Опубликовано: 1852

Сутки в снежном плену

Сутки  в снежном плену

Провела наш корреспондент Жанар КАНАФИНА вместе с пассажирами нескольких поездов.

Ранним утром 8 марта, выезжая поездом №31 Павлодар – Алматы, я никак не думала о том, что время в пути, которое обычно составляет чуть больше суток, растянется почти на три дня.

Когда на следующее утро, 9 марта, пассажиры нашего поезда проснулись и узнали, что уже почти девять (!) часов с полуночи наш состав стоит, не шелохнувшись, на станции Аягоз, первой реакцией многих было недоверие. Решили, что это неудачная шутка.

Однако начальник поезда Александр КИМ прошел по всем вагонам и подтвердил: из-за снежного заноса мы простоим в Аягозе еще неизвестно сколько времени – пока снегоуборочная техника не разгребет снежные завалы на пути нашего следования в Алматы. В такой же ситуации, по его словам, оказались поезда, следовавшие из Алматы в сторону Семея и Павлодара, – они стоят на станции Актогай. Командированным и отпускникам даже посоветовали взять на вокзале справки о задержке поездов, чтобы было что предъявить в бухгалтерии.

За справками мы отправились к начальнику вокзала Аягоза Дамен АЛЬМАДИЕВОЙ. А заодно поинтересовались: что происходит, чистит ли кто-нибудь дорогу и когда наконец мы поедем?

“ТАКОГО НА МОЕЙ ПАМЯТИ НЕ БЫЛО!”

Мы застали начальника вокзала как раз в тот момент, когда по телефону она обсуждала вопрос о возвращении на станцию Аягоз еще двух поездов: Новосибирск – Алматы и Новосибирск – Ташкент, – в одном из них ехала беременная женщина, у которой неожиданно начались роды. К вокзалу просили срочно прислать “скорую помощь” и организовать госпитализацию в ближайшую больницу.

Начальник вокзала рассказала нам, что снежный затор образовался на участке дороги Тансык – Акбулак недалеко от станции Актогай. По ее словам, к месту чрезвычайной ситуации выехало более 10 единиц техники, около 200 человек разгребают снег чуть ли не вручную.

– Такого на моей памяти еще ни разу не было! – сказала она. – Бывает, снег заносит дороги, но не так сильно, поезда могут немного опоздать. Но чтобы несколько поездов стояли целые сутки… А сейчас пошел мокрый снег с дождем – и стало еще хуже. Работать очень тяжело в таких условиях. Люди с ночи лопатами снег разгребают…

Поскольку точной информации о том, что происходит, ни у кого из пассажиров не было, тут же стали рождаться слухи. Кто-то говорил о том, что, мол, снегоуборочная машина сама перевернулась и к ней на помощь спешат два экскаватора. По другой информации, которую наши пассажиры получили, позвонив по телефонам знакомым, перевернулось девять вагонов с углем – и это, дескать, мешало движению. Но начальник станции слухи опровергла.

Пока мы разговаривали, Дамен Альмадиева несколько раз звонила в местное управление ЧС и начальнику станции Аягоз, чтобы уточнить обстановку. С самим Тансыком связи не было.

БОЛЬШЕ ВСЕГО НЕ ХВАТАЛО ИНФОРМАЦИИ

Когда прошел первый шок, возникли бытовые вопросы. Потом мы узнали, что утром на вокзал приезжали аким Аягоза и начальник городского управления по ЧС, которые распорядились организовать усиленную работу столовой и даже разрешить торговлю местным жителям, которых обычно даже не пускали на перрон. Женщины с баурсаками, лапшой и пивом тут же кинулись по вагонам!

Надо сказать, что все три состава были полностью загружены углем, так что пассажиры не мерзли. А вот с водой возникла проблема: шлангов для закачки на этой небольшой, но все же узловой станции не оказалось. Правда, запасенной в Семее воды хватило на все время стоянки поездов. Но если бы простояли чуть дольше, неизвестно как бы выкрутились.

Но больше всего людям не хватало… информации. Кто-то звонил родственникам в правоохранительные службы, кто-то – в министерства, кто-то – журналистам. Все пытались достучаться до большого мира, а он их словно не слышал! Оттого казалось, что ситуация никоим образом не решается и сидеть нам на заснеженном полустанке бог знает сколько времени.

Ближе к вечеру я позвонила в пресс-службу ЧС по Восточно-Казахстанской области, где нам смогли сказать лишь следующее: работа ведется, техника и люди работают без перерывов. Но уборка снега может затянуться – объявлено штормовое предупреждение.

Однако самые тревожные опасения не оправдались: ближе к полуночи 9 марта первым выпустили со станции Аягоз поезд Новосибирск – Ташкент (все-таки международный рейс!), за ним последовали все остальные. Кстати, узбекские гастарбайтеры, ехавшие тем поездом, даже устроили стихийный митинг в столовой. Пошли поезда и во встречном направлении. Проезжая мимо станции Актогай, мы увидели, что на небольшом участке дороги снежный сугроб достигал в высоту примерно 3 метров! Именно этот завал парализовал работу железной дороги на целые сутки.

Жанар КАНАФИНА, фото автора

Загрузка...