Опубликовано: 4107

Сыск– дело тонкое!

Сыск– дело тонкое!

Служба в уголовном розыске никогда не сулила больших доходов или привилегий.

Зато оперативнику постоянно грозит бандитский нож или пуля.

Перестрелки и погони, конечно, не каждый день случаются. Сыск – это тяжелая кропотливая работа. Иногда в течение суток сотруднику уголовного розыска приходится до десяти раз выезжать в составе оперативно-следственной группы на места преступлений и происшествий. И каждый раз тщательным образом все осматривать, лазать по чердакам, подвалам и помойкам, опрашивать десятки людей. Плюс оформление бесчисленных документов, чего опера очень не любят делать.

Со всей этой непарадной стороной работы сыскарей хорошо знаком ветеран угрозыска, бывший начальник Главного управления уголовного розыска МВД Республики Казахстан полковник милиции Габдрахим Мендешевич Мендешев, с которым мы встретились в преддверии 80-летия уголовного розыска республики.

И в разговоре выяснилось, что казахстанский уголовный розыск старше, чем… СССР!

– Это милицейское подразделение было создано раньше, чем образовался СССР, это факт, – говорит полковник Мендешев. – Официальной датой рождения государства рабочих и крестьян является 30 декабря 1922 года, а уголовный розыск появился на четыре года раньше – 5 октября 1918 года. В то непростое время все приходилось начинать с нуля. На большинство специалистов, работавших при царском режиме, Советская власть не могла рассчитывать. Новые кадры формировались из вчерашних рабочих и крестьян, и в такой сложной обстановке накапливался опыт.

– Габдрахим Мендешевич, а когда вы пришли в милицию?

– Я пришел в органы внутренних дел в 1961 году, а на пенсию вышел в 1994-м. Получается, 33 года проработал.

– И сразу – в уголовный розыск?

– Нет, начинал паспортистом, потом поступил в Алма-Атинскую школу милиции. По ее окончании меня направили оперативником во Фрунзенский РОВД Алма-Аты, а через пять лет я стал там начальником отделения уголовного розыска. Потом назначили заместителем начальника Калининского РОВД, а после заместителем начальника отдела уголовного розыска УВД Алма-Аты. По окончанию Московской академии МВД СССР я был назначен начальником отделения уголовного розыска Восточного управления внутренних дел на транспорте. Свой трудовой путь завершил начальником Главного управления уголовного розыска МВД Республики Казахстан.

РАНЬШЕ “РАБОТАЛИ” ПРОФЕССИОНАЛЫ

– Когда было труднее работать, в советские времена или теперь?

– Сложный вопрос. Естественно, когда экономическая ситуация после 1991 года ухудшилась, это сказалось и на криминогенной обстановке, резко увеличилось количество тяжких преступлений.

Криминальная среда приобрела организованный характер, захватывая в сферу своего влияния новые слои населения, в основном из числа безработных и малоимущих, учащейся молодежи и несовершеннолетних.

Но утверждать, что в СССР работать было легче, я бы не стал. Да, преступлений тогда совершалось меньше, но готовились они тщательнее, да и многие преступники были более профессиональными, что ли, чем их нынешние “коллеги”, и редко попадались на ерунде, приходилось приложить немало сил, чтобы их изобличить.

ОПЕРАЦИЯ “ДВА КРОТА”

– В вашей богатой практике было ли дело, которое особенно запомнилось?

– Да, когда мне пришлось внедриться в банду домушников-гастролеров. Летом 1964 года в Алма-Ате вдруг резко участились квартирные кражи. Наш источник – хозяйка частного дома во Фрунзенском районе, где остановились залетные воры, знала их только по именам. Кто такие, откуда прибыли, когда пойдут на новое дело и где сбывают краденое, оставалось тайной. Посоветовавшись с моим другом Петром Вальковым, мы решили внедряться. Я должен был выдать себя за бывалого уголовника, а Петр – исполнить роль моего менее опытного напарника. Как выяснилось, главарь шайки Василий недавно отсидел срок в Усть-Каменогорской колонии. Поэтому, вызвав якобы для профилактической беседы гражданина, отбывшего срок в той же самой колонии, мы попросили его нарисовать план этого исправительного учреждения. Попутно расспросили, кто в то время сидел вместе с ним и за что. Предупредив хозяйку дома о нашем визите, мы сдали служебные документы, оружие и превратились в Кайрата и Пашу.

Контакт с ворами состоялся, когда мы перехватили их по пути к дому. Завязав разговор, я представился и предложил выпить. Осушив несколько бутылок портвейна (в качестве спонсора выступил Алма-Атинский ликеро-водочный завод, при моей зарплате 95 рублей в месяц я просто не смог бы угощать новых знакомцев), я спросил, где отбывал срок Василий, а потом обвинил его во лжи. Обидевшись, он был готов на меня кинуться, но я предложил решить спор другим способом: начертить план колонии, а потом сравнить оба рисунка. Так родились две корявые схемы, которые полностью совпали. Ну вроде прошли проверку. Теперь следовало закрепить первоначальное впечатление и заодно добрать авторитета. А что уголовники больше всего уважают? Силу! Чтобы успешно завершить наш план, мой напарник заранее засунул себе под рубашку пластмассовое блюдо. И когда мы мирно выпивали в доме у воров, он неожиданно отпустил в мой адрес нелестное замечание. Я вспыхнул и оскорбил его в ответ. Петр – Паша угрожающе двинулся в мою сторону. Надо отметить, эта сцена произвела на присутствовавших сильное впечатление: огромный детина, ростом под два метра и весом больше центнера, протянул к моей шее свою огромную ладонь. Я, вскочив со стула, изо всех сил ударил его кулаком в живот, и Вальков как подкошенный повалился на пол. Мои акции резко возросли.

На очередную встречу я принес собственную хрустальную вазу и, пояснив, что она осталась от последнего “дела”, попросил новых “друзей” ее сбыть. Уговорив Василия отнести все ворованное имущество к одному из барыг – скупщиков краденого, мы решили закончить игру сценой случайного опознания. И когда Василий привез на такси чемодан с вещами по указанному мною адресу, проходившая мимо девушка вдруг закричала: “Это он, держите вора!”.

Так главарь шайки был задержан с поличным, его подельников арестовали позже.

Мы с Петром, конечно, тогда рисковали. Но все обошлось…

САМАЯ ЖЕСТОКАЯ БАНДА

– Габдрахим Мендешевич, какая из алма-атинских банд была, по вашему мнению, наиболее опасной?

– Одну из самых кровавых страниц в криминальную историю Алматы вписала банда Виктора Можаева.

Свою деятельность преступники начали с убийства милиционера Мунгалова – 23 апреля 1983 года закололи его ножом и забрали у него пистолет Макарова с запасной обоймой. А через месяц средь бела дня застрелили кассира предприятия “Спецдормаш” Усманову и похитили деньги.

Позже Можаев организовал налет на воинскую часть, расположенную в районе 70-го разъезда, – хотел раздобыть оружие для дальнейших нападений на кассиров и инкассаторов. Бандиты предполагали расстрелять солдат в момент смены караула у КПП и забрать их автоматы. Наняв такси, преступники отправились на дело. Но по дороге, неизвестно почему, решили избавиться от таксиста. Возможно, он каким-то образом угадал их намерения. Пока мерзавцы расправлялись с водителем, опоздали к смене караула.

Но это их не остановило. Утром 16 октября 1983 года убийцы остановили уазик, задушили его водителя удавкой и, спрятав труп в багажнике, подъехали к предприятию “Асфальтобетон”. Оставив машину за углом, надели респираторы с подшлемниками и слились с толпой рабочих. Не успели кассир Ирина Покровская и водитель-охранник Александр Бычков выйти из машины, как их расстрелял Можаев. Женщина скончалась на месте, а охранник умер в больнице. Налет принес убийцам 110 тысяч рублей, сумма по тем временам огромная.

Кровавые налеты получили всесоюзный резонанс и были взяты на постоянный контроль ЦК Компартии Казахстана и МВД СССР.

Сотрудники уголовного розыска УВД Алма-Аты совместно с работниками уголовного розыска МВД проделали тогда колоссальную работу. Алма-Атинский уголовный розыск курировал первый заместитель начальника УВД Сайдолла Сулейменов, а я руководил работой одиннадцати оперативных групп. Было исписано 60 томов уголовно-розыскных дел. Дела эти, как и многие другие, хранятся сейчас в Академии МВД РК, и курсанты изучают их как учебное пособие.

Банду удалось задержать через три года. На суде преступникам было доказано 11 убийств, хотя во время предварительного следствия Можаев признался в 17.

В 1989 году Верховный суд Казахской ССР приговорил Можаева и его подручного Немчина к исключительной мере наказания – расстрелу, а остальные члены банды получили сроки от 8 до 20 лет.

ЛИШЬ БЫ НЕ УЗНАЛА БИ-БИ-СИ!

– Но ведь были наверняка и забавные моменты в работе?

– Это сейчас кажется забавным, а тогда было совсем не до смеха… Однажды, после того как мы задержали 16-летнего подростка по имени Ельдос, который отнял у своего ровесника часы и куртку, ко мне приехали двое сотрудников… КГБ. Оказалось, что отец юного грабителя, работавший кочегаром на даче Кунаева, пожаловался первому секретарю ЦК Компартии Казахстана – дескать, ни за что сына в милицию забрали...

Кунаев позвонил в отдел ЦК, курировавший правоохранительные органы, а там переполошились и подняли на ноги министра МВД Панкова и сотрудников КГБ.

В общем, благодаря “особой должности” отца Ельдоса, пустячное дело получило гигантский резонанс. Правда, мне разрешили довести расследование до конца. В итоге парнишка признался, что спрятал похищенные вещи на чердаке своего дома. Там мы нашли и часы, и куртку. Но этим дело не кончилось: меня вызвал к себе министр ВД Казахстана Панков и обвинил… в политической безграмотности.

– Какое право ты имел задерживать подозреваемого на даче у кандидата в члены Политбюро КПСС? – гневно вопрошал министр. Оказывается, больше всего руководство МВД беспокоило, как бы об этом задержании не узнали… на Би-би-си! Представляете, какой скандал бы поднялся во всем мире, если бы американская радиостанция сообщила об аресте сына кочегара кунаевской дачи?!

В итоге Ельдоса поставили на учет в милицию как трудновоспитуемого, а похищенные вещи вернули их владельцу. Но главное – Би-би-си так ничего об этом и не узнала!

Олег ГУБАЙДУЛИН, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...