Опубликовано: 1 9941

Тайна "КазМунайГаза". Кузнец нам не нужен!

Тайна "КазМунайГаза". Кузнец нам не нужен!

Наконец нам открылась великая тайна “КазМунайГаза”, тайна, которую никак не могут постичь буржуины, тайна, которую хранит Мальчиш-Кибальчиш от нефтянки – Сауат Мынбаев (по совместительству – глава КМГ), тайна, которая все объясняет. В чем сила КМГ? В его “дочках” и “внучках”. В чем суть бизнеса КМГ? В освоении денег. КМГ берет деньги у прибыльных “дочек” и осваивает их через

другие организации в системе. Делает ли КМГ что-нибудь еще? Нет! Разве что долги.

Волшебный источник

Правда открылась нам, когда мы с изумлением прочитали официальный ответ на наши вопросы, пришедший наконец из НК “КазМунайГаз”. Напомню, мы спрашивали про многочисленных консультантов, которым бюджетом компании предусмотрено кому десятки миллионов, а кому и миллиарды тенге. И вот что выяснилось.

Во-первых, значительный объем средств распределяется без какого-либо тендера – путем закупа из одного источника. Есть, оказывается, такой волшебный подпункт 4) пункта 137 Правил закупок АО “Самрук-Казына”. Он предусматривает, очевидно, что КМГ может купить любые услуги напрямую, без тендера, если организация, у которой он это закупает, входит в систему “Самрук-Казыны”.

Это гениально. Тому, кто это придумал и “протащил” через совет директоров, нужно поставить памятник из чистого золота. Потому что можно больше не париться по поводу того, что вдруг придут другие поставщики, предложат цену пониже или качество повыше. Можно создать “дочку” или “внучку” – и купить все у нее. Без конкурентов.

Плодятся и размножаются

Неудивительно, что структура КМГ растет как на дрожжах. И это – во-вторых. Из полученного нами ответа стало ясно, что сегодня в структуре КМГ насчитывается не менее 273 организаций. Во всяком случае, именно для такого количества “дочек” и “внучек” была разработана система консолидации – информационная система, предназначенная для автоматизации процесса приемки и обработки данных КМГ, дочерних и зависимых компаний.

А теперь – внимание! Как вы думаете, 273 – это много или мало? В 2002 году, когда КМГ был только создан, в его состав входило 48 дочерних и зависимых организаций. В 2007 году, когда был создан холдинг “Самрук” (а “Казына” существовала отдельно) и его возглавил Канат Бозумбаев, он говорил, что в структуре “КазМунайГаза” насчитывалось порядка 190 компаний. Теперь их уже как минимум 273!

И ведь все эти годы шла активная борьба за улучшение структуры управления, за оптимизацию, за продажу непрофильных активов! И каков же результат? Численность всяких “дочек” и “внучек” выросла почти в семь раз! Соответственно численность персонала тоже выросла.

В 2009 году в системе “КазМунайГаза” было около 500 человек. В 2012 году, когда новый глава “Самрук-Казыны” взялся за оптимизацию, он сократил в КМГ 588 человек. То есть число сокращенных превысило число всех работавших в компании за три года до сокращения!

ЧУдо ЧУдное

Но на самом деле эти люди никуда не делись. Это будет – в-третьих. В структуре “Самрук-Казыны” есть такая организация – ЧУ “Корпоративный университет – Самрук-Казына”. “ЧУ” – это не выкрик поэта-природолюба, это “частное учреждение”. Его участниками, помимо самого “Самрук-Казыны”, являются АО “Национальная компания “КазМунайГаз”, АО “КазТрансОйл”, АО “КазТрансГаз”, АО “Разведка Добыча “КазМунайГаз”, АО “КазМунайГаз – переработка и маркетинг”, АО “Морская нефтяная компания “КазМунайТениз”.

Это самое ЧУ оказывает КМГ неоценимые услуги – помогает прятать персонал. Да-да! Всех, кого якобы сократили в КМГ, приняли на работу в это чудное ЧУ и назвали это “аутсорсинг персонала”.

Аутсорсинг – модная история. Это когда вы для обслуживания, например, компьютерной техники не берете в штат айтишников, а заключаете договор на обслуживание с какой-нибудь компанией, которая умеет это делать. Как следует из ответа КМГ на наш запрос, на аутсорсинг были переданы вспомогательные функции, не относящиеся к основной деятельности компании (технические специалисты, секретари-референты, IT-специалисты и т. д.).

Но Корпоративный университет вряд ли специализируется на оказании IT-услуг. И кол-центра у них тоже наверняка нет. Значит, речь идет о совсем другой услуге – именуемой “аутстаффинг”. Это услуга, при которой персонал оформляют в штат компании-подрядчика, но сотрудник остается на своем рабочем месте и продолжает выполнять те же обязанности для компании-работодателя. В нашем случае работники числятся в ЧУ, а фактически работают в КМГ. Сколько их, мы не знаем, знаем только общую сумму вознаграждения – 440 миллионов тенге в год.

И, конечно, эти услуги были приобретены тоже методом закупа из одного источника в соответствии все с тем же подпунктом 4) пункта 137 Правил закупок АО “Самрук-Казына”.

Зерна и плевелы элеватора

А теперь давайте отвлечемся от письма, которое мы получили из КМГ, и зададимся простым вопросом: что делает национальная компания “КазМунайГаз”? Зачем она вообще нам нужна? Не вся структура, а вот именно управляющий аппарат, сидящий в здании, которое жители Астаны нарекли “элеватором”…

Они перераспределяют деньги! Да-да! Я не шучу! В структуре КМГ есть несколько прибыльных компаний, как, например: “Разведка Добыча КМГ” (занимается непосредственно разведкой и добычей нефти), “КазТрансОйл” (занимается транспортировкой нефти), “КазТрансГаз” (ведет транспортировку газа), “КазМунайГаз – переработка и маркетинг” (продает нефтепродукты и управляет НПЗ)… Прибыль они отдают акционерам, а основной, если не единственный, акционер у них – национальная компания “КазМунайГаз”. И дальше НК КМГ уже распределяет эти средства по другим, менее прибыльным или даже убыточным “дочкам”.

Например, так финансируется то же ЧУ. Или “КазМунайГаз сервис”, который обслуживает все здания, а также содержит различные зоны отдыха. Или ТОО “KMG-Security”, которое ежесуточно получает по 700 с лишним тысяч тенге, охраняя четыре объекта – административное здание КМГ в Астане, автостоянку возле этого здания, оздоровительный комплекс в поселке Зеренда и вертолетную площадку там же. Или АО “ЕвроАзияЭйр”, у которого КМГ закупает услуги по организации чартерных рейсов.

Есть и посложнее варианты. Например, ТОО “Научно-исследовательский институт технологий добычи и бурения “КазМунайГаз”. Это самое НИИ должно получить почти 6,5 миллиарда тенге в этом году, давая рекомендации по поводу того, где и как лучше бурить. Примечательно, что возглавляет этот НИИ некто Джон Ричард Денис. Иными словами, американец дает казахстанским нефтяникам рекомендации, как разрабатывать казахстанские месторождения.

Или ТОО “Дирекция строящихся предприятий КМГ”, возглавляемое Нурланом Балгимбаевым. Оно оказывает “мамке” услуги по управлению проектом “Строительство судостроительного / судоремонтного завода в поселке Курык”. И никто, слышите, никто больше во всем КМГ не может этим заниматься!

На “дочек” и “внучек” уповаем

В далеком 2009 году Нурлан Утебович вызвал “землетрясение” в КМГ, написав Президенту РК письмо, в котором доказал, что КМГ становится неэффективной структурой. Он писал о разветвленной и оттого неэффективной системе управления, о больших расходах, о том, что профильные структуры фактически дотируют непрофильные... После того письма многое поменялось в КМГ, многих “ушли”, многих заменили. Но суть, видимо, осталась. Сегодня Нурлан Утебович вряд ли скажет свое веское слово по поводу неэффективности “КазМунайГаза” – он уже сам встроен в эту систему. Так что придется нам.

Некоторое время назад “КАРАВАН” посвятил деятельности КМГ статью, в которой мы усомнились в том, что эта нацкомпания в состоянии работать без консультантов. Наши выводы в НК КМГ не стали оспаривать – только заметили, что мы ошиблись, указав, будто на подготовку обзора зарплат выделено 1,2 миллиарда тенге. Оказывается, не миллиарда, а миллиона. Это моя ошибка, немудрено, что я ее сделал – после изучения плана закупок у меня в глазах рябило от больших цифр.

Но дело не в этом. А в том, что никаких других ошибок в КМГ не увидели. И если это – единственное, в чем мы ошиблись, значит, в КМГ дела действительно обстоят очень плохо.

Дело и не в консультантах даже – они являются лишь вторичным признаком, подтверждающим гниение.

“КазМунайГаз” давно уже превратился в многоголовую гидру, у которой вместо одной отрубленной головы вырастают две новые. КМГ – самовоспроизводящаяся система, которая существует уже только для того, чтобы обеспечивать свое существование. КМГ вроде как управляет дочерними компаниями, на самом деле только мешая их развитию. Единственное, что производит НК КМГ, – бумагу, тонны бумаги с графиками, табличками, цифрами…

Миссия НК КМГ – “обеспечение максимальных выгод для Республики Казахстан от участия в развитии национальной нефтегазовой отрасли”. Убытки в 1,8 миллиарда долларов – это максимальная выгода для РК? Раздутая структура “дочек” и “внучек”, позволяющая перекачивать миллиарды с помощью закупа из одного источника, – это максимальная выгода для РК?..

В фильме “Формула любви” один из героев предостерегал своего товарища от свидания с селянкой: “Она не одна придет, а с кузнецом”. На что герой Семена Фарады возмущался: “А зачем нам кузнец? Не, нам кузнец не нужен! Я что, лошадь, что ли?”.

КМГ в его сегодняшнем виде – это тот самый кузнец, который никому не нужен.

Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ