Опубликовано: 3424

Судьба вывела

Судьба вывела

Он нес флаг Казахстана на открытии Олимпиады-2008. Хотя его судьба могла сложиться совсем иначе. Бахыт Ахметов окончил университет по специальности “юриспруденция”, подумывал о работе в правоохранительных органах. Но… штанга взяла свое! Как сейчас живет известный в недавнем прошлом атлет, о чем мечтает и кем хочет видеть своих детей в будущем, он сам рассказал “КАРАВАНУ”. Перепутал

залы

– В тяжелую атлетику я пришел в 14 лет, – рассказывает неоднократный медалист мировых первенств, победитель крупнейших азиатских соревнований, а ныне старший тренер юниорской сборной Казахстана по тяжелой атлетике Бахыт Ахметов, – до этого занимался вольной борьбой. Но однажды перепутал залы и попал к тяжелоатлетам. Тренеры увидели, что я крепкого тело-сложения, и спросили, показав на штангу: “Сможешь поднять?”. К их удивлению, я поднял, и мне предложили остаться в этой секции.

– И вы так легко “изменили” борьбе?

– Еще месяц занимался в обеих секциях, а потом сделал выбор в пользу штанги. Борьбой занимался больше для себя, так же как перед этим ходил на бокс, футбол и стрельбу. В тяжелой атлетике все складывалось хорошо, через полтора года занятий я выполнил норматив мастера спорта.

Родители настояли – пошел в юристы

– Вы ведь начинали карьеру в Бишкеке?

– Да, после побед на городском первенстве меня пригласили в юниорскую сборную Кыргызстана. Вскоре мы отправились на чемпионат Азии, где я выступил сначала в юниорской группе и выиграл ее, а потом и во взрослой, где стал третьим. После этого я поступил в университет на юридический факультет, так как родители настаивали на том, что учеба важнее.

– Значит, не думали заниматься штангой профессионально?

– Для этого нужно было шесть дней в неделю проводить двухразовые тренировки, чего я себе позволить не мог. После занятий в университете я лишь к вечеру приходил в зал. Правда, после чемпионата Азии деканат дал мне “зеленый свет” на двухразовые тренировки. Благодаря этому в 1999-м я смог поехать на чемпионат мира в Афинах, где попал в десятку и завоевал право поехать на Олимпиаду-2000 в Сидней.

“Революция” на помосте

– На Олимпиаде в Сиднее вы выступили не очень удачно…

– Я был молод – 20 с небольшим лет. Приехал, выступил. Занял 15-е место. После Олимпиады полгода отдыхал и не знал, продолжу ли заниматься штангой. Но потом познакомился с тренером из Шымкента. Переехал туда, стал тренироваться. А спустя некоторое время начал выступать за Казахстан. Выиграл Универсиаду в 2001 году в весе до 94 кг, в 2002-м стал чемпионом Азиатских игр в Пусане. А в 2004-м, на второй своей Олимпиаде, стал в Афинах седьмым. Потом дважды на чемпионатах мира был четвертым по сумме двоеборья. На этих же турнирах удалось взять две медали в рывке: в 2005 - бронзовую, в 2007 – серебряную.

– После Игр в Афинах в казахстанской тяжелой атлетике произошли большие перемены.

– Главному тренеру сборной Казахстана Алексею Ни пришлось менять почти весь состав. Кто-то ушел из-за возраста, кто-то – из-за травм. В команду пришли молодые парни – Ильин, например. И главное – с нами стал работать консультант из Турции Энвер Туркелери.

– Сейчас ведущие казахстанские штангисты недовольны системой подготовки, которой придерживается Туркелери, и хотят тренироваться отдельно…

– Я могу сказать только то, что своим приходом Туркелери произвел своего рода “революцию”. Мы отказались от советской системы подготовки. Благодаря Туркелери высоких результатов добились Ильин, Маша Грабовецкая… Когда мы стали работать вместе, Энвер сказал, что если бы он приехал в Казахстан не в 2005-м, а года на три раньше, то я на Олимпиаде в Афинах точно оказался бы в тройке призеров!

Подарок судьбы – стать знаменосцем на Олимпиаде

– Примерно в то же время, когда пришел Туркелери, вы перешли в более тяжелый вес – до 105 кг. Это было связано с появлением такого конкурента, как Ильин?

– Когда в команду вошел Ильин, сразу было видно, что он – парень талантливый и очень сильный от природы. Но тогда он выступал в весе до 85 кг. Я поменял категорию из-за возраста – мне было уже 26 лет, гонять вес становилось все сложнее…

– На церемонии открытия Олимпиады-2008 в Пекине вы несли флаг Казахстана…

– Это, пожалуй, самое яркое событие в моей карьере. Когда я узнал, что понесу флаг, то одновременно и обрадовался, и ощутил ответственность. Для меня это было неожиданно – знамя страны должен был нести боксер Серик Сапиев, но в последний момент ему решили дать отдохнуть перед первым боем и выбрали меня. Понимаю, от меня ждали большего на той Олимпиаде, но я сделал все, что мог. Поднял в сумме двоеборья 415 кг и занял в весе до 105 кг 5-е место.

“Встал перед выбором: что делать?”

– После Игр в Пекине вы завершили спортивную карьеру…

– Я принял это решение еще за полгода до Олимпиады и уже думал, куда податься дальше. Было два варианта. Так как я выступал за общество “Динамо”, числился в Шымкенте в управлении внутренних дел в звании капитана, то подумывал о работе в полиции. Второй вариант – идти в тренеры. Но мне показалось, что в 30 лет осваивать полицейские премудрости будет сложно… И в итоге я стал старшим тренером юниорской сборной страны.

– Насколько сложно вам, человеку, воспитанному в советское время, найти общий язык с нынешним поколением молодежи?

– Главное – понимать молодых, и проблем не будет. Тем более мы не заставляем тренироваться ребят из-под палки. Они сами осознают, что нужно работать, чтобы добиться успеха. От всех требую одинаково, хотя, конечно, с девочками иногда нужно быть помягче.

Мечта – подготовить “генерала”

– Сейчас у вас в юниорской сборной тренируется Алина Филимонова, дочь серебряного призера Олимпиады в Афинах Сергея Филимонова…

– Видимо, это гены. У Алины большие перспективы. Мы возлагаем на нее большие надежды в следующем году. Осенью 2012-го состоится юниорский чемпионат мира в Чехии, и там Филимонова может выиграть. У нас вообще растет хорошее поколение штангистов. Некоторые из них – Анна Нурмухамбетова, Жазира Жапаркуль, Александр Зайчиков – уже тренируются со взрослой сборной. На подходе рекордсменки мира среди юниоров Надежда Ногай, Карина Горичева.

– Все ли ваши мечты как спортсмена сбылись и о чем вы мечтаете как тренер?

– Говорят, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Мне этого сделать не удалось. Поэтому хочу подготовить солдата, который сможет выполнить эту задачу (смеется).

Во Францию – ни ногой

– В ноябре вы были на “взрослом” чемпионата мира в Париже, где не обошлось без ложки дегтя. Один из обсуждаемых моментов – незасчитанная попытка нашей Майи Манезы. Другой неприятный эпизод – когда в честь победы в сумме двоеборья Зульфии Чиншанло вдруг зазвучал прежний гимн Казахстана.

– Ключевым моментом стало то, что Манеза не смогла толкнуть вес в первом подходе. Потом на ее состоянии сказалась ошибка ассистентов, установивших неправильный вес. Когда же Майя толкнула 147 кг, локоть, конечно, сыграл – однозначно. Но она выжала все, что могла. Судьи были правы, не засчитав подход, но могли и закрыть на это глаза. Здесь уже сказалось соперничество с Россией.

Что же касается гимна, то мы были в шоке. Руководство делегации высказало претензии. Организаторы принесли публичные извинения, а на следующий день снова провели церемонию – уже с правильным гимном. Обычно организаторы подходят и дают послушать диск с нашим гимном. В Париже же никто с этим не обращался. Скорее всего, нашли старый гимн в Интернете и успокоились.

– Специалисты также жаловались на плохую организацию чемпионата мира...

– Организаторы работали неслаженно. Когда приехали в Париж, пришлось ждать 12 часов, прежде чем нас заселили в гостиницу. Говорят, президент Международной федерации тяжелой атлетики Томаш Аян сказал, что во Франции больше не будут проводить соревнования такого уровня.

“Жену нашел на своей улице!”

– Вообще, ваша супруга знала, на что идет, когда выходила замуж за штангиста?

– До свадьбы мы были знакомы четыре года, за это время она привыкла к частым отъездам. А после женитьбы, когда меня не было, ее поддерживали мои родители, братья, сестры.

– А где вы познакомились?

– Мы учились вместе в университете. Когда познакомились, выяснилось, что мы соседи и живем на одной улице! Стали общаться, звонить друг другу. Так и начались отношения.

– Когда у вас появились дети, насколько тяжело было проводить время на сборах?

– Не случалось такого, чтобы я был на сборах несколько месяцев. Сначала у нас родился сын, ему сейчас девять лет. Потом – дочка, ей уже шесть. Мне всегда шли навстречу тренеры и раз в неделю отпускали со сборов на выходные. Я ведь был самым старшим в команде, все с пониманием относились к моей ситуации.

– Хотите, чтобы ваши дети пошли по вашим стопам?

– Дочку бы я в штангу не отдал (смеется)! Она ходит на хореографию. Сын занимается плаванием. Но это больше в оздоровительных целях. Вот когда станут старше, сами выберут свой путь. Хотя, если сын решит заняться тяжелой атлетикой, буду очень рад!

Загрузка...