Опубликовано: 3576

Так это ты убил Дюжева?

Так это ты убил Дюжева?

В новом казахстанском фильме “Обратная сторона” Санжар Мадиев сыграл главную роль – молодого опера Нуртаса, рыцаря в погонах без страха и упрека, который несколько лет назад едва сам не стал жертвой гопников. Причем в двух шагах от нашей редакции.

– Лет 10 обходил это место стороной, наверное, психологический барьер какой-то стоял, – говорит Санжар, уже заслуживший на премьерах в Астане и Алматы похвалу от высоких чинов в правоохранительных органах.

Санжар мгновенно располагает к себе, о чем я был наслышан еще от членов съемочной группы. Сразу видно, что он из хорошей интеллигентной семьи. Мама – преподаватель, экс-президент казахстанской ассоциации учителей английского языка, папа – психолог-тренер. Да и сам Санжар, переиначивая гайдаевскую классику, отличник, студент, спортсмен – занимается баскетболом, капоэйрой, рукопашным боем, маунтинбайком, плаванием, знает английский, французский языки и учит немецкий. Ну а насчет красавца – пусть решают девушки. Тем более что сердце нашего героя свободно.

Магистр и будущий режиссер

– Санжар, насколько я понимаю, “Обратная сторона” – ваш дебют в кино?

– Да, хотя я имел опыт работы в проекте “Кочевник” еще при первом режиссере Иване Пассере. Когда пришел на кастинг, взяли мою фотографию и фотографию Марка Дакаскоса и сказали, что я буду играть его героя в юношестве. Я был просто на седьмом небе от счастья! Но спустя три месяца меня одели в джунгара и повезли в Ужет, где я целый день в числе тысячи джунгарских воинов маршировал в 40-градусную жару. Все бы ничего, но кормили ужасно. На следующий день меня спросили: “Ты знаешь английский? Хорошо, пойдем”. Так я стал переводчиком помощника режиссера.

– На главную роль в “Обратной стороне” вы попали по кастингу?

– Да, причем пробовался и на второстепенного, и на отрицательного персонажа, но в конце концов на мне остановились как на исполнителе главной роли.

– У вас ведь нет актерского образования?

– Как такового нет. Я сейчас получаю третье образование, учусь в Академии искусств имени Жургенева на режиссера театра, там есть уроки актерского мастерства. Но их, конечно, было мало.

– А два других образования?

– Экономические. Я окончил бакалавриат в КазНУ и магистратуру в “нархозе”.

– Не было переживаний, что актерского образования у вас нет и сразу – главная роль?

– Были, конечно. И страх, и сомнения. Я разговаривал со своим мастером в Академии Болатом Атабаевым, он рассказал, что у него была похожая ситуация в моем же возрасте, и добавил: “Решай, хочешь быть режиссером или актером”. Это меня совсем загнало в тупик. Но я рассудил: к режиссуре смогу обратиться всегда, а шанс, когда тебя приглашают на главную роль, выпадает очень редко.

– Надеюсь, не собираетесь забросить режиссуру?

– Нет, конечно, нет. Напротив, сейчас мы с друзьями планируем запустить проект мюзикла. Это не будет классический мюзикл в том смысле, что в нем герои не будут ходить, разговаривать и вдруг начинать петь (улыбается). Диалогов вообще не будет. Только музыка, танцы и актерская игра.

Жаль, поцелуй вырезали

– Критику фильму “Обратная сторона” уже читали?

– Да, конечно. Очень смешно пишут. В прямом смысле. Мы читали со сценаристами в Интернете – заливались от хохота. Вообще, к критике я отношусь здраво.

– А к похвале?

– Так, чтобы не загордиться.

– К известности уже привыкаете?

– Меня на улице пока не узнавали. Только на премьере, когда стоял рядом с постером фильма со своей фотографией. “Что-то какое-то лицо знакомое, ну-ка, ну-ка…”. И то – сомневаются! (Смеется.)

– Как родители отреагировали?

– На премьере были не только родители, но еще и две мои бабушки. У одной во время сеанса начало болеть сердце, она сказала: “Очень тяжелый фильм. Внука бьют, душат, стреляют в него, взрывают” (улыбается). Кстати, папа у меня еще пишет сценарии, и он раскритиковал все это дело: здесь так надо было, тут этак, все по полочкам разложил. Я ему говорю: “Папа, ты можешь сказать: “Молодец, поздравляю!”?” – “Да, да, конечно, ты молодец! Но опять-таки здесь…” (смеется).

– Можете честно ответить, без прикрас: чего, по-вашему, не хватило фильму “Обратная сторона”?

– Времени. Чтобы успеть к назначенной дате премьеры, очень торопились. А когда что-то делается быстро, всегда появляются ошибки и ляпы. Когда я первый раз смотрел фильм на премьере в Астане, то не увидел многих сцен, которые, на мой взгляд, могли бы объяснить многие непонятности. Например, о детстве Нуртаса, о его отце. И, кстати, пропал поцелуй Нуртаса с героиней Аши Матай, которого, судя по отзывам, все так ждали. Я сам ждал – было интересно, как со стороны смотрится (смеется).

Синяков было много

– У Дмитрия Дюжева и Дмитрия Скирты, насколько я знаю, не было общих съемок. А у вас с Дюжевым?

– Похожая ситуация. Потому что Дюжева снимали отдельно. Встретились мы только однажды – в последний день. Снимали сцену перестрелки в казино, когда я убиваю его героя. После команды “Стоп! Снято!” меня подвели к нему, представили. Дмитрий говорит: “Так это ты! А то я тут уже 10 дней и так и не знаю, кто меня убивает!”.

– Мне в фильме больше всего понравились два момента. Правдиво-смешной с соседом-алкашом, а другой просто правдивый – с задержанным в казино агашкой, который кричит спецназовцу: “Ты знаешь, на кого дуло поднял?!”. А какая ваша любимая сцена?

– Когда Нуртас дерется в туалете с бандитом. Она же самая сложная и, на мой взгляд, очень правдоподобная. Ее снимали в самом конце, и тогда я получил, наверное, наибольшее количество ушибов и сотрясений за свою жизнь.

Вакансия на сердце

– Как проходит обычный день Санжара Мадиева?

– Просыпаюсь утром. Часов в 12 (смеется). Еду в Академию на пары, потом домой, за компьютер и начинаю работать по ценным бумагам. В такое нестабильное время это актуально.

– Как успехи?

– Когда как. У меня пока получается распоряжаться только своими активами: и суммы небольшие, и сроки долгие. Но главное – есть небольшой доход.

– А что касается театра, кино, ресторанов?

– Это, наверное, присуще людям, у которых есть своя личная жизнь. Потому что сам с собой в кино не сходишь, да и еще не так поймут (смеется). В театры люблю ходить. В последний раз был на “Лысой певице” (об этой постановке читайте в №13 за 27 марта. – Прим. авт.). Клубы не люблю. Рестораны и кафе – тоже не особо…

– Вы упомянули про личную жизнь…

– Личная-то жизнь у меня есть, второй половины нет.

– Не нашлась?

– Она была. Но как-то так получилось все… Глупо. Еще за месяц до съемок началось охлаждение отношений. Не у меня к ней – у нее ко мне. Я тогда еще не работал, видимо, для нее и ее родителей было шоком, что человек, получивший экономическое образование, работавший в банке, занимавший какое-то положение, пошел в Академию искусств снова учиться. Да еще и неясные перспективы. Может быть, она переосмыслила свои акценты и подумала: ну, зачем ей такой человек? Сейчас, насколько я знаю, у нее есть другой, дело движется к свадьбе. Мне было очень больно, я долго отходил от этого, полностью ушел в спорт. В итоге страшно похудел. Хорошо, что подоспело приглашение сниматься в фильме – оно было как глоток свежего воздуха.

– А новая личная жизнь?

– (Улыбается.) Все, думаю, образуется само собой. Но пока, скажем так, место вакантно.

Марина КУНАРОВА, продюсер, сценарист

О критике

Первая реакция на фильм оказалась неоднозначной. Мы сейчас сталкиваемся как с положительными откликами, так и с критикой и резкими высказываниями в адрес картины. Но искренне радуемся всему, потому что если бы фильм никого не затронул, тогда людям было бы все равно.

О зрителе

Казахстанцы стали предпочитать отечественную продукцию. Наши зрители хотят видеть в фильмах родные им города, улицы, смотреть отечественные сюжеты, смеяться над знакомым юмором.

О нашем кино

Конечно, его не сравнить с голливудским, да и до уровня российских фильмов нам еще расти и расти. Не хочу умалить роль казахстанского кино, просто отмечаю, что нам есть чему учиться. Мы знаем, к какому именно кино готов отечественный зритель. Наметилась тенденция, что станут популярны фильмы о современной жизни. К тому же людям интересны криминальные сюжеты, детективы и комедии.

О мечте

У нас есть мечта – снять хорошую, добрую, светлую комедию о молодежи. Это будет актуально и ново для отечественного рынка кино. Почему в Казахстане, например, нет своей “Иронии судьбы”, хотя снять нечто подобное вполне возможно?

Ернар МАЛИКОВ, продюсер фильма “Обратная сторона”

О бюджете

Государством было выделено 150 миллионов тенге, что оказалось недостаточным для проекта. Пришлось искать дополнительные финансовые влияния. Общий бюджет фильма – 1,5 миллиона долларов.

О главном герое

Мы никак не могли найти человека, подходящего на эту роль. Все пять месяцев подбора актеров мы были без главного героя. И когда наконец-то нашли Санжара Мадиева, готовы были устроить той по этому поводу. Оказывается, Санжар пришел на самый первый кастинг, но его тогда не заметили. Я, пролистывая однажды базу данных актеров, наткнулся на его лицо и сразу подумал: “Это он!”.

О Дмитрии Дюжеве

Изначально мы стояли перед выбором, кого пригласить на роль хозяина подпольного казино Бека – Алексея Серебрякова или Дмитрия Дюжева. Мужская половина съемочной группы выступала за Серебрякова, женская – за Дюжева. Остановились на Дюжеве, ведь его любят казахстанские зрители. Необходимость участия в картине российского актера обуславливается тем, что ожидается прокат фильма в странах СНГ.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Юлия ГУСМАНОВА, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...