Опубликовано: 4503

Так Вы еще и поете!

Так Вы еще и поете!

У него запоминающийся типаж: невысокий рост и смеющееся лицо. Режиссеры кино видят в нем комедийный персонаж, а вот за 15-летний трудовой стаж в театрах большой страны актер Сафуан Шаймерденов кого только не переиграл!

Недавно закончился показ сериала “Құрдастар”, а на днях на экраны вышла романтическая картина “Любовь в кредит” – с Шаймерденовым в основных ролях. О желании учиться вновь и о том, на какую зарплату можно прокормить четверых детей, Сафуан рассказал нашему изданию.

Встреча со знаменитым тезкой

– Кем вы приходитесь классику казахской литературы – полному тезке?

– Никем. Но мой отец назвал меня Сафуаном, чтобы я был похож на народного писателя, драматурга Сафуана Шаймерденова. Это арабское имя. Символизирует духовную чистоту.

– У вас в жизни случались курьезы, связанные с этим совпадением?

– Много раз. В 1991 году после школы я поступил в Институт театра и кино (ныне – Академия искусств) и мечтал о встрече с Сафуаном Шаймерденовым. Несколько раз с ним говорил по телефону, но с глазу на глаз увидеться не удавалось… В 1995 году нашу группу отправили в Кокшетау – открывать областной музыкально-драматический театр. Мы являемся основоположниками этого театра. Сафуан Шаймерденов приехал на свое 80-летие на родину, в Петропавловск, и там мы наконец познакомились…

Уехав в Кокшетау, актер сорвался с хлебного места. В Алматы он был узнаваемым телеведущим – вел детские и молодежные программы, снялся в студенческие годы в фильме “Карабала” по произведению Беимбета Майлина у режиссера Кенжебая Дюсембаева и в “Юных годах Абая” – у Ардака Амиркулова…

– Не пожалели об этом решении?

– Конечно, мне не хватало той культурной жизни, которая кипела в Алматы. Но я не хотел отделяться от группы. Потом как-то привык, там женился. Моя будущая супруга, Даригуль Гарипова, устроилась в новый театр работать бухгалтером, кстати, она является праправнучкой Магжана Жумабаева. Там родились две мои дочери. После 8 лет работы в Кокшетау я переехал в Астану, в музыкально-драматический театр к Азербайжану Мамбетову. Через год вернулся в Алматы, где меня пригласили в ТЮЗ им. Г. Мусрепова.

Снова за парту

– Почему решили вернуться в Алматы?

– Хотел поучиться на режиссера. Вначале думал стать режиссером кино, но я привык работать в театре.

– Каково это – опять возвращаться в студенческую пору?

– В Академии искусств мы каждый день занимаемся. Мне, как практику, многие вещи знакомы. Но я чувствую себя отлично, потому что у меня давно не было возможности читать книги. Я вам прямо скажу: и творческие искания давно приостановились. Изучая режиссуру, открываю новый мир. Я видел много режиссеров и работал с ними – с Азербайжаном Мамбетовым, Жакыпом Омаровым, Гульсин Мергалиевой, думал, что раз 15 лет работаю в театре, то могу сам поставить спектакль. Это грубейшая ошибка! Режиссура – совсем другая сфера. Поэтому мне надо учиться и еще раз учиться. После окончания магистратуры хочу поступить в докторантуру, поучиться в Москве или Санкт-Петербурге. И не забывать, конечно, о своем театре, я вернусь обязательно. Театр, знаете, как болото затягивает.

– В хорошем или плохом смысле?

– В хорошем, конечно. Я считаю, что люди искусства – патриоты. Зритель обязательно должен вдохновиться от спектакля, найти для себя какую-то правильную дорогу. Я думаю, что мы по-честному зарабатываем свои деньги. Хоть их мало, сейчас театральная зарплата никудышная.

– А вы еще и многодетный отец!

– Да. У меня после двух дочерей в Алматы родились два сыночка.

– Дети смотрят ваши работы в кино, в театре?

– Есть казахская поговорка, в переводе звучит примерно так: “Мышь, которая выросла на мельнице, грома не боится”. Мои дети, как только открыли глаза, видели, чем я занимаюсь. Я не направляю их в искусство, но от рождения, от природы в них это заложено. Мои сыночки – старшему 5 лет, а младшему 3 годика – если идут в театр, то смотрят молча, ведут себя как истинные зрители. Мои дочери такие же, старшая учится в седьмом классе, младшая – в шестом, могут сказать свое мнение о спектакле.

Что делать, если ты маленький

– Кстати, какие воспоминания остались после работы с легендарным Азербайжаном Мамбетовым?

– Это мечта любого актера – работать с таким режиссером. Я думаю: получил ли хоть какую-то часть профессионализма Азербайжана Мадиевича? Он по-другому вел себя на сцене. Он – мастер. Например, некоторые режиссеры даже на сцену выходят и показывают актеру, что надо делать, после такого режиссера актеры становятся скованными, нераскрытыми, а Азербайжан Мадиевич был великим психологом. Он ставил задачу актеру очень доступно, у него мышление и трактовка спектакля своеобразные, словами не передать.

– Вы относите себя больше к комическим или драматическим актерам?

– Обычно режиссеры считают, причем это штампованная трактовка, – если ростом маленький, худой и кашляешь, значит, ты комический актер! Ничего подобного, я 15 лет играю в театрах разные роли. Например, шута в спектакле по Шекспиру. Шут – это душа самого короля, и в то же время он говорит от имени народа, очень трагическая роль. В айтматовском “И дольше века длится день” я сыграл отрицательного героя Сабитжана. Кстати, после этой роли народ начал меня ненавидеть, значит, хорошо сыграл! В спектакле “Махамбет”, в Астане, играл нехорошего султана Баймагамбета. Конечно, если судить поверхностно, по внешности, я комический актер. Но на самом деле могу создать любой образ.

Попал из-за кусочка земли!

Сейчас Сафуана Шаймерденова активно приглашают в кино. Он снялся в картинах “Биржан сал”, “Ойпырмай, или Дорогие мои дети”, “Канталапай”, скоро должен выйти фильм Миргалым Есиркеповой “Мера” с ним в главной роли.

– Этот фильм мы сняли за 15 дней прошлым летом. Он малобюджетный, но дело не в деньгах, меня интересовала сама тема. Идея такова, что люди никогда в этой жизни ничем не удовлетворены, им всегда чего-то не хватает. Миллионеру не хватает еще одного миллиона. Миргалым сделала этот фильм из ничего!

– О чем тогда, по-вашему, сериал “Құрдастар” (“Ровесники”, 42 серии), где вы играете одну из главных ролей?

– История происходит между одноклассниками. Сценаристы хотели показать фильм-пародию. Изначально он должен был сниматься на русском языке, сценарий был уже написан, потом его перевели на казахский язык, и многие шутки потерялись. Люди говорят, что не поняли сериал, хотя жанр и находка, безусловно, очень интересные!

– Возвращаясь к вашей новой работе “Любовь в кредит”, где вы сыграли злобного кредитора, сами когда-нибудь брали деньги под проценты?

– Сейчас от этого страдает весь Казахстан, и я один из них! Три года назад пошла такая волна, когда люди начали брать кредиты, покупать где-то землю, строить дома, перепродавать, всякие такие движения. Я взял кредит на 37 тысяч долларов, не знаю, зачем брал! Хотел купить землю, купил, теперь на протяжении 20 лет ежемесячно по 600 долларов выплачивать! Осталось еще 17 лет.

– На этой земле вы что-то построили?

– Нет, земля стоит, сейчас она уже не 13 тысяч долларов стоит, а, наверное, всего три тысячи. Я понимаю, что страшно попал. Хочу продать свой дом, закрыть этот кредит и никогда больше в жизни не подходить к ним!

Ответа не нашел!

На следующий после нашей встречи день Сафуан улетал на гастроли в Астану, потом в Актобе.

– Когда мы учились, у нас была профессиональная постановка голоса, индивидуально каждому студенту преподавал покойный заслуженный артист Амангельды Сембин, который работал в “Ла Скала”. Поэтому я полное право имею петь на профессиональной сцене как певец!

– Какой у вас вокал?

– Некоторые с этим не согласны, но я считаю, что голос делится на классический, народный и эстрадный. Я имею все три этих качества. На итальянском языке пою классическим голосом, когда держу домбру в руках – народным, а когда на эстраду выхожу, то это совсем другое.

– Давно вы уже выступаете?

– Давно, параллельно с работой в театре. Например, в Актобе я организовываю концерт группы “Коныр” и в этом концерте сам участвую. Иногда в деньгах сильно нуждаемся, находим свободное местечко и туда “стреляем”. Но никто не гарантирует, что зал соберется, иногда концерты отменяются, другой раз – проходят на ура.

– Планируете ли сольно выступать?

– Конечно, но как певец я еще ничего не доказал.

– Как я поняла, вы любой работы не гнушаетесь?

– В творческом плане – да. Бывает, на свадьбах пою. Кстати, многие режиссеры не хотят отпускать своих актеров на тои, чтобы те заработали. Не говоря о том, что на фильмы не отпускают, в передачах сниматься, хотят всех привязать к театру, как будто миллионы платят! А когда актер становится популярным, начальство, которое не хотело отпускать, хвастается: “Вот, наш популярный актер, снимался в таких-то фильмах…”. Не знаю, может, это ревность, а может, зависть, а может, действительно профессиональный подход. Я ответа еще не нашел.

Загрузка...