Опубликовано: 1140

Свидетелей решили не оставлять

Обычная поездка в гости из одного села в другое для пятерых североказахстанцев обернулась непоправимой трагедией.

На видавшем виды “Москвиче” две семейные пары и дочурка одной из них возвращались из акмолинского села Бестубе, куда ездили на день рождения родственников. Дорога была дальней, потому решили заехать передохнуть к родне в североказахстанское село Аккудык. Пообщались, выпили чаю, заправили свой “Москвич” и снова отправились в путь. До дома оставалось совсем немного.

Кто мог подумать, что на проселочной дороге подстерегает беда?

Их искали целый месяцПропавших без вести искали днями напролет, надеясь, что они живы. Но спустя месяц неподалеку от села Аккудык были найдены сгоревший “Москвич” и тела двух пропавших путников – глав семейств с огнестрельными ранениями.

Убийцы тщательно скрыли все следы преступления, но все же совершили ошибку. На обгоревшей машине эксперты обнаружили отпечатки пальцев. Чтобы установить, кому они принадлежат, пришлось проверить чуть ли не всех жителей окрестных сел. Подозреваемыми в убийстве оказались трое жителей близлежащего села Чехово.

Мурат Бердибек, в свои 30 лет ранее судимый трижды, в том числе и за побег из колонии, семнадцатилетний Геннадий Логвиненко и его 21-летний сводный брат, на днях освободившийся из мест лишения свободы, где отбывал вторую судимость за хищение, в Чехово работали дровосеками, промышляли заготовкой и продажей дров сельчанам.

Когда их задержали, они показали могилы в безлюдной глуши и рассказали, как их жертвы были убиты.

В злополучный день, 18 ноября прошлого года, они отправились в необычную поездку в лес за дровами.

Жертвы обстоятельств?Полностью сознавшись в содеянном на предварительном следствии, на суде они упорно пытались предстать… невинными жертвами обстоятельств. Один из них так и сказал в суде: “На моем месте мог оказаться каждый”.

Один на вопросы судей постоянно бубнил себе под нос что-то малопонятное, а потому приходилось его переспрашивать по нескольку раз, робкий голосок другого на процессе вообще практически не звучал, а третий заявлял, что, дескать, неграмотный.

Но тем не менее на суде подсудимые дали показания, как небо и земля отличающиеся от тех, что давали следствию. Свою вину признал один Ярмуратий. Он заявил, что преступление – дело только его рук. Сам задумал, сам осуществил. Логвиненко и Бердибек не отрицали, что на месте преступления были, но только потому, что Ярмуратий под страхом смерти заставил. Но они, по их новой версии, никого не убивали. А на предварительном следствии оклеветали себя, потому что полицейские оказывали на них психическое и физическое давление. Правда, как именно полицейские это делали, не припомнили. В то же время подсудимые твердили о написанных ими явках с повинной, умалчивая о том, что написали их тогда, когда уже были задержаны и преступление было практически раскрыто.

Кровавая ночьЧто на самом деле произошло в ту злополучную ночь, выяснить все же удалось. Картину по крупицам восстановили полицейские, прокуроры и судьи.

Дровосеки на сей раз отправились в лес, заранее спланировав кровавое преступление. Прихватив обрез и охотничье ружье, троица собиралась совершить разбойное нападение на первый попавшийся автомобиль, завладеть им и уехать на нем в Кокшетау, чтобы там совершить новые преступления. Заранее было решено – живых свидетелей не оставлять.

Из придорожных камней соорудили ловушку на проселочной дороге. Когда остановился “Москвич” с пятью путниками и из машины вышли мужчины, чтобы отбросить преграждавшие путь камни, Ярмуратий и Бердибек убили их. Логвиненко присматривал за женщинами и ребенком в машине. Трупы погрузили в багажник “Москвича” и вместе с пассажирами поехали на нем в безлюдное место. Здесь отморозки заставили женщин копать могилы мужьям в промерзшей земле.

Когда трупы забросали землей, обезумевших от страха пленниц вновь заставили копать землю. Несчастные молили о пощаде, на что им бросили в ответ: “Это не для вас могилы. Есть еще для кого!”.

Но когда женщины закончили копать, Логвиненко их застрелил.

То, что произошло в дальнейшем, трудно даже представить, не то что описать.

Цитата из показаний подсудимого Ярмуратия в зале суда: “Между могилами женщин выкопал еще одну могилу для девочки. Она спала в машине. Разбудил. Подвез к могилам женщин, взял обрез и сказал: “Иди, там тебя мама ждет!”. Когда она подошла к могилам, то выстрелил ей в затылок в упор…”.

“Москвич” – вожделенная добыча, был в их руках. Но далеко на нем уехать не удалось. Сломавшуюся машину сожгли.

Добычей кровопийц стали золотые и серебряные украшения жертв и молодой баран, которого родственники подарили девочке на предстоящий день рождения. Животное зарезали и выбросили по пути домой.

Наказание – по максимумуГосударственный обвинитель на процессе – прокурор СКО Хамит Бекишев, учитывая особую жестокость совершенного преступления и крайнюю опасность преступников для общества, считал, что подсудимые Ярмуратий и Бердибек заслуживают высшей меры наказания. Но учитывая действующий в Казахстане мораторий на смертную казнь, просил суд назначить подсудимым пожизненное лишение свободы в колонии особого режима с конфискацией имущества.

Суд счел, что вина всех троих подсудимых в убийстве пятерых человек в ходе судебного заседания нашла свое полное подтверждение. Виталий Ярмуратий и Мурат Бердибек приговорены к пожизненному лишению свободы. Это максимально возможное сегодня в нашей стране наказание преступникам.

Наличие у подсудимого Бердибека четырех малолетних детей, один из которых родился в те дни, когда отца судили за страшное преступление, суд признал смягчающим обстоятельством, однако посчитал его недостаточным для смягчения наказания ввиду крайней опасности подсудимого для общества.

Логвиненко приговорен к 12 годам лишения свободы – его спасло то, что на момент совершения преступления он был несовершеннолетним.

Это преступление шокировало не только рядовых североказахстанцев, но и опытных профессионалов местного убойного отдела, прокуроров, судей.

Последнее преступление, которое по своему жесточайшему цинизму и жестокости можно сравнить с этим, было совершено в Петропавловске четверть века тому назад. Североказахстанцы до сих пор вспоминают о нем с содроганием. Тогда жертвами убийц стала семья из шести человек. Четверо из семи убийц получили высшую меру наказания и были расстреляны по приговору суда.

Инна ЛОПАТКО, Петропавловск

Загрузка...