Опубликовано: 2716

Так жить нельзя!

Так жить нельзя!

“Так жить нельзя!” – эта мысль не покидала нас на протяжении всего пребывания в Улькене. Чудовищные условия жизни и бессилие или бездействие местных властей довели жителей поселка до отчаяния.

– Наш поселок погибает! Мы готовы перекрыть трассу Алматы–Астана, – сообщили по телефону читатели газеты. Звонившие – жители поселка Улькен Жамбылского района Алматинской области.

До Улькена от южной столицы – пять часов пути на машине. Поселок встретил удручающей картиной: многоэтажки с выбитыми стеклами и заколоченными подъездами соседствуют с заселенными домами. В ряде домов вместо стекол – фанера и картон. Но в необитаемых с виду строениях, оказывается, тоже живут люди!

На руинах здания бывшего детского сада играют дети. Сильный ветер, характерный для этого региона, разносит повсюду мусор. Пластиковые бутылки и пакеты летают, словно сухие листья. Огромные мусорные свалки облюбовали бродячие псы. Дорог и тротуаров в поселке нет.

Врагу не пожелаешь

По своей планировке Улькен – особенный поселок. В нем нет частного сектора – только пяти- и девятиэтажки. Всего 25 домов. Удобства в них отсутствуют. Хотя к ним подведены все коммуникации – водопроводные трубы, отопление, электрические сети. Перебои с электричеством – постоянное явление. Горячей воды нет уже давно. Холодная бежит тонкой струйкой и не поступает выше третьего этажа. Телефонная линия также в отключке.

Отопление в каждом доме индивидуальное. Похвастать теплыми батареями могут пять домов. В остальных температура в квартирах – 5–7 градусов тепла. С обогревателем чуть выше – 10–12 градусов.

– Дети спят в верхней одежде, все время болеют простудными заболеваниями, – говорит жительница поселка Вера Горжий. – В нескольких семьях есть новорожденные малыши. Их родители в шоке: пеленки не высыхают, купать детей невозможно из-за холода.

Нас сразу проводили в дом №7, где есть маленькие дети. В подъезде невозможно было дышать из-за тошнотворного запаха из подвала.

– Такой запах везде, из-за сырости и заполненных водой подвалов, – пояснили наши провожатые.

Шестимесячного Диму из квартиры № 48 с трудом удалось разглядеть под ворохом одеял и верхней одежды. Рядом с кроватью беспрерывно работает электрический обогреватель.

– За ноябрь мы нажгли электричества на 18 тысяч тенге, – говорит мама ребенка. – А что будет в декабре-январе, когда на улице минус тридцать?

В другом доме живут в основном пенсионеры. У бывшего поселкового гинеколога пенсионерки Валентины Редьковой отказали ноги. В ее квартире термометр показывает плюс семь градусов. Женщина отогревает руки и больные ноги чайником с горячей водой.

– Врачи говорят, нужно суставы прогревать, а тут такой холод! – плачет Валентина Григорьевна. – У меня пенсия 11 200 тенге, а предоплата за отопление – 12 тысяч! Заплачу я за тепло, а на что жить?

Шакалы стали… жителями поселка

Трудно поверить, что когда-то этот умирающий поселок процветал. Улькен построили в середине 80-х годов, в 150 км от озера Балхаш. Это был образцовый поселок: благоустроенные пятиэтажные и девятиэтажные дома, два детских сада, просторная школа, поликлиника, общежитие, баня, рынок, магазины. Улькен был построен под Балхашскую АЭС, которую планировали возводить недалеко от поселка. В середине 80-х годов в нем проживало около десяти тысяч человек. Сегодня осталось около полутора тысяч.

Строительство грандиозного объекта “заморозили” после взрыва на Чернобыльской атомной электростанции в 1986 году. О былой стройке напоминают металлические основания атомной станции и железобетонный фундамент для зданий. А сами улькенцы считают себя брошенными на произвол судьбы.

Добраться в отдаленный поселок можно лишь на машине. В Улькен не ходят маршрутки. Таксисты тоже объезжают его стороной – клиент здесь неплатежеспособный. От трассы до поселка сельчане обычно ходят пешком, а это девять километров! Но иного выхода нет: единицы имеют свои машины.

– В темное время суток такая прогулка опасна для жизни, в степи полно волков и шакалов, – рассказывает Елена Крохмаль. – Голодные хищники промышляют даже на мусорных свалках поселка. Мы долго не могли понять, что за странный звук, похожий на плач ребенка, разносится по поселку каждый вечер. Оказалось, это воют шакалы.

Кому выгодна ложь?

Из благ цивилизации в Улькене остались школа, гостиница, несколько продуктовых киосков, медпункт.

– Как-то в одной из газет мы прочитали материал о нашем поселке и были в шоке, – рассказывает Светлана Герасимова. – В нем говорилось, что наш поселок якобы процветает: есть баня, ломбард, колбасный цех, около двадцати магазинов, а зарплата у сельчан – сорок тысяч тенге. Все это вранье! Больше половины жителей – безработные. Рядом с поселком есть рыбоперерабатывающий завод, но он обеспечивает работой около двухсот человек. Еще около ста работают на электрической подстанции. Средняя зарплата сельчан – 12–17 тысяч тенге. У пенсионеров получается в месяц 9–12 тысяч тенге. В холодное время года почти все пенсии, зарплаты уходят на оплату коммунальных услуг.

Семейный бюджет “съедает” отопление

Узнав о приезде журналистов, жители поселка устроили собрание и поделились наболевшим.

Самая большая проблема поселка – это, конечно, отсутствие отопления в большинстве домов. Его не будет до тех пор, пока абсолютно все жильцы не внесут предоплату за тепло. Такие условия жителям поселка поставил поставщик электроэнергии, которой отапливаются котлы, – предприятие “Балхашэнерго-1”.

В каждом из жилых домов установлен автономный электрический котел. Все затраты по обслуживанию и ремонту котлов жильцы оплачивают самостоятельно. А это немалые суммы: 100–150 тысяч тенге ежегодно. Еще жильцам приходится брать на себя затраты по отоплению за пустующие в домах квартиры. А таких в поселке с каждым годом все больше и больше.

– Мы работаем только на отопление, – говорит жительница поселка Татьяна Шиц. – В отопительный сезон ежемесячно приходится платить за однокомнатную квартиру 17–20 тысяч тенге, за трехкомнатную – 25–27 тысяч тенге. У многих жильцов, особенно пенсионеров, таких денег нет. В этом году с жителей поселка попросили предоплату за отопление – от 12 до 17 тысяч тенге. Сказали, что не дадут тепло, пока не заплатят абсолютно все жильцы. Тем, кто не внес предоплату, пообещали отключить свет.

Холодно не только в квартирах, но и в сельской школе.

– В школе отопление включают до обеда, чтобы поддержать систему в рабочем состоянии, – говорит Татьяна Макаренко. – Во второй половине дня в школе холодно. Дома мы вынуждены постоянно пользоваться обогревателями. С ужасом ждем счет за электроэнергию. У многих стены, потолки в квартирах промерзли настолько, что отпадают обои, подвесные потолки. На все наши жалобы реакция акима Улькена одна: разбирайтесь со своим управдомом! А что управдом может предпринять, когда у стариков и жильцов нет денег, чтобы заплатить за тепло?

Вызов “скорой” обходится в целую пенсию

На этом беды жителей забытого поселка не заканчиваются. Со слов улькенцев, грязная холодная вода требует дополнительной очистки. Хотя водовод, снабжающий поселок питьевой водой, был реконструирован. Правда, после реконструкции водовод оказался в… нерабочем состоянии. На собраниях жителей поселка сельский аким обещал исправить положение, но воду по-прежнему подают в поселок по старой трубе, которой больше двадцати лет! Телефоны в поселке не работают из-за реконструкции линии, электропроводка во всех домах дышит на ладан.

Заболеть в Улькене – смерти подобно, говорят сельчане. Здание поликлиники давно пустует, родильного дома нет. Если врач выезжает по делам в райцентр Узунагаш – а это 420 км от поселка – то помощи ждать неоткуда. Чтобы вызвать машину “скорой помощи”, ее нужно заправить бензином за свой счет. Пенсионеры рассказали, что поездка на “скорой” в районную больницу Узунагаша обходится в целую пенсию! Рожениц, у которых начались схватки, везут в роддом города Приозерска – это в 200 км от поселка, или в Шу – за 280 км. Ну а тем, у кого пополнение в семействе ожидается не скоро, местный медпункт выдает направление в роддом Узунагаша. Женщинам приходится заблаговременно ехать в райцентр и жить у знакомых или снимать комнату.

Поселковые детсады давно не работают. Один превратился в руины. Другой был передан в частную собственность предпринимателям и перестроен под склады, магазин, гостиницу. Еще в поселке нет пожарной службы. В прошлом году взорвавшийся газовый баллон уничтожил одну из квартир. Соседи тушили пожар своими силами, заливая огонь из ведер!

На собрании жители поселка очень просили осветить тему школьных поборов. С их слов, родителей обязывают сдавать деньги на подписку областных газет, доплачивать за отопление, ремонт классов. Жаловаться в департамент образования района родители не решаются: вдруг ребенка отчислят из школы?

Инициатива наказуема. Акимом

О своей нелегкой доле улькенцы не раз писали в районный, областной акиматы. Но судя по тому, что мы увидели в поселке, помощи они так и не дождались.

13 ноября жители поселка ездили на прием к акиму Жамбылского района с требованием вернуть им прежние дотации по оплате за отопление, а также решить вопрос с питьевой водой и пособиями. Их принял заместитель акима. По возвращении в Улькен инициаторов поездки вызвал к себе поселковый аким Болат Рахимов. Со слов сельчан, он предупредил людей: кто будет жаловаться, потеряет работу в поселке.

С журналистами аким Улькена говорил кратко. По его словам, проблем в поселке две – высокие цены за отопление и перебои с питьевой водой, а в остальном жизнь в Улькене хорошая…

После нашего визита в Улькен в редакцию вновь позвонили его жители. Теперь уже наши собеседники просили не указывать в статье их фамилий, так как аким пообещал “проблемы” тем, кто пригласил к себе журналистов. Такие вот порядки в богом забытом Улькене!

Загрузка...