Опубликовано: 1120

Татарское нашествие

Татарское нашествие

Культовая фигура алматинской рок-сцены 1990-х годов снова в южной столице. С приездом Данияра Разиева (“Татарина”) в городе заговорили о возрождении легендарной панк-команды “Молот ведьм”.

Алматинская рок-сцена переживает не самый лучший свой период. Попытки местных музыкантов консолидироваться в хоть какое-то культурное явление пока не приводили к реальным результатам. Периодически появлялись группы, творчество которых пользовалось популярностью у местных рок-фанов. Правда, интерес к таким коллективам проходил довольно быстро.

Отдельная тема в этой музыкантской среде – казахстанская панк-волна, которая сошла на нет еще быстрей. Ее существование пришлось на 90-е годы. Появляясь на некоторое время, такие альтернативные проекты уходили в небытие, даже не оставив на память приличных студийных записей.

Существенно оживило местную застоявшуюся рок-тусовку появление Данияра Разиева, более известного в этой среде как Татарин, хотя на самом деле по национальности он уйгур. Почему его прозвали Татарином? Он и сам не нашелся с ответом, когда об этом спросила его четырехлетняя дочка.

Первое “татарское нашествие” произошло год назад, когда после шестилетнего отсутствия он вдруг возник в городе. Выступая с концертами на немногочисленных алматинских рок-площадках, Татарин напомнил публике, как оттягивалась молодежь 90-х.

А тогда он всколыхнул представление многих о живых концертах. Абсолютно безбашенное поведение на сцене и сумасшедший драйв. Это и был панк? Татарин к терминам не привязывается. По его словам, он играл просто рок-н-ролл.

В громком возвращении ему помогли старые боевые товарищи по легендарному коллективу “Молот ведьм” – гитарист Сергей Ваганов и барабанщик Сергей Конищев, который сейчас играет в алматинской группе Blues Motel. Роль басиста исполнил участник той же команды Максим Золотухин.

Приезд Татарина из Бельгии, где он проживает, в этом году был сопряжен с семейными обстоятельствами. Но, встретившись со старыми друзьями, он с удовольствием окунулся в прежнюю музыкальную жизнь – репетиции, концерты, студийные сессии…

Легенды и мифы

Изначально “Молот ведьм” пытался играть что-то в духе хард-энд-хеви. Собственно название, позаимствованное у трактата по демонологии, использовавшегося во времена инквизиции, предполагало нечто жесткое и мрачное в творчестве коллектива. Однако знакомство гитариста Сергея Ваганова с будущим фронтменом Данияром Разиевым развернуло группу в более ироничную сторону.

За несколько лет существования группа выступала на самых разных мероприятиях в Алматы и за его пределами. Однажды судьба забросила “Молот ведьм” на актюбинский рок-фестиваль, где Татарин получил звание лучшего бас-гитариста. Причем до этого он никогда не играл на этом инструменте. Чтобы срочно заменить исчезнувшего вдруг басиста, все партии ему пришлось разучивать прямо в поезде по дороге на фестиваль.

А вот еще одна легенда. Решив однажды попить пива, Ваганов и Татарин обнаружили, что денег в карманах как раз хватает на билеты до Питера. Звонок басисту – и “Молот ведьм” поехал покорять город на Неве.

– В поезде мы познакомились с каким-то родственником Николая Расторгуева из группы “Любэ”,– рассказывает Данияр. – Он оплачивал все наши расходы в дороге и при этом обещал, что может организовать выступления в Питере и на Украине. Несколько дней в Питере мы провели на квартире у одной хиппи – сестры Расторгуева. Потом тот родственник вдруг предложил поехать в Херсон на Украину, где обещал концерт в хорошем зале и мы смогли бы там заработать денег. Не долго думая, мы поехали с ним в Херсон. Выходим на вокзале, он говорит: “Подождите тут, я такси поймаю”. И исчез.

А мы без копейки. Наш басист вообще поехал с супругой. Благо у него были какие-то родственники в Москве, которым он смог позвонить, и они выслали ему деньги. Он уехал, а мы с Ваганычем остались в Херсоне в своем неформальном прикиде – майки Slayer, патлы, джинсы обтягивающие, все дела. Дальше, наверное, не стоит рассказывать, потому что приключения были не очень хорошие…

В Питер же мы вернулись на третьих полках плацкартного вагона. Чтобы расплатиться с проводником, в ход пошли часы и куртки.

На сцене с Игги Попом

Таких полумифических историй, связанных с группой и ее стилем жизни, всегда существовало множество. Причем мало уже кто может припомнить, какие из них являются вымыслом, а какие были на самом деле.

С приездом Татарина в Алматы появилась возможность восстановить истину, предавшись воспоминаниям, хотя он это не очень любит. “Раньше мы придумывали с Ваганычем, как вести себя на сцене. Сейчас же это происходит спонтанно. Но мне кажется, во времена классического состава “Молота ведьм” то, что мы делали, было похлеще, чем сейчас. Хотя на данный момент я себе еще позволяю кое-какие вольности на сцене. Может, это выпендреж, но, по моему мнению, рок-н-ролл именно так должен преподноситься. Вот я и пытаюсь таким быть”.

Вообще Данияр приветлив и уравновешен, но стоит ему взять в руки гитару, начинается настоящее шоу. Его выкрики, мимика, жесты вызывают живой отклик в зале – равнодушных среди публики не бывает.

– Заметь, твое творчество до сих пор востребовано здесь. Почему ты все-таки остаешься в Бельгии?

– Мне удобно там жить. Я могу пользоваться всем, что я хочу. Например, мне хочется послушать хорошую музыку, и я могу пойти и послушать ее. Правда, получается, что, находясь в Бельгии, я становлюсь похож на какого-то дядьку-тусовщика, который ездит по фестивалям, слушает музыку, пьет пиво…

Но, представь, где бы тут, в Алматы, я бы смог поорать в один микрофон с легендой рока Игги Попом? Это было на фестивале Pukkelpop – “Прыщавая попса”. Или же, допустим, через My Space я познакомился с актрисой Джульетт Льюис, которая снималась в фильмах “От заката до рассвета” и “Прирожденные убийцы”. Сейчас она собрала рок-банду и выступает с довольно жесткой музыкой. Когда она была с концертами в Бельгии, очень приятно было встретиться с ней и выпить пива. И таких событий хватает, чтобы зарядиться энергией на весь год.

– А свои шоу ты приезжаешь устраивать здесь?

– Ну да. Ведь там на то, чтобы делать свою музыку, время у меня находится только ночью. Сижу за компьютером, что-то сочиняю. И это, как правило, у меня в компе и остается. Иногда, бывает, выложу что-то в Сети.

Проблема в том, что там у меня ни разу не было такого состава, как здесь. Музыкантов валом, но нет единомышленников. Большая сложность встретить людей, с которыми я хотел бы играть и которые бы понимали и чувствовали меня.

На попе не заработаешь

Однако в Алматы творческий процесс не прекращается. Сейчас помимо концертов группа записывает диск, который послужит демонстрационным материалом для европейских фестивалей. В пластинку войдут новые сочинения Данияра и проверенные временем песни.

– Слушай, а ваш мегахит “Моя герла умерла” тоже будет на этом альбоме?

– Да, скорее всего, будет. Но, если честно, меня уже тошнит от этой песни. Я ее ненавижу. Она уже неактуальна, понимаешь. Мне кажется, с текстом “Моя герла умерла, ну как мне позабыть эти стройные ножки” ее место где-нибудь в “Русской двадцатке”. Сейчас бы она хорошо подошла каким-нибудь “Руки вверх”, но никак не нам ее играть.

– Хорошо, а какая сейчас у тебя поэзия? Для тебя слова важны, когда ты создаешь песни? Или ты просто подбираешь удачные фразы под удачные аккорды?

– По-разному. Бывает, некоторые вещи я пишу даже не как песни изначально, а как стихотворения, если это вообще можно назвать творением. А есть вещи, которые я просто продумываю. Например, беру пару цепляющих фраз для припева, чтобы он был жестким. А написал хороший припев – считай, вещь готова. Что будет в куплетах – уже не важно, бывает и такое. В принципе я считаю: в поп-музыке припев – это самое главное.

– То есть ты играешь поп-музыку?

– Разве нет? Как только мы стали что-то делать, сразу же пытались играть поп-музыку. Во всем мире рок-н-ролл – это популярная музыка. Ну чем те же Oasis отличаются от той же Бритни Спирс? Цель у них одна – зарабатывание денег.

– А у тебя тоже получается зарабатывание денег?

– У меня, к сожалению, нет. Я ни фига не зарабатываю на этом.

Немного истории

Панк-рок – жанр рок-музыки, возникший в середине 1970-х годов в США и Великобритании. Название произошло от английского слова punk – “отбросы”. В панк-роке сочетались социальный протест и музыкальное неприятие тогдашних форм рока. Музыканты этого направления культивировали нарочито примитивную игру и задор раннего рок-н-ролла.

Панк явился своеобразным ответом на кризис хиппи-движения и его уклона в мистицизм. Для панк-рока свойственны быстрый темп композиций, их небольшая продолжительность, простой аккомпанемент, развязная и зачастую агрессивная манера пения. Тексты проникнуты нигилизмом и социально-политической тематикой.

Одним из провозвестников панка стала американская команда The Stooges. Ее лидер Игги Поп отвергал музыкальные утонченности и ценил в рок-н-ролле необузданный драйв – он выступал на концертах вымазанным в собственной крови и заканчивал бесчинства на сцене тем, что “нырял” в толпу фанатов.

Первой американской панк-группой были нью-йоркские Ramones, в Великобритании по их следам пошли The Damned и Sex Pistols. В то время как в Америке панк был скорей явлением андеграунда, в Соединенном Королевстве он стал полномасштабным общественным феноменом, своеобразным вызовом благополучию истеблишмента. С начала 1990-х годов популярность панк-рока стала расти благодаря творчеству Bad Religion, NOFX, Offspring и Rancid.

Панк-рок стал отправной точкой для возникновения множества других стилей: постпанк, хардкор, эмо.

В СССР панк появился в 1979 году с группой “Автоматические удовлетворители”. С середины 1980-х годов команды стали возникать по всей стране, среди них статус легенд приобрели “Гражданская оборона” и “Сектор Газа”. Сейчас из самых известных российских групп можно назвать “Наив”, “Король и Шут”, “Тараканы”, “Пурген”, “Элизиум” и др.

Первая казахстанская панк-волна 1990-х годов родила на свет группы “Вирус”, “Молот ведьм”, “ПО-1”. Актюбинская “Адаптация” является среди них единственной, не прекратившей своего существования.

Артем КРЫЛОВ, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...