Опубликовано: 2515

Свято место не пусто

Свято место не пусто

Корреспондент “Каравана” стала первым журналистом, попавшим в кельи самого старого женского монастыря Казахстана.Как становятся монахинями? Что такое затворничество на самом деле? И можно ли принять обет безбрачия, а потом отказаться от него? Ответы на эти вопросы мы искали в Покровском женском монастыре близ Уральска.Возвращение к истокам

История Покровского монастыря богата на секреты. Известно о нем немного: лишь дата основания, 1881 год, и адрес – берег реки Чаган.

– Такая обширная территория значит, что прихожан здесь было много, – говорит духовник монастыря игумен Дорофей. – Именно поэтому советская власть, придя в Уральск, первым делом разрушила монастырь, а на его месте сделала городскую свалку.

Работа храма возобновилась лишь в 1994 году, когда к Уральской епархии обратились несколько меценатов. Они хотели восстановить монастырь. Тогда же появились и первые желающие стать монахинями.

– В 2000 году мы построили новый монастырь с деревянной церковью, – рассказывает батюшка. – Похож ли этот храм на дореволюционный, мы, к сожалению, не знаем. Удивительно, но его фотографий или рисунков нет ни в одной газете тех времен. Мы нашли только пару заметок о том, что изначально монастырь был старообрядческим и только потом стал православным.

До недавних пор в монастыре жили 12 монахинь, говорит отец Дорофей. Сейчас их осталось только три.

– Многие матушки сейчас находятся у себя дома по состоянию здоровья, – объясняет он. – Возраст сказывается. Молодых девушек в монахини мы обычно не берем. Ведь как часто бывает: рассталась с женихом, начиталась романов и решила – уйду в монастырь! Но принять монашество по-настоящему нелегко. К нему нужно быть готовой, и дело даже не в обете безбрачия. Его можно нарушить. В истории церкви были случаи, когда монахини уходили из монастыря, чтобы выйти замуж. Мы это не приветствуем, но жизнь есть жизнь, что поделать… Поэтому всем нашим монахиням за шестьдесят. Мне кажется, это самый гармоничный вариант: первую часть жизни женщина посвятила себе и семье, а вторую – Богу.

Почему становятся монахинями?

На этот вопрос отвечает монахиня Вера.

– Если бы в молодости мне кто-нибудь сказал, что я уйду в монастырь, ни за что бы не поверила, – говорит матушка. – Я до сорока лет и не верила в Бога. Так что иногда на человека влияют обстоятельства, но чаще всего приход к монашеству просто нельзя объяснить – это наитие. В 90-х я почувствовала, что мне нужно сходить в церковь. Несколько лет шла на службы как обычная прихожанка, а монахиней стала только в 2002 году.

– Конечно, далеко не все мои друзья и близкие меня поняли, – добавляет она. – Дочь была категорически против. Приятели думали, что я хочу обратиться в монахини только потому, что у меня скончался муж. А дело было вовсе не в этом. Меня просто-напросто тянуло в монастырь. Сперва было трудно: всю жизнь терпеть не могла, когда меня ограничивают, а тут строгий распорядок. Однажды ушла домой, но через две недели вернулась. Сейчас не представляю другой жизни. И дочка привыкла, часто приводит внуков. Вовсе не желаю, чтобы они пошли по моим стопам, – это им самим решать.

Строгий распорядок

По словам матушки, самым сложным для нее было привыкнуть к режиму дня. Чтобы мы поняли, почему, она устроила экскурсию по монастырю.

– Монахини встают в половине шестого утра, – рассказала матушка Вера. – А заканчивается день зачастую в полночь. Люди думают: раз ушла в монастырь – значит молится и ничего больше не делает. Это заблуждение. На деле никаких послаблений для монастыря нет. Мы платим налоги, сами себя обеспечиваем. Поэтому у нас и приусадебное хозяйство есть.

Убрав территорию, затворницы обычно работают в подсобном хозяйстве. В теплое время года выращивают тыкву, картофель, помидоры и огурцы. С наступлением холодов уделяют больше внимания животным, которых здесь для трех женщин многовато, – загоны с коровами, свиньями, баранами и курятник.

В жилом корпусе тоже много работы: порядок в кельях монахини поддерживают опять-таки сами. Кстати, монашеская келья – это давно не узкая спальня без лишней мебели. Современная келья – это светлая просторная уютная комната.

Еду монахини тоже готовят сами.

– Обычным людям наш рацион кажется аскетичным, а мы его даже строгим не считаем, – улыбается матушка. – На завтрак – чай, на обед – суп и каша, на ужин – снова каша. После шести не едим. Заметьте, при этом в весе не теряем, хотя по ночам холодильник не грабим, физическим трудом занимаемся и мясо в нашем меню отсутствует – не положено. Наверное, врут все эти диеты, больше от конституции человека зависит…

Путь к Богу у каждого свой

– Когда монахинь в Уральске было больше, они помогали дому инвалидов, что здесь неподалеку, – говорит матушка Вера. – Теперь туда в основном ходит отец Дорофей. Мы же обычно находимся здесь, нас мало, а количество прихожан растет.

– Радует, что люди стали тянуться к духовной жизни, – добавляет игумен. – По-моему, человек сам должен к вере прийти. Глупо пропагандой заниматься: мы столько лет пребывали в атеизме, что наивно ждать, что люди в одночасье изменятся и побегут в мечеть или церковь. Но в последнее время в наш монастырь стало ходить больше прихожан, несмотря на то что находится он за городом. Причем разных национальностей.

– Одни просто стараются помочь монахиням – кто материально, кто в огороде сорняки прополоть, кто накормить скотину, – говорит батюшка. – Другие просят совета, поддержки. Некоторых святых одинаково почитают во всех религиях. Это, например, Николай Чудотворец. Его икону мы случайно нашли во время ремонта, почерневшую. А теперь лик прояснился, и прихожане утверждают, что она действительно творит чудеса. Есть и чудотворная икона Казанской Божией Матери, к которой обычно обращаются женщины. Она до сих пор источает благоухание.


Загрузка...