Опубликовано: 1411

Страну погубят “ротожопы”

Страну погубят “ротожопы”

Даже в нынешних условиях у правительства страны есть возможность повысить уровень жизни населения и восстановить высокие темпы экономического роста. Надо просто поднять зарплаты!

Если верить данным Агентства Республики Казахстан по статистике, то заработная плата замедлила свой рост к декабрю прошлого года, а в первом квартале этого года начала постепенно снижаться. Так, в январе индекс реальной заработной платы составил 83,9 процента по отношению к предыдущему месяцу, а в мае – 99,7 процента. Уровень безработицы в первом квартале нынешнего года остался практически неизменным по отношению к аналогичному периоду прошлого года – 6,9 процента.

Однако реальность нередко подтверждает истинность фразы о том, что “есть ложь, наглая ложь и статистика”. Как говорится, выгляните в окно. Наша газета в прошлом номере (№ 28 от 10 июля 2009 г. “Денег не надо – работу давай!”) писала об опросе, согласно результатам которого работодатели планируют дальнейшее сокращение штатов и заработной платы летом-осенью этого года.

– Когда министром труда и соцзащиты стал Бердибек САПАРБАЕВ, мы первым делом обратились к нему: давайте, хотя бы на время кризиса, предоставлять действительные цифры по рынку труда, – вспоминает исполняющий обязанности председателя Федерации профсоюзов Республики Казахстан Кайрат АМАНДЫКОВ. – Сделаем так, чтобы мы все могли видеть реальную картину и принимать решения на основании достоверной информации. Он согласился с нашими доводами, но… никаких изменений так и не произошло.

Между тем профсоюзам, по словам Кайрата Амандыкова, уже пришлось пойти на соглашение с работодателями об уменьшении если и не основной заработной платы, то, как минимум, премий и разнообразных доплат.

– По инициативе администраций профессиональные союзы на некоторых предприятиях, где есть вредные производства, пошли на временное приостановление коллективных договоров, – говорит проф­союзный лидер. – В частности, работники отказались от многочисленных льгот и доплат, в том числе и положенных по закону, с тем, чтобы помочь предприятию-работодателю преодолеть кризис.

Отягощенные показателями

Как водится, государство инициативу частного сектора поддержало. В конце прошлого месяца глава правительства Карим МАСИМОВ сообщил, что “сейчас есть на рассмотрении постановление правительства на достаточно масштабное сокращение внутри госслужбы”.

– Госслужба должна нести некоторые издержки, такие же, как и все остальное сообщество, поскольку мы все живем за счет бюджетных денег, – объяснил такое решение премьер.

Видимо, эти слова надо понимать в том ключе, что сокращение – дело неизбежное. И издержки, которые “общество должно нести”, массовые сокращения зарплат и штатов в этом году по умолчанию должны считаться мерой необходимой.

О том, что работники у нас зарабатывают слишком много, а работают непроизводительно, правительство заявляло еще несколько лет назад. Так, в бытность свою премьером Даниал АХМЕТОВ заявлял, что темпы роста зарплаты – 6,8 процента при росте темпов производительности труда – 7,7 процента являются “отягощающим показателем”.

И, казалось бы, когда, как не в кризис, следует в целях повышения эффективности сэкономить на труде – ликвидировать некоторые рабочие места и срезать заодно слишком уж высокие зарплаты? Все должны понимать, что самое время затянуть пояса.

Портрет отечественного бизнесмена

Но, по данным все из того же источника – Агентства Республики Казахстан по статистике, работники получают далеко не самую жирную долю внутреннего валового “пирога”. На графике статагентства наглядно представлена структура ВВП по расходам. Так вот, получается, что большая его часть приходится на валовую прибыль и валовой смешанный доход. На долю зарплат в прошлом году пришлось только 30,6 процента, в этом – 36,9 процента.

Что это значит? Для сравнения – доля зарплат в ВВП Соединенных Штатов Америки – около 60 процентов. Другими словами, в стране, как принято считать, беспощадной эксплуатации пролетариата, этому самому пролетариату полагается значительно больший кусок национального богатства.

– В развитых странах доля зарплат в ВВП – 65–70 процентов, – говорит экономист, заместитель директора Центра анализа общественных проблем Канат БЕРЕНТАЕВ. – В то время как у нас – около 35 процентов. В переводе на обыденный язык это значит, что на один тенге наш работник производит три тенге внутреннего валового продукта. Можно говорить о сверхэксплуатации труда!

– Однозначно, низкая доля оплаты труда в ВВП свидетельствует о высокой эксплуатации работника, – соглашается с коллегой руководитель Группы макроэкономических исследований Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ. – И основным получателем прибыли является, скорее всего, крупный бизнес.

Без обращения к статистике можно сказать, что крупный бизнес не очень-то стремится вложить эту самую сверхприбыль в производство. В прошлом году МЧС устами главы этого ведомства Владимира БОЖКО признало, что “высокая степень износа основных производственных фондов” является одной из главных проблем промышленности Казахстана. Проще говоря, владельцы предприятий не торопятся менять морально и физически устаревшее оборудование. Зато одними из основных объектов прямых казахстанских инвестиций являются Нидерланды, Кипр и офшорная зона Виргинских островов.

Получается крайне неприглядный экономический портрет отечественного предпринимателя – заплатить работникам больше или вложить деньги в собственное же производство ему жалко. Все помыслы о том, как бы деньги из страны вывезти.

Сколько стоит лучшая жизнь

Если продолжить разговор о производительности труда, то можно, в частности, вспомнить про “традиции” ведения бизнеса в нашей стране – не секрет, что практически любой крупный заказ на поставку услуг или товаров не обходится без отката – 25–30-процентной “благодарности” от подрядчика. Эти проценты уходят чиновнику или представителю компании, который произвел лишь одну услугу – соизволил поставить подпись под договором. А исполнители работают на оставшуюся после “попила” сумму.

– Возможно, кто-нибудь и рассчитывал в Казахстане размер так называемой “коррупционной ренты”, но я не видел таких результатов, – говорит Олжас Худайбергенов. – Однако, по данным зарубежных исследований, в развивающихся странах из-за коррупции себестоимость товара увеличивается в среднем на треть.

– Не менее существенна и проблема искусственно созданных цепочек посредников, – продолжает экономист. – Наиболее наглядно масштаб проблемы виден в поставках продовольствия из села в город. Так, в среднем цена продукта в городе превышает его цену на селе в 5–10 раз, взять хотя бы то же самое молоко. Если посмотреть, по какой цене покупают его у сельчан и по какой цене оно достается молокозаводам, то получается, что посредники оставляют у себя 70–80 процентов образующейся маржи.

(Наша газета писала об этом в №24 от 12 июня 2009 г. “Несъедобные цены”.)

Кого будем спасать?

Чтобы охарактеризовать таких “эффективных” бизнесменов и чиновников, российский независимый исследователь Павел КРУПКИН ввел в обиход термин "ротожопы" (словосочетание, придуманное писателем Виктором ПЕЛЕВИНЫМ и означающее примитивный организм. – Прим. ред.), полагая, что именно их лень и жадность мешают экономике нормально развиваться. Он считает, что движение вперед возможно только, если государство и общество смогут избавиться от обузы в виде подобных предпринимателей и чиновников.

Собственно, действенность усилий государства по спасению от кризиса можно будет оценивать хотя бы по этому критерию – будет ли оно в первую очередь спасать “ротожопов” или все-таки пойдет на то, чтобы перераспределить часть доходов в пользу населения страны? Тем более что последнее будет иметь положительный эффект для экономики.

– Если поднять зарплаты бюджетникам в 2 раза, тогда удельный вес доходов в ВВП может увеличиться на 10 процентов, – считает Канат Берентаев. – При этом мы будем иметь рост платежеспособного спроса. Это вызовет рост малого бизнеса, который наше государство так пытается поднять с колен. Расхожий контраргумент против повышения зарплат – скачок инфляции. Но, по моим расчетам, увеличение заработных плат работников бюджетной сферы повлечет за собой инфляцию самое большее в 2–3 процента. Я полагаю, что это приемлемая цена за повышение уровня жизни населения и экономический рост.

Увы, но, если судить по последним шагам правительства, к этому мнению не прислушались. Почему?

Филипп ПРОКУДИН

Загрузка...