Опубликовано: 2349

Такежан: Дайте дорогу!

Такежан: Дайте дорогу!

Рэпер Такежан известен своим непричесанным и ироничным творчеством. Со своими треками “Дорогу! Дорогу!”, “Южане”, “Пачка сигарет” он всегда находится на острие социальных вопросов.

Такежан Утегалиев – старейший из казахстанских хип-хоп-артистов, который до сих пор остается при делах. Еще в начале 2000-х он прогремел на российском MTV. По тому резонансу, который уроженец Тараза произвел среди “прогрессивно-агрессивной” аудитории канала, с Такежаном из наших нынешних соотечественников не сравнится никто. Сейчас уже мало кто вспомнит, что это был стебовый “Shit Парад”, где по его клипам на песни “Казахская задорная” и “СПИД” ведущие прошлись вдоль и поперек. Однако по тому, как массы воспринимают его творчество, у мастера речитатива своя позиция.

Несколько лет он был участником проекта “МС Гуль”. Сейчас выступает на свадьбах и корпоративках как рэпер-тамада (специальность его собственного изобретения). Хотя его треки давно гуляют по Интернету, до выпуска сольного альбома, похоже, еще далеко. В негибком и инертном казахстанском шоу-бизе артисту такого альтернативного жанра, как хип-хоп, не приходится надеяться на помощь спонсоров или продюсеров. Сейчас Такежан ведет переговоры о радиоротации его нового творения “Пачка сигарет”, где рассказывается о менеджере табачной компании, у которого раком легких заболевает дочь. Прямота, жизненность и злободневность – характерные черты творчества казахстанского рэпера. Среди довольно “специфичных” опусов у него встречаются и до гениальности актуальные вещи. В этом смысле своеобразным нерукотворным памятником Такежану уже стал трек “Дорогу! Дорогу!”. В нем от лица водителя тележки на базаре, водителя маршрутки и чиновника очень четко подмечено стремление наших людей проложить себе путь.

О своем тернистом и незаурядном пути Такежан рассказывает читателям нашей газеты в серьезной и шутливой форме.

Мы южане…

– Такежан, как простой парень из Тараза вдруг решил стать хип-хоп-артистом?

– В детстве я был очень говорливый. Постоянно что-то спрашивал, говорил, остановить невозможно было. Единственным стилем, в котором я мог проявиться как говорун, был хип-хоп. Полюбил я рэп, как и все подростки, примерно в 11–12 лет. А первые тексты стал писать в 18 лет.

– Ты специально садишься писать тексты или ночью вдруг в голову приходят строчки?

– Вообще, многое можно брать просто из жизни. Идешь по базару, и там люди кричат: “Дорогу, дорогу!”. Они просто кричат, а я слышу в этом какую-то музыку. Я слышу, как люди высказывают свое недовольство в пробках на дорогах. И так далее. Потом из этого появляются какие-то обрывки, которые в конце концов собираются в песню.

А бывает, придет одна всего строчка типа “Мы, южане, жен не обижаем. Мы их уважаем, мы их обожаем”. И из такой строчки может родиться целый трек. Сейчас у меня, кстати, довольно плодотворный период. Я чувствую хорошую творческую обстановку и внутренний расцвет. Вот, говорят, мировой кризис, тяжело… Кризис воспринимается, когда ты в него веришь. Я не в кризисе, короче. Я обычный чувак, рядовой алматинец. Мне нечем понтоваться...

– Странно, многим рэперам свойственны понты. Огромные золотые цепи, брюлики. Это же неотъемлемая атрибутика “реальных” хип-хоп-артистов.

– Да, это атрибутика, которая тоже играет свою роль. Но в данный момент у меня ее нет, и поэтому я говорю, что меня она не интересует, что это все пустое. А потом вдруг появятся "бабки", и я буду говорить: “Фотографируйте меня, пока шея не оторвалась!” (Cмеется.) Но сейчас мне кажется, все эти понты в моей жизни лишние.

– У тебя есть вещи и на казахском языке, и на русском. Поэзию не изучаешь, чтобы проникнуться ею?

– Я же воспитывался на Пушкине и Лермонтове. Одно время в школах была очень сильная программа по литературе, и мы учили большие стихи русских поэтов. Я рос на этом, да и сейчас до сих пор продолжаю читать.

– Кого-то можешь отметить?

– Осипа Мандельштама. Я его очень люблю, потому что он мне непонятен. Я его перечитываю, опять не понимаю и опять перечитываю. И из-за того, что я на него много энергии потратил, получается, что я его люблю (смеется). В школе мне очень нравился Маяковский, потому что его легче было учить. Потому что там была какая-то форма хип-хоповская. Кстати, мне кажется, что хип-хоп-культуре также очень близка казахская культура. Издревле наши акыны выходили на поэтическое состязание – айтыс. Задавали себе ритм, музыку и сочиняли на ходу стихи. Это же типичный рэперский фристайл.

Главное – реакция

– Твое покорение Москвы началось с ротации на российском канале MTV в довольно злобной передаче. А ты можешь вспомнить, в чем еще проявлялась негативная реакция на твое творчество?

– Однажды я выступал в московском клубе. Во время исполнения первых песен некоторые люди вылетали на сцену из зала, показывали мне характерный жест со средним пальцем и пытались выгнать меня. В том клубе проходил какой-то панк-рок-фестиваль, и при этом я там читал типа альтернативный рэп. Я никого не знал из этих групп, меня никто не знал, но все равно, хоть какая-то реакция была (смеется). Зато на третьей-четвертой песне мне удалось захватить их внимание, зрители колбасились, а потом подходили ко мне и от души выказывали свои респекты и брали автографы. Было классно!

– Как я понял, ты в Москве и другие концерты давал?

– Да. Мне запомнилось еще одно выступление в легендарном ДК Горбунова, в котором обычно выступают самые отвязные коллективы. Я принимал участие в большой солянке, фестивале альтернативной музыки, где играли панки, рокеры, рэперы. Тогда там выступали “Tequilajazzz”, Дельфин, “IFK” и другие очень громкие на тот момент имена. Это все происходило в 2000 году, в мой ранний период творчества.

– То есть сейчас уже не ранний? Что-то поменялось с тех пор?

– Тогда все было жестко и непричесано. Сейчас же я обращаю внимание на то, как сделать свои вещи танцевальней, думаю о том, чтобы они хорошо ложились на слух, чтобы голос у меня был не кричащий и орущий, а такой приятный, скажем, так. Ха-ха-ха. Наверное, все-таки я опопсел. Но по структуре составления стихов, по их концепции я остаюсь таким же оригинальным, как мне кажется, человеком. То есть не попсовым.

– Что бы ты никогда не стал делать ради коммерческой выгоды?

– Коммерция начинается, когда меня просят быть не тем, кто я есть. То есть если я на сцене экспрессивный, эмоциональный, сумасшедший, а мне вдруг говорят: “Ты должен стоять на одной точке, ты должен не двигаться, не танцевать, не дергаться, ты должен быть не сумасшедшим, ты должен быть адекватным, нормальным чуваком”. Мне это будет очень-очень сложно, даже за деньги. Пусть меня ненавидят или пусть меня любят, неважно. Важно, чтобы была какая-то реакция, общение и люди говорили: “Да, нам нравится. Мы кайфуем” или “Нет, нам не нравится. Уйди со сцены”.

Хип-хоп – область рискованная

– Ты рэпер со стажем. Следишь за тем, что происходит у нашей хип-хоп-молодежи?

– Конечно. Например, музыкальный интернет-портал kzmz.region.kz проводил три баттла (соревнования. – Ред.) среди молодых рэперов. Я там был судьей. Могу сказать, что у нас есть очень сильные рэперы: Tween’G, Абдулла из Астаны, “Коалиция” из Костаная, “Теория семи дней” из Алматы.

– А как понять, сильный рэпер или нет?

– Знаешь, это сложно объяснить словами. Здесь могут влиять и качество стихов, и выбранная тематика, и бит. Допустим, вышел классический артист, он как открыл рот, как начал петь: “А-а-а!” И все это слышат и говорят: “Да, мощаа! Сильный голос, браво!” У рэперов такого нет. Они не могут выдавать голосом такие децибелы. Тут какой-нибудь паренек выйдет: “Пи-пи-пи-па, ти-ти-ти-тя...” – так тихо-тихо что-нибудь зачитает, еле слышно. А зрители будут в восторге: “Уау, ты наш кумир!”.

– Кто же в таком случае твой кумир?

– Одно время мне очень нравилось искусство Эминема. Выборочно я слушал 50 Cent. А вот из стареньких рэперов могу назвать тех, на ком я воспитывался: Ice Cube, Ice T, “Public Enemy”, “Run DMC”, Snoop Doggy Dogg, он в те времена качал и сейчас качает до сих пор.

А вообще меня сейчас сильно интересует казахстанская попса. Интересно наблюдать, кто и что свеженькое выпустил, какие новые ходы используют. Например, знаешь, кто впервые на казахстанской эстраде взасос целовался? Это Иван Бреусов в клипе на песню “Птицы белые”.

– Странно, во всем мире хип-хоп и R’n’B-культура становятся все популярнее, и у нас молодежь тоже в основном слушает такую музыку, но почему-то серьезных казахстанских артистов в этих сферах не появляется.

– Я не считаю, что это чуждая нам культура. Просто наши продюсеры готовы вкладывать деньги, когда они видят вариант, который будет стопроцентно окупаем. Сейчас хип-хоп и R’n’B – это пока еще рискованная область вложения средств в Казахстане.

Дорогу! Дорогу!

Не покладая рук, почти что круглые суткиЯ работаю водителем в маленькой маршрутке.Народу много в салоне, яблоку негде упасть,А мне по барабану, деньги моя страсть.Резко с места срываюсь, торможу. Как могу, вожу.Приехал из Тараза, купил права и сразуУстроился водителем на автобусную базу…

Припев: Дорогу! Дорогу! Жол! Жол!Дайте дорогу! Жол! Жол!

Пачка сигаретПоднимите ваши руки к небесам,Подарите небесам голоса. За тех, кого сегодня с нами нет,За всех, погибших от сигарет.Поднимите ваши руки к небесам,Подарите небесам голоса.За свободный Казахстан,За Казахстан, свободный от табачного дыма…

Артем КРЫЛОВ, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...