Опубликовано: 2435

Судак – рыба хищная

Судак – рыба хищная

В Восточном Казахстане вступил в силу приговор в отношении экс-руководителей территориальной рыбной инспекции. Суд признал вину чиновников доказанной. Однако у экспертов осталось немало вопросов, на которые ни суд, ни следствие так и не ответили.В декабре “Караван” рассказал о жестком приговоре бывшим руководителям Зайсан-Иртышской межбассейновой инспекции рыбного хозяйства (ЗИМБИРХ). Экс-начальник Мират Кабдыгали признан

виновным в злоупотреблении полномочиями с причинением вреда на 4,3 миллиарда тенге. Его зам Марат Арнханов – виновным в причинении вреда в 2,6 миллиарда тенге. Другой зам Кайрат Ажибеков – в ущербе на 576 миллионов, начальник отдела Айдын Токтаганов – в ущербе на 515 миллионов. Все четверо осуждены на длительные сроки.

Что за цифрами

По данным прокуратуры, экс-чиновники создали условия для браконьерского вылова судака и его вывоза за пределы области. Всего за 3 года, по данным следствия, на Зайсане добыто 26 тысяч тонн “голубого золота”, из них незаконно – 23 тысячи! В том числе 12 тысяч тонн – с ведома руководства рыбинспекции.

Для рядового читателя это просто цифры. Но что за ними в реальности? Мы провели приблизительный подсчет: если названный объем 26 тысяч тонн рыбы загрузить в КамАЗы, получится автопоезд почти в 4,5 тысячи грузовиков! По самым скромным меркам он растянется на 50 километров.

А вот какие научно обоснованные данные привел директор Алтайского филиала Казахского НИИ рыбного хозяйства Роман САВИНКОВ: за указанный период общая ихтиомасса судака от личинок до промысловой рыбы на Бухтарминском водохранилище (включая Зайсан) составила около 22 тысяч тонн, средний улов при самых благоприятных условиях – 200 тонн в месяц.

Другими словами, говорит эксперт, изъять из озера больше 26 тысяч тонн “голубого золота” за неполных 3 года физически невозможно! Судак – хищник, его кормовая база – 6–7 килограммов мелкой рыбешки на одну особь. Как отметили ученые, даже если допустить, что годовой вылов составлял 10–13 тысяч тонн (о чем заявляют прокуроры), в таком случае в Зайсане должно было водиться не меньше 70 тысяч тонн рыбы. “Но при таком рыбном изобилии озеро походило бы на битком набитую консервную банку”, – заключили ученые.

Куда испарился улов?

Вообще цифры, которые фигурируют в уголовном деле, поражают воображение своей глобальностью. Например, как утверждают адвокаты, следствие заявило о миллиардных (!) суммах ущерба, сложив в одну “кучу” всю рыбу, на которую чиновники выдали разрешения для вывоза за пределы Казахстана. Таким образом был определен тот самый объем 12 тысяч тонн судака, который прокуратура сочла незаконным. Выловленным сверх лимита и положенным в основу обвинительного приговора.

– Мы неоднократно заявляли, что такой упрощенный подсчет недопустим, – комментирует адвокат Розита БАГАДАЕВА. – В одной “корзине” оказались разрешения на рыбу, которую прокуроры сочли незаконной, и на улов в рамках лимита.

Чудеса происходили с зайсанским судаком также на российской границе.

– Вся предусмотренная на экспорт казахстанская рыба проходит оформление в российском пункте Петухово недалеко от Кургана, – рассказала адвокат Галина ГУЛЯЕВА. – Но, по официальным сведениям российской стороны, за период 2007–2009 годов через Петухово прошло меньше 2 тысяч тонн рыбы.

Кто в ответе?

В суде ни один из руководителей рыбинспекции не признал своей вины. Они утверждали: все разрешения на вывоз рыбы выдавали в соответствии с указаниями Комитета рыбного хозяйства. Более того, Зайсан-Иртышская бассейновая рыбинспекция не раз обращалась в республиканское ведомство и надзорный орган с просьбой упорядочить выдачу разрешений на экспорт рыбы. В прежние времена для этого обязательно требовалась справка о происхождении рыбы, а потом это требование размылось…

– В 2008 году в официальном письме председателя Комитета рыбного хозяйства Каната Сулейменова прямо заявлялось: для экспорта рыбы справка о ее происхождении не требуется, – отметила адвокат Розита Багадаева. – Об этом же говорится в разъяснениях природоохранных прокуроров ВКО Эдельвайс Ренних и Каирбека Кенбаева. В 2009 году комитет выпустил новую редакцию правил вывоза рыбы, где сказано: предприятиям, которые приобрели рыбу, не надо оформлять справку о ее происхождении. Однако в 2010 году прокуратура заявила: такой порядок – преступный. И переложила всю вину на… региональных специалистов.

Еще в 2010 году “Караван” писал: в основе громкого “рыбного” дела – дыры в законодательстве (“Дыры в законе для “голубого золота”, № 40 от 1 октября 2010 г.). Нормальное стремление любого бизнеса – заработать как можно больше. Нормальное стремление государства – создать для бизнеса прозрачные и понятные правовые условия. И если до сих пор вокруг казахстанской рыбы было много мути, кто в этом виноват?

Не видели, не слышали

В республиканских СМИ громкий судебный процесс называли “рыбной войной”.

Вынесены десятки приговоров, за решетку отправлены бизнесмены, специалисты. Но остается вопрос: как такая огромная “преступная пирамида”, разоблаченная прокурорами, годами орудовала под носом у правоохранительных органов? Неужели все контролирующие и надзорные органы с их немалым штатом настолько неэффективны?

И еще один момент: местные ученые, десятилетиями занимающиеся проблемами рыбоводства в Восточном Казахстане, почему-то не привлекаются в столь сложных делах в качестве экспертов. Хотя их опыт и знания могли бы снять многие вопросы.

Усть-Каменогорск

Загрузка...