Опубликовано: 2273

Татарская школа искусств Семея. Романсы финансов и песни мечты

Татарская школа искусств Семея. Романсы финансов и песни мечты

Татарская школа искусств Семея – единственная в стране. Здесь не только учат основам музыки и прививают любовь к национальным традициям, но и помогают постигать культуру самых разных народов мира.Пусть Шотландия знает!

22 года назад татарская школа искусств появилась в Семипалатинске вопреки всем возможным обстоятельствам. Ее основатель – профессиональный музыкант, баянист, педагог, композитор-песенник Габдулхак АХУНЖАНОВ – долго обивал чиновничьи пороги. Никто не хотел брать на себя такую обузу, притом что в городе были музыкальные школы. А тут – непонятные фантазии, да еще и с уклоном в культуру одного народа. Помогла начавшаяся в стране кампания по открытию национальных культурных центров, вошедших потом в Ассамблею народа Казахстана. Но семейская школа искусств сумела стать полноценным учебным заведением, не ограниченным рамками самодеятельных кружков при этнообъединениях.

Сегодня здесь четыре отделения. О достижениях воспитанников можно говорить часами, а перечень фамилий победителей многочисленных конкурсов займет не одну газетную страницу. Есть среди них призеры Дельфийских игр и мировых первенств. Выпускник семейской школы искусств Руслан ТУРАЕВ завоевал в Шотландии второе место в кубке баянистов и аккордеонистов. А бывают и такие замысловатые победные сюжеты, как, например, выступление Варвары СЕМЕНОВОЙ, которая исполняла песню на татарском языке, став единственным ребенком, выступавшим на торжествах по поводу тысячелетия Казани.

Душевные связи

Невероятное смешение национальных колоритов – одна из изюминок татарской школы.

Мы занимаемся татарской музыкальной культурой, но у нас поют и казахские, русские, украинские песни, а наши воспитанники – дети разных национальностей, – поясняет директор школы Габдулхак Ахунжанов. В свое время у нас были проблемы, мол, школа татарская, а на татарском здесь не говорят. Мне все татарское очень дорого. Но, по большому счету, для меня есть только две нации – хороший человек и плохой.

Габдулхак Габдуллович убежден, что дети должны быть знакомы с музыкой всех народов, это добавит многогранности их внутреннему миру.

Пусть дети поют и играют разные песни. Когда мы выступали в Финляндии перед тамошней татарской диаспорой, исполняли и карело-финскую польку. Какой это вызвало отклик зала! А когда в Семей приезжал первый президент Татарстана Минтимер ШАЙМИЕВ, он был приятно удивлен, услышав татарскую народную песню “Рамай” в исполнении педагога школы, армянки по национальности Имастуи ГОРОВОЙ. Ведь если ты поешь песню другого народа, ты можешь понять людей этой национальности, ты начинаешь их чувствовать.

Народность как антирастворитель

– Сегодня преобладает засилье музыки усредненной, – считает Габдулхак Ахунжанов. – Послушаешь мелодию песни, а она не несет национальной окраски, и не важно, на каком языке она исполняется – на казахском, на русском. Она – ни та, ни другая. Подставишь английский текст, песня легко станет английской, потому что все поедает глобализация. Уходят самобытность, менталитет. Да и классическая музыка теряет свою популярность. Сегодня востребовано такое искусство, которое позволяет прожить нашу непростую жизнь особо не задумываясь. А музыкальная школа сохраняет народную и классическую музыку.

Поэтому в школе искусств Семея делают акцент на отличительных особенностях народной культуры. Здесь русская песня поется широко, свободно, плавно, а татарская – с присущими ей переливами и музыкальными украшениями. Это позволяет зародить в детях любовь к народному искусству, а значит, не дать национальной самобытности раствориться в будущем.

Жизнь кипит!

В музыкальной школе поют все. В том числе и финансы – с их традиционным жалобным жанром. Оплата – символическая: от 1480 до 3000 тенге в месяц в зависимости от отделения. Свою лепту вносят меценаты, но этого едва хватает. О чем говорить, если хороший концертный баян стоит от 15 до 28 тысяч долларов, простой “тулячок” – 400 тысяч тенге. Сама школа ютится в здании 1898 года постройки. С одной стороны, символично, что татарская школа искусств располагается в доме татарского купца на территории Татарской слободы. С другой – девять классов, переоборудованных из жилых комнат и кладовок, где занимаются 127 учеников, отсутствие не только концертных залов, даже раздевалки.

Мы хотим, чтобы у школы было такое здание, в котором поместился бы орган, – признается Габдулхак Ахунжанов. – Мечтаем, чтобы были не только учебные классы, но и большой концертный зал, а может, и не один. В школе должны быть спортивный зал и бассейн, музыкант должен быть здоров и физически развит. Руководство Татарстана обещало разработать нам проект. У нас же мы нигде не можем найти поддержки.

В семейской школе искусств осваивают не только музыкальное и хореографическое творчество. Здесь преподают основы декоративно-прикладного народного искусства, лелеют мечты о времени, когда свои мастера смогут шить все, что необходимо для выступлений, – от тюбетейки до сценического костюма и сапожек. Школьные дела отражены в газете центра татарской культуры “Алтын төрки бишеге”. Словом, жизнь здесь кипит, обогреваемая душевным огнем влюбленных в свое дело педагогов. Главное, чтобы реальность не заглушала песни мечты.

Семей




Загрузка...