Опубликовано: 1999

Тайны зимнего зоосада

Тайны зимнего зоосада

Алматинский зоопарк зимой – это преимущественно черно-белые краски, одинокие посетители и снежные сугробы до полутора метров в высоту. Но и в это время года здесь можно обнаружить массу интересного!Лебедино-гусиная фотосессия

Cейчас в зоопарке еще не слышны детские голоса. Зимние аллеи замерли в молчаливом ожидании. Но когда экскурсию ведет штатный фотограф Семен ПАСЕЧНИКОВ, то удивительное открывается буквально на каждом шагу!

Семен Анатольевич 40 лет создает уникальные портреты обитателей зоопарка и знает здесь каждый закуток.

Cамые оживленные и шумные места в зимнюю пору – это незамерзающие пруды. Даже в сильные морозы тут стоит веселый гомон, как на настоящем птичьем базаре. В проточной воде плещутся и гогочут утки, гуси, лебеди. Причем помимо своих в здешних водах пасутся и стаи диких перелетных уток. Эти “хлебные” места, где всегда найдется корм, они освоили уже давно.

Ну а для местных царских особ, черных и белых лебедей, здесь обустроены отдельные апартаменты, невысокие домики и шалаши. И лебединых пар тут развелось уже довольно много. Людей грациозные птицы почти не боятся – завидев нас с фотоаппаратами, сразу же поплыли любопытной стайкой к нам на фотосессию.

У медведя лапа тяжелая

Фотографироваться в зоопарке любят почти все животные, начиная от медлительных змей и заканчивая грозными хищниками, птицами и аквариумными рыбками.

– Уточки-мандаринки, например, при виде фотографа начинают кокетничать, вертеть хвостиками, поворачиваться спинками, грифы принимают величественные позы, – рассказывает Семен Пасечников. – Но самое большое удовольствие для меня – снимать хищников. Львы, барсы, тигры, гепарды, пантеры, леопарды не только красивы сами по себе, но и двигаются и позируют очень грациозно. Конечно, случались у меня с ними и экстремальные ситуации.

– Еще в советские времена как-то попросили меня сделать фотопанораму нового вольера с барсами, – вспоминает фотограф. – Залезаю на клетку и, перемещаясь наверху по ней и по забору, снимаю. Вдруг слышу, обувь у меня скрипит… А это второй барс подкрался тихонько и достал мой башмак когтем. Распорол – как бритвой разрезал. Хорошо, ногу не задел.

– Другой случай – тоже в советские времена: снимал я белых медведей зимой. А в ограждении вольера был большой промежуток решетки без сетки. Фотографирую одного медведя, а другой подошел сбоку и, наверное, чувствуя, что не дотянется до руки, лапой ударил мне по шапке. Я так и отлетел в сугроб. Но тоже, слава Богу, обошлось. А то обычно медведь, когда лапой хватает, то сразу тянет к себе в клетку. Может и руку оторвать, секунда – и все! У хищников ведь охотничий инстинкт. Особенно когда их в клетке двое, пока одного снимаешь, другой подкрадывается, охотится за тобой или просто поиграть хочет. С тех пор работаю с повышенной осторожностью, – резюмирует Семен Анатольевич.

История одного снимка

Фото со снежным барсом на природе из разряда “Удивительное рядом”: грозный хищник не кидается на человека, а мирно разглядывает его.

– Эта фотография 1986 года, – рассказывает Семен Пасечников, – сделана во время съемок фильма “Тигр снегов” Вячеслава Белялова и Ларисы Мухамедгалиевой. Он о жизни в горах снежного барса и снимался на Большом Алматинском озере. На одну из главных ролей тогда авторы попросили из Алматинского зоопарка молодого барса Альчика. А я был его сопровождающим. Барсу, родившемуся в зверинце, на тот момент было полтора года. Специально для него в горах сделали вольер, огороженный металлической сеткой в четыре метра высотой. Зверя помыли шампунем и выпустили туда. Он бегал, прыгал, обнюхивал территорию. Вскормленный людьми, пока молодой, он был почти ручным. Но я все равно надел на себя брезентовый костюм, крепкую обувь, чтобы, играючи, он не поранил меня. Хищник ведь непредсказуем, может ненароком то прикусить, то когтями прихватить.

А снимок этот я попросил сделать сына режиссера фильма – Олега Белялова. Впоследствии Олег стал знаменитым фотографом, запечатлевшим редчайшие кадры дикой природы Казахстана.

Детский зоосад

К зиме в Алматинском зверинце уже повзрослели около сотни детенышей самых разных животных: оленята, волчата, жирафы, зебры, ламы, пони, козлята, дикобразы. Но самый большой детский сад, по словам исполняющего обязанности директора зоопарка Жаната ЕСТАЕВА, как всегда, народился в аквариумах.

– Самое сложное – это фотографировать рыб, – продолжает рассказ фотограф Пасечников. – Это сейчас техника сама делает всевозможные настройки света и чувствительности. А лет 20–30 назад нужны были 4–5 вспышек, специальные аквариумы с двойными стенками. В одном отсеке растения высаживали, в другой рыбок запускали. Потом рыбкам давали привыкнуть там. И на то, чтобы снять, скажем, 300 кадров, я тратил целый месяц. Зато и фотографии, конечно, получались отменные. Целый разворот из них я сделал в свое время для Большой Казахской энциклопедии.

А еще очень интересно снимать бабочек. Берешь длиннофокусный объектив и фотографируешь с дальнего расстояния, чтобы они не пугались. То же самое я проделывал и с пауками, фалангами и скорпионами.

Чудесное спасение ирбисов

Зимние месяцы – пора любовных игр большинства обитателей зверинца.

Если зимнее оживление на прудах у всех на виду, то в тиши теплых вольеров и помещений зоопарка, где содержатся теплолюбивые тропические животные, происходят другие таинства.

– В зимние месяцы – декабрь, январь и февраль, у леопардов, рысей, барсов, амурских тигров, львов и гепардов, в общем, у всех кошачьих период спаривания, – рассказывает зоотехник зоопарка Балабек МАХАТОВ. – В это время помимо обычного рациона – мяса конины, говядины и баранины, они получают еще и живой корм. Мы даем им возможность поохотиться в вольерах на кроликов, кур, морских свинок. Добавляем в рацион требуху, печень, чтобы в период гона у животных не было недостатка в микроэлементах и они имели отменное здоровье.

– Сейчас к спариванию мы готовим двух снежных барсов, Лидера и Пирата, привезенных на операцию в Алматы в апреле прошлого года из Киргизии, – продолжает Махатов. – Они родились слепыми, и офтальмологи Казахского НИИ глазных болезней вместе с местными ветеринарами устранили каждому из них врожденную патологию верхнего века. Теперь молодые барсы уже поднимают веки, и зрение у них восстановилось на 40 процентов.

Братьям-ирбисам по 3,5 года. Лидеру уже подготовили невесту, четырехлетнюю красавицу барсиху Снежану. Пока он приглядывается к своей новой пассии. А Арилана, привезенная из Франции, невеста второго барса – Пирата, пока на карантине после пересечения границы.

– В этом году хотим получить от этих барсов приплод, – говорит зоотехник зоопарка Балабек Махатов. – Снежана – очень красивая кошка. Ее привезли из Чехии. Она почти ручная и общается с нашими работниками дружелюбно. Подпускает к себе близко, и рабочим даже удается покормить ее с рук. Получить приплод от снежных барсов, или иначе ирбисов, – дело чести работников зоопарка. Ведь этих исчезающих, занесенных в международную Красную книгу животных в мире осталось всего несколько тысяч особей.

Загрузка...