Опубликовано: 3267

Светлана ФОРТУНА: Фамилия не дает унывать

Светлана ФОРТУНА: Фамилия не дает унывать

Обворожительная актриса Академического театра драмы им. М. Горького в Астане Светлана ФОРТУНА приглашена сниматься в новом сериале Ермека ШИНАРБАЕВА. Мы узнали эту  и другие новости из первых устКамеры –  как увеличительное стекло– Светлана, что за сериал, на какую роль вас пригласили и начались ли съемки?– Да, я прошла кастинг и уже

начала работать со  съемочной группой. Это новый телепроект Ермека Шинарбаева, зарекомендовавшего себя предыдущими работами. Буду играть бизнес-леди, женщину беспринципную, хваткую, жесткую. В фильме две семьи – русская и казахская, я буду мамой взрослых детей в русской семье. Моего супруга, океанолога, сыграет замечательный Сережа Погосян. Такая бизнес-волчица – персонаж новый для меня и интересный.

– Не слишком ли вы молоды для матери взрослых детей?

– Я, видимо, рано родила – режиссер меня убеждает, что так бывает.

– А каково это для театральной актрисы – работа в телесериале?

– Перестраиваюсь. Это совершенно другая стихия, другой формат, все другое. Еще не всю специфику улавливаю, немного смущаюсь, моя задача – срастись со своим персонажем, быть предельно естественной, ведь камеры улавливают все нюансы. Это как увеличительное стекло. Очень помогает режиссер, человек европейского склада мышления и стиля работы. Снимаем в огромном павильоне, где выстроены все квартиры и офисы.

– Не боитесь партнера, он-то ушлый в этом жанре?

– Я с ним работала только на видеопробах, но этого мне хватило, чтобы понять: с ним будет очень легко. Мы давно дружим, и нам не надо знакомиться и притираться.

– Съемки сильно выматывают?

– Пока ощущение, что я еще не впрыгнула в проект, чего-то недоделываю. Идет постоянная внутренняя работа, поиск. Есть усталость, потому что работаем от зари до зари, но удовлетворение выше усталости. Это счастье – работать в таком большом и слаженном коллективе.

– Если будет выбор между театром и кино, что предпочтете?

– Я буду молиться, чтобы такой вопрос никогда не вставал, хочу быть и там, и здесь. Театр для меня – альма-матер, я не могу от него отказаться.

Отдать – истинное удовольствие

– Вы играете богатую женщину, а сами как к деньгам относитесь?

– Очень легко. Понимаю, что это просто энергия, которая приходит и уходит. С удовольствием трачу деньги на путешествия, новые ощущения и впечатления, на интеллектуальную продукцию в виде книг, дисков… Меня не завораживают вещи, я их легко отдаю, раздаю, отношу в церковь. Отдать – истинное удовольствие.

– Относитесь ли к жизни, как к театру, где каждый играет свою роль?

– Нет. Люди в жизни не актеры, а режиссеры. Я отношусь к жизни, как к процессу, который надо выстраивать по своим канонам, целям, душевным ощущениям.

– Но ваш псевдоним говорит об обратном – о вере в судьбу.

– Это не псевдоним, а фамилия моей мамы. Она меня подстегивает, не дает унывать, активизирует в моменты расслабления. Я говорю себе: работай, делай, вдохновляй, спасай. Это волшебный пинок, который подстегивает. Я родом из творческой семьи. Отец в прошлом режиссер-постановщик, освоивший много театральных профессий, – и бутафор, и мастер по пошиву театральных костюмов. А мама – музыкант. Мы всей семьей работали в народном театре. В три года я уже играла на сцене. Моя будущая профессия была предопределена.

– “Зритель – это враг, которого надо победить” – так вы выразились в одном интервью.

– Глупое детское заявление. Я бы сегодня сказала: выхожу на сцену, чтобы передать в эмоциональной форме нравственную информацию. Пушкин сказал: “Глаголом жги сердца людей”. Что-то похожее делает актер. Для меня это психотерапия.

Опасные роли

– Говорят, каждая роль оставляет в жизни след в виде новых эмоций, мыслей, переживаний. Какие роли особенно “наследили” в вашей жизни?

– Полтора года назад я бы сказала, что есть несколько ролей, которые мне близки, и я от них что-то взяла. Но сегодня я говорю: нет, нет и нет.

– Полагаете, что некоторые роли опасны?

– Безусловно, есть опасные роли. Но дело даже не в них, а в любых ролях. Я освоила технику, благодаря которой легко выхожу из роли и оставляю ее в театре. Никакую роль не хочу тянуть в свою жизнь, в свою семью. Меня спрашивают, пользуюсь ли я актерскими приемами в жизни. Говорю – никогда. Я отвратительная актриса в жизни. Ничего не могу соврать, придумать, вывернуться. Не получается.

– В моем представлении вы – трагикомическая актриса, легко берущая обе планки: трагическую и комическую.

– Терпеть не могу играть “розовых” пылких героинь, мне нравится из огня да в полымя! Романтизм на сцене меня не увлекает. Другое дело – характерные роли или комические. Первая роль, которую я сыграла на сцене Театра им. Горького, – “банная” Машка в “Ревизоре” (“Здесь все свои”). Там и слов-то нет, но мы всегда с актером Иваном Анопченко срываем аплодисменты. Вторая роль – это служанка Мари в “Авантюре на авеню”.

– В “Страхе и нищете в Третьей империи” Брехта у вас было две роли. Отличная работа!

– Как я люблю этот спектакль и эти роли! Материал тяжелый, но работали с Идише Геворкяном, режиссером из Венгрии, легко и вдохновенно. Он создал такую атмосферу, что мы все делали на одном дыхании.

Без любви женщина вянет

– Обидно, когда вас не приглашают на роль?

– Воспринимаю это как академический отпуск – отдохну, соберусь в целостное состояние.

– Как относитесь к своим врагам?

– Это мои настоящие учителя, они продвигают меня по жизни к успеху. Все, что я имею, это благодаря им. Я их называю спарринг-партнерами. Ведь соперник по большому теннису будет подавать мячик туда, где сложнее всего его взять. И до тех пор будет подавать в тот угол, пока ты руку не набьешь.

– Какую роль хотели бы сыграть?

– Эдит Пиаф!

– И вы для этого готовы запеть?

– Готова. Возможно, мне повезет ее сыграть в недалеком будущем. Это не совсем Эдит Пиаф, но все же… Это спектакль о переселении душ, душа Эдит вселяется в тело женщины, которую сочли сумасшедшей и упрятали в психушку. Автор пьесы – израильский драматург.

– Весна. Как не спросить о любви...

– Без любви женщина вянет. Самое главное в жизни женщины – это мужчина. Невозможно удовлетворяться только работой, какой бы интересной она ни была. Надо научиться понимать, любить мужчину, создать притягательное пространство любви вокруг себя.

– Какая вы мама?

– Люблю и одновременно уважаю свою дочку, даю ей свободу, чтобы могла понять без давления, чего хочет в жизни. В семь лет она уже говорит: “Я знаю свой путь!”.



Загрузка...