Опубликовано: 3018

Таблетки от жадности, или Почему фармворотилы просят помощи у правительства

Таблетки от жадности, или Почему фармворотилы просят помощи у правительства

Казахстанский фармацевтический рынок лихорадит. После повышения курса доллара многие аптеки подняли цены на лекарства, не дожидаясь, когда кончатся запасы, купленные по старым ценам. Нетрудно представить, как округлятся ценники и глаза покупателей, когда появятся препараты из новых партий. Импортеры зарубежных лекарств тут же начали голосить в один голос: спасите, люди добрые, иначе страна окажется вообще без таблеток, порошков,

суспензий, бальзамов и прочего. И к правительству обратились, авось наше богатое государство не бросит “бедных” в беде, поможет, как обычно. К импортерам зарубежных пилюль присоединились и местные фармворотилы. Продукт-то делаем отечественный, а все составляющие за границей покупаем, поэтому цены тоже удержать не сможем. Казалось бы, схема проста – повысился доллар, повышается цена, но так ли это на самом деле? Ведь недаром фармацевтический бизнес называют одним из самых выгодных в мире.

Индексации не будет

Что ждет рынок лекарств и какие проблемы испытывают отечественные фармзаводы, рассказывает президент Ассоциации производителей фармацевтической и медицинской продукции “ФармМедИндустрия Казахстана” Серик СУЛТАНОВ.

– Серик Егельевич, в связи с переходом тенге на свободный курс, как чувствуют себя отечественные фармпроизводители?

– Честно говоря, сейчас неохота даже интервью давать, такая ситуация сложная на рынке.

 – Может, как раз этим и вдохновитесь, чтобы высказаться?

– Да что вдохновляться?

– А в чем сложности?

– Индексации, сказали, не будет. То есть вообще у нас есть положение, что если девальвация превышает 15 процентов, то производство индексируется и государство частично возмещает предприятиям потери. А теперь вот такое дело.

– Программа развития отечественной фармации до 2014 года выполнена?

– Да. Построено пять крупных заводов. Но сегодня встает вопрос о проблемах экспорта наших лекарственных средств. Почему-то они не очень быстро продаются. Они реализуются по формуле: 30 процентов – на свой оптовый рынок, 40 процентов – в розницу в аптеки и 30 процентов – на экспорт в Туркменистан, Афганистан, Пакистан и коллегам по Таможенному союзу.

– Какие цены на лекарства ожидают казахстанцев?

– На 200 наименований лекарственных средств, которые отпускают ветеранам и льготникам, цены мы зафиксировали до конца года. В эти 200 препаратов, по которым мы делаем мониторинг, как наиболее употребляемым, входят такие, как аспирин, корвалол и прочие. Этот список вывешен в каждой аптеке. Еще к ним надо добавить полторы тысячи препаратов, которые закупаются для стационаров и амбулаторного лечения. На них цены пока останутся на уровне прошлого года. Но это тоже временно, потому что, как только подойдет срок нового закупа сырья, со следующего года удержать цены на эти лекарственные средства будет трудно. Хотя и нынешнее удержание цен – для предприятий тяжелая ноша. Выживут только те, кто успел купить сырье заранее. Потому что субстанции мы покупаем за валюту за границей.

– Это вы говорите о фармпроизводителях Казахстана?

 – Да! Я говорю только о производителях!

– А в состоянии ли отечественная фарминдустрия производить качественные лекарственные препараты и медоборудование, которые с успехом могли бы идти на экспорт?

 – У нас строятся и построены заводы, например, крупный ампульный цех на “Химфарме”. Кроме того, два цеха прошли реконструкцию и уже получили стандарт GMP. Закончил реконструкцию “Нобел” и уже работает. Заканчивается строительство “Абди Ибрахим Глобал Фарм” в Алматинской области. В 11 раз увеличится производство на заводе, который строится российским инвестором “Фармстандарт” в Караганде. Планируется реконструкция фармзаводов в Павлодаре и Семее. Введены новые заводы – Viva Pharm  и другие. В принципе, сегодня мощности позволяют нам насытить рынок необходимыми лекарственными препаратами.

– Сколько им было выделено дотаций или помощи от государства?

– Кроме долгосрочных договоров на закуп, никаких дотаций не было. Эти заводы строятся за счет инвесторов. Среди них “Польфарма”, российский “Фармстандарт”, турецкие компании “Нобел”,  “Абди Ибрахим Глобал Фарм”. Эти четыре крупных инвестора внесли порядка 300 миллионов долларов инвестиций. А производят они антибиотики, гепатопротекторы, противодиабетические, противотуберкулезные, противоонкологические препараты. Все они сейчас готовят документы по лекарственным средствам, по медоборудованию. И мы ждем, что их товар с 2016 года пойдет на рынок.

– Под госзаказ?

– Какой госзаказ?! На экспорт! Какой может быть госзаказ?! Идти на экспорт – это надо просто идти на рынок и торговать. С 2016 года мы будем уходить на экспорт в страны Таможенного союза.

– А в Пакистан, Афганистан, Туркменистан тоже?

– Мы туда уже выходим.

– А там что продается?

– Разные простейшие лекарственные препараты, глазные, носовые капли и прочее.

– А как складываются отношения между отечественными фармпроизводителями и СК “Фармация”?

– Это вопрос некорректный, потому что СК “Фармация” является оператором на рынке. Она только проводит и регулирует тендерные закупки. А все для них – определяет цены, готовит приказы – министерство здравоохранения и социального развития. СК “Фармация” – только оператор.

– А я вот слышала про какой-то спор, что одно из отечественных предприятий обидели чем-то? Не брали у них лекарства?

– Это все уже прошло, тендеры прошли, и мы вернули все свои долгосрочные договоры.

– Почему у них забирали эти долгосрочные договоры?

– Ну, такая позиция тогда была.

– Чьи-то личные интересы?

– Да, было вмешательство иностранных компаний.

 – Чтобы покупали больше зарубежных, а не наших препаратов?

– Ну конечно!

– И кто так вмешивается?

– Да у нас столько олигархов! И фармрынок зависит от этих вмешательств. Хотят забрать госзаказы у остальных.

Но эти их желания дальше желаний не идут. И мы доказали уже, что это были ложные инвестиции и проекты, которые существовали только на бумаге. А заводы, которые уже строятся, заслуживают гораздо больше внимания.

– А какие проекты существуют только на бумаге?

– Зачем вам это нужно?

– Это как раз больше всего всех интересует.

– Я откуда знаю? Разные заводы. Допустим, крупная группа говорила о строительстве завода, но так ничего и не построила. Другие есть компании, которые хотят строить лишь на бумаге, но пока ничего у них не делается. И это не только олигархи, разные (группы) влияния есть. Но мы все тендеры и долгосрочные договоры вернули.

– Получают отечественные фармпредприятия госзаказы?

– У заводов, которые работают по стандарту GMP, действуют долгосрочные семилетние договоры.

– На сколько процентов от их производства?

– Порядка 30–40 процентов. Но сегодня проблема в том, что госзаказы с каждым годом все уменьшаются. Минздрав все меньше препаратов закупает у отечественных производителей.

– Почему? Ведь по всей стране говорят о поддержке отечественных производителей…

– Ссылаются на то, что больницы мало заказывают.

– У них не хватает денег?

– Ссылаются на то, что нет заказов от больниц. Где-то это правда, а где-то, может быть, иностранные компании лоббируют. В каждом случае по-разному.

– А что реально могло бы облегчить жизнь нашим фармпроизводителям?

– Проблема в том, что мы ждали индексации, потому что есть специальный приказ министерства здравоохранения и социального развития, в котором говорится: если девальвация составляет 15 процентов, то возможна индексация потерь производителей. Но вместе с тем и правительство, и министерство отказали нам в этом, сославшись, что как таковой девальвации у нас нет, а есть лишь переход на свободный курс тенге. А для нас это серьезные проблемы.

Сегодня мы хотим решить хотя бы вопрос с платой за свой товар. У нас оплата  после поставки, согласно постановлению № 1729 по закупу, может производиться в течение 90 дней. Но мы же все живем на кредитах, работаем на оборотные средства. Мы просим облегчить нам жизнь хотя бы в этом, чтобы уменьшили срок оплаты оставленного товара до 30 дней.

– Иначе фармпроизводители терпят убытки?

– Ну, вы представляете, 20 процентов – кредитная ставка. Считайте, что за три месяца это 60 процентов от общей суммы мы теряем!

– И в таком случае вы не можете развивать производство, технологии или что?

– Мы вообще будем вынуждены сокращать людей, специалистов, потому что, представляете, заплатить 60 процентов, притом еще что курс не индексируется, а сырье и материалы мы закупаем за валюту за рубежом. Это может привести к сокращению штата сотрудников, вплоть до закрытия предприятия!

Алматы

Загрузка...