Опубликовано: 2805

Талгат БЕГЕЛЬДИНОВ и Сергей ЛУГАНСКИЙ: Братья по небу

Талгат БЕГЕЛЬДИНОВ и Сергей ЛУГАНСКИЙ: Братья по небу

Продолжая рассказывать о наших воздушных асах, “КАРАВАН” знакомит читателей с малоизвестными эпизодами из жизни летчиков-героев.Семейный портрет Сергея Луганского

О том, как жил и с кем дружил дважды Герой Советского Союза Сергей Луганский, нам рассказала его сноха Нина ЛУГАНСКАЯ.

Сноха для Героя

– Когда вы впервые увидели Сергея Луганского?

– В 1965 году в Алма-Ате. Он пришел выступить перед учениками средней школы № 39. Сергей Данилович дружил с моим отцом-фронтовиком Степаном Пинкас, бывал у нас. Отец был учителем и парторгом школы № 35. Жили мы небогато, комнату разделял шифоньер, за которым стояла моя кровать. Помню, на 50-летний юбилей моей мамы гости засиделись допоздна. Я ушла спать, и тут Сергей Данилович неожиданно заглядывает за шифоньер и говорит: “Ну-ка, вставай, посмотрю на тебя, а завтра ты станешь моей снохой!”. Потом он познакомил меня со своим сыном Александром, мы полюбили друг друга и 19 декабря 1967 года расписались в загсе.

– Где жили после свадьбы?

– В квартире на улице Тулебаева вместе с Сергеем Даниловичем, его супругой и тещей.

– Как вас приняли?

– Сергей Данилович ко мне относился очень тепло. Его жена и теща тоже приняли меня нормально, хотя были не очень рады, что Александр женился на девушке из простой семьи. Возможно, из-за того, что бабушка по происхождению была дворянкой.

В узком кругу

– С кем дружил дважды Герой Советского Союза?

– Друзей было много, но особое место занимал Талгат Бегельдинов. Помню, он очень любил выезжать на природу. Когда Сергей Данилович познакомил его с моим отцом, мы с Талгатом Якубековичем и его супругой Санией Хабибуллаевной отдыхали на Капчагайском водохранилище. Талгат Бегельдинов прекрасно плавал и любил рыбачить. А Сергей Луганский, напротив, предпочитал город, но много времени проводил на своей даче. Это был дом его родителей на проспекте Ленина (ныне – проспект Достык). Выращивал розы, любил цветы и плодовые деревья, всякие посадки. Конечно, Талгат Якубекович заглядывал туда. И обязательно привозил еще несколько фронтовиков. Они шашлык жарили, общались.

– Сергею Луганскому нравилось оружие?

– Очень! На ковре висели сабли, шашки и кинжалы, а револьверы и пистолеты – в сундуке. Он даже как-то хотел подарить мне дамский пистолет. Такой маленький, в ладони умещался, рукоятка отделана перламутром. Но что бы я с ним делала?

– Как друзья отмечали День Победы?

– За несколько дней до 9 Мая Сергей Данилович просил меня и сына Александра начистить ему награды пастой ГОИ. Кто начищал награды Талгату Якубековичу, не знаю, но оба выглядели орлами, а ордена так и сияли на солнце. И всегда друг друга подкалывали: а у тебя вот такой медали или такого ордена нет!

Две страсти – машины и скорость

– Что еще выделяло этих летчиков-асов?

– Оба безумно любили машины, скорость. Помню, по дороге на Капчагай Талгат Якубекович всегда разгонял до 120 километров в час “Волгу-21”, подаренную ему руководством республики. Луганскому подарили газик – “ГАЗ-69”. Он хотя и был доволен, но как-то в разговоре сказал мне, когда ему тоже “Волгу” подарят?

– И как, подарили?

– В 1968-м из Москвы пришла телефонограмма с вопросами, какой цвет и внутреннюю отделку он предпочитает. Сергей Данилович сказал, что всегда любил небо, поэтому хочет машину небесно-голубого цвета. Попросил, чтобы в салоне были кожаные сиденья. “Волга” пришла в контейнере, но сесть в нее он уже не смог: в конце ноября его парализовало.

– Из-за чего случился паралич?

– Перед тем как должна была родить ребенка, свекор решил похлопотать об отдельной квартире для нас. Но ничего не получилось. Он очень расстроился, а через 10 дней после рождения внучки ему стало очень плохо с сердцем. Мы позвали хирурга-кардиолога Александра Николаевича Сызганова (они с Сергеем Луганским жили по соседству и дружили), и его увезли в госпиталь (сейчас это институт имени Сызганова). Если бы Сергей Данилович спокойно отлежался, возможно, его бы вылечили. Но он порвал простыни с пододеяльниками, сплел из них веревку и спустился со второго этажа. И – паралич. Он был парализован 9 лет. Потом состояние вроде бы улучшилось, но 16 января 1977 года он скончался. Талгат Якубекович сильно переживал смерть друга, даже сказал моему отцу, что теперь пришла его очередь. К счастью, он прожил еще долгие годы.

Домашние интересы Талгата Бегельдинова

Каким был в семейной обстановке дважды Герой Советского Союза Талгат Бегельдинов, нам рассказала его дочь Галина БЕГЕЛЬДИНОВА.

Второе… знакомство

– Почему вас назвали Галиной?

– Имя мне дал близкий друг отца – летчик, дважды Герой Советского Союза Сергей Луганский. Я родилась в Москве, когда они оба учились в Военно-воздушной академии. Сергей Луганский пришел под окна роддома и кричал моей маме: “Назови дочку Галынкой!”.

– Как познакомились ваши родители?

– Когда они жили в столице Киргизской ССР – Фрунзе (ныне Бишкек). Мой отец дружил с маминым старшим братом, но на его сестренку почти не обращал внимания. Только изредка, когда девочка бросала взгляды в его сторону, ему казалось, будто в него летят зеленые брызги. Когда отец приехал с войны дважды Героем Советского Союза и вышел на перрон, его встречало огромное количество людей. И вдруг он видит “зеленые брызги”! Смотрит: а там – высокая красавица, с длинными косами и изумрудными глазами. Спрашивает: “Кто это?”. Ему отвечают: “Вы ее знаете, это же Сания”. Так они познакомились во второй раз… Только после войны он узнал, что его отец не Жакупбек Бегельдинов, а Якубек. Они – родные братья. В семье Якубека родилось 3 сына и 2 дочери. У Жакупбека не было детей. Он попросил себе по казахскому обычаю младшего – Талгата. Они все жили в одном дворе, но Талгат не знал, что его отец – Якубек. Когда вернулся с войны, то вместе со своей женой рассказали ему, чей он сын.

– Почему вы приехали в Алма-Ату?

– Отец ведь казах. И он очень любил этот город.

Друзья познаются в бою

– Знаете, когда Талгат Бегельдинов познакомился с Сергеем Луганским?

– Да. Отец вылетел на задание в составе пятерки штурмовиков, четыре наших самолета были сбиты фашистскими истребителями. Штурмовики предназначены не для воздушных боев, а для уничтожения наземных целей бомбами, пушками и пулеметами. В скорости и маневренности тяжелый ИЛ не мог соперничать с истребителями. Стрелял же летчик только перед собой, а от опасности самолет прикрывал сзади стрелок, сидящий в отдельной кабинке. В тот день стрелок был убит, боезапас израсходован. “Гляжу, – говорил отец, – на хвосте у меня два “мессершмитта!”. Вдруг в наушниках слышу: “Смотри вправо, сейчас собью!”. Сбил – и снова в наушниках: “Смотри влево, сейчас подобью”. И снова сбил, а отец благополучно дотянул до аэродрома и посадил израненную машину. Истребители базировались в другом месте, но, несмотря на метель, отец отправился искать своего спасителя. “Вхожу в столовую, где всегда собирались летчики, – вспоминал отец, – и вижу: голубоглазый красавец блондин принимает поздравления за сбитых “мессеров”. Я, замерзший, подошел к нему и сказал: “Брат ты мне, ты меня спас!”.

– Как предпочитал отдыхать Талгат Якубекович?

– Любил выезжать на природу, но не на охоту – жалел животных. Обожал рыбалку, хотя с уловом не клеилось. Помню, принесет несколько мелких рыбешек, а мама говорит, разве стоило на них время тратить? А как-то раз принес немного крупных рыбин. Мама не скрывала удивления, а отец мне шепнул: в магазине купил, только не говори! Потом занялся пасекой, говорил, что когда умрет последняя пчела на земле, то и человечеству конец.

“До сих пор не можем смириться с его уходом”

– Как ваш отец отреагировал на смерть Сергея Луганского?

– Очень тяжело переживал, на похоронах все тогда плакали. Потом мы старались не говорить ему, если умирал кто-то из его друзей. Они ведь все были знакомы между собой, дружили.

– Как Талгат Якубекович относился к Сталину?

– Очень уважал и говорил, что без него мы бы войну не выиграли. Сергей Данилович тоже так считал.

– К вашему отцу часто обращались за помощью?

– В начале 90-х в дверь позвонили. Отец открыл, вошла незнакомая женщина с маленькими детьми. Как выяснилось, ей катастрофически не хватало средств на содержание детей. Отец усадил всех за стол, накормил, а потом помог решить вопрос с материальной помощью… Чтобы иметь возможность помогать людям, мы создали благотворительный фонд имени отца.

– Сейчас все чаще раздаются голоса, что Отечественная война касалась только России. Как вы считаете, это правильно?

– Из класса отца на фронт ушли 40 человек, а вернулись только двое! Как же это не наша война?!

– Кончину Талгата Бегельдинова страна восприняла как невосполнимую утрату.

– Наша семья до сих пор не может смириться с его уходом. Незадолго до того рокового дня я спросила отца, как его самочувствие? Он ответил, что десяточек лет еще проживет. Его родители прожили долгую жизнь: моя бабушка Хадия – 105 лет, дедушка Якубек – 97. Но случился сердечный приступ, папа умер в реанимации. Врачи сказали, что не смогли запустить сердце. С каждым днем фронтовиков становится все меньше, но память о них нужно бережно хранить. Иначе мы лишим грядущие поколения славной истории.

Загрузка...