.

И сегодня главный вопрос, ответ на который ищет новый суд: а был ли памятник? И на этот раз все больше находится свидетелей, которые склоняются к мысли: может, памятника-то и не было?

Дело в том, что никто не может точно вспомнить: был или не был. Ни в управлении архитектурно-строительного контроля, ни в управлении парками никто никогда не слышал, что Летний театр был памятником.

Но никто не слышал, что Летний театр не был памятником.

Театры новых дней

Очень знакомая песня. Такую же пластинку заводили чиновники, когда карагандинцы требовали вернуть проданный в частные руки Дворец горняков. Тогда тоже никто не мог толком сказать: памятник дворец или не памятник? Можно было его продавать или нельзя? Амнезия длилась до тех пор, пока окончательно не стало ясно: на самом верху хотят, чтобы дворец вернули народу. И тут у всех чиновников произошло одномоментное просветление. Все сразу вспомнили: да, действительно памятник!

С Летним театром пока просветления не происходит. Может оттого, что бороться уже не за что. Снесли театр. Нет его. А землю городу вернули. И на старой площади начали строить новый театр. На его строительство объявлялся конкурс. Выбрали самый красивый проект. Уже скоро на старой площади появится новое здание Казахского драмтеатра, краше которого пока нет в стране.

Карагандинцы, поначалу сурово осуждавшие бывшего акима, лишившего их одного из самых прелестных уголков города, сегодня уже начинают потихоньку сочувствовать Юрию Михайловичу: дескать, бедненький, один за всех отдувается, уж отпустили бы с миром…

Татьяна ТЕН, Караганда

Загрузка...