Опубликовано: 2255

Талгарский “медиамагнат”

Талгарский “медиамагнат”

Как выживает региональное телевидение? Чем дышит современная фотожурналистика?

Об этом “Каравану” рассказал легендарный казахстанский фотограф Михаил ЧУМИН.

“Откупились” колготками и духами

За плечами у директора ПК “МИГ” (Талгарское региональное телевидение) Михаила Чумина работа со звездами советской журналистики. С фотоаппаратом в руках он объездил разные города, а после организовал собственное телевидение в городе Талгаре.

– Михаил Иванович, как вы стали журналистом?

– Это был 1972 год, я опоздал на спортивную тренировку. А рядом находился фотокружок. Заглянул – понравилось, увлекся. Да так, что через месяц мои снимки уже печатались в газете “Спорт”. Потом меня заметили в Москве – пригласили. Я стал много ездить, снимать чемпионаты мира.

Мы очень тесно общались со знаменитыми фотографами ИТАР – ТАСС Валерием ЗУФАРОВЫМ и Игорем УТКИНЫМ, хоть они были старше меня, это не мешало нашей дружбе. Затем я около десяти лет проработал в КазТАГе. А потом примерно два десятка лет вообще не брал фотоаппарат в руки. Как меда объелся.

– Вы стояли у истоков Талгарского регионального телевидения. Как пришла идея его открытия?

– В начале 90-х годов я сидел во дворе церкви и наблюдал за тем, как бабушки ловко колют дрова, рядом играли дети. Картина необыкновенная. И тут пришла мысль: снять бы все это на видеокамеру! А потом подумал: может, свое телевидение открыть?

Воплотить задуманное помогла Татьяна Калейник. Она подготовила необходимые документы – это нам стоило… флакона духов и пары колготок. Стали искать аппаратуру. Инженера Николая Спивакова отправили в Новосибирск за передатчиком. Проходит четыре дня – его нет. Как выяснилось позже, самолет посадили в Душанбе. А там шла война. Подходят к нему военные с автоматами: “Что везешь?” – “Передатчик”. Ему не поверили, но трое суток там продержали. К счастью, все обошлось. Потом купили антенну, поставили на крышу, но сигнал не шел. Пришлось срубить два тополя, и после этого в Талгаре появилось свое ТВ.

За рекламой не бегаем

– Насколько востребованно такое телевидение?

– А давайте станцию отключим – и вы сразу увидите, сколько будет звонков! Тем более мы находимся в предгорной местности, здесь зона неуверенного приема, талгарцы принимают каналы только с ретранслятора.

Изначально наше телевидение стало народным. Со всего Талгара к нам несли найденные документы. В редакции стояли огромные коробки, как в бюро находок. Однажды обратились дед с бабкой – у них двух коров украли. Мы сразу дали информацию в эфир, люди стали звонить, и не успели скотокрады шкуру с одной коровы снять, как их поймала милиция.

– Как выживаете? Многие региональные телеканалы закрылись из-за отсутствия финансирования.

– Подобное телевидение, кажется, есть в Костанае, Зыряновске. Остальные действительно не выдержали. Чтобы поддерживать канал, мне приходилось параллельно заниматься бизнесом. У нас нет спонсоров или своего коммерческого отдела. Это удивительно, но никогда мы за рекламой не бегаем, нам клиенты сами приносят деньги – значит, верят.

Все хотят даром

– Как проводите свободное время?

– За более чем двадцать лет у меня не было ни одного отпуска! И если хочу отдохнуть, то беру фотоаппарат, еду куда-нибудь, снимаю для души.

– Раз мы снова заговорили о фотографии, как, по-вашему, живет современная казахстанская фотожурналистика?

– Когда я просматриваю зарубежные снимки, становится обидно – почему уровень наших фотографий такой низкий? Во время Азиады выпускались буклеты о Казахстане. В них то лошади стоят задом, то яблоки сняты, будто сотовым телефоном. А ведь эти буклеты домой увозили иностранцы!

Можно сказать, что в Казахстане труд фотографов не уважают. Заплатить можно за все, только не за фотографии. Я был в Астане, пять дней снимал балет – там проходил международный конкурс. Когда он закончился, меня догнала женщина, попросила дать ей фотографии для журнала. Мне ничего не стоило ей дать диск, но стало обидно за всех своих коллег. Почему к нашему труду относятся как к само собой разумеющемуся? За рубежом фотограф на гонорар за один снимок может прожить несколько месяцев.

– Слышала, вы пытались объединить фотографов Казахстана…

– Да, я хотел открыть фотобанк страны. Посмотрел, сколько газет и журналов нарушает авторские права! Но в Талгаре такая низкая скорость Интернета, у меня руки опустились, работа пока приостановилась.

– Вы вновь вернулись к фотографии. Какие интересные места за последнее время посетили?

– Недавно провел целый день в мечети Ак-Бота Актауской области. Рядом находятся каменные надгробия XIV века. Удивительное место! Вокруг нигде нет воды, а в мечети – колодец. Потом в гостинице смотрел по телевизору новости, там показали, что 10-миллионный человек посетил Эйфелеву башню. Подумаешь, миллионы там побывали. А я был в таком уникальном подземелье, о котором мало кто знает.

Также много впечатлений получил, сделав целый альбом о Байконуре. А какие в Казахстане музеи! Фотография дает человеку множество возможностей, и я счастлив, что могу заниматься этим.




Загрузка...