Опубликовано: 1018

Стране – убытки, чиновникам – премии!

Стране – убытки, чиновникам – премии!

В начале недели на совместном заседании палат Парламента обсуждался отчет правительства по исполнению республиканского бюджета.

Благостный тон обсуждения подпортило критичное выступление сенатора Светланы ДЖАЛМАГАМБЕТОВОЙ, которая остро поставила вопрос о порочной практике размещения государственных средств на депозитах – в результате деньги на экономику страны не работают, важные госпрограммы срываются, а чиновники с процентов получают огромные премии.

Это стало и темой интервью, данного Светланой Джалмагамбетовой “Каравану”.

– Светлана Жакияновна, вы дали весьма нелестную оценку отчету правительства…

– А как иначе можно относиться к ежегодным отчетам правительства по исполнению бюджета, если за 7 лет (столько я участвую в его обсуждении) оно ни разу не сделало четких выводов?

Судите сами: в отчетном периоде выявлено 60 миллиардов тенге неосвоенных средств, на 254 миллиарда тенге – финансовых нарушений. Причем в 2009 году финансовых нарушений обнаружено в два раза больше, чем в 2008 году. А если бы было больше проверок?

Удивляет и сам подход правительства в лице министра финансов г-на Жамишева к отчету: все, мол, очень хорошо, недостатков нет. Ну просто ордена вешай! О том, что выявляет Комитет финансового контроля, – ни слова. Понятно: контроль-то – внутренний, не для депутатских ушей. Дескать, сами планируем, сами проверяем, сами разберемся. А то, что размещаем государственные деньги на депозитах, не спеша выполнять намеченные цели, “крутим” их месяцами, годами, тратим их на премии самим себе, – это по-государственному? И г-н Жамишев, и г-н Келимбетов уверяют: размещение денег на депозитах – это нормальная мера. Мол, если бы деньги просто лежали на счету, было бы неверно. А так – проценты накапали…

– Что могло бы снизить это великое “депозитное” искушение?

– Когда отчет еще рассматривался в Сенате, я задавала вопрос: пересмотрит ли государство методы работы с институтами развития и предприятиями квазигосударственного сектора? Сегодня их деятельность никак не контролируется. Второй вопрос: будет ли пересмотрена система выделения премий сотрудникам этих структур в зависимости от конкретных результатов? То есть от полученных доходов по основной деятельности, а не от процентов с депозитов? И как смотрит правительство на то, чтобы перечислять доходы от средств, размещенных на депозитах, в республиканский бюджет?

– И как оно смотрит?

– От лица правительства мне отвечает министр финансов: “Все наши предприятия работают прибыльно, премии получают правильно, выполняют постановление правительства о непревышении установленных окладов”.

А вот отчет Счетного комитета: на 1 января 2009 года из 116 акционерных обществ с участием государства 55 (почти каждое второе!) признаны убыточными, на стадии ликвидации и банкротства находится шесть организаций. Из созданных в течение 2005–2009 годов 37 организаций с участием государства – причем в 25 из них уставный фонд состоит только из госпакета акций – убытки получили 13 организаций. По результатам финансово-хозяйственной деятельности за 2003, 2006 и 2008 годы АО “НИФ” (Национальный инвестиционный фонд) допущены убытки на 11,8 миллиарда тенге. Зато на 1 октября 2009 года за счет размещения на депозитах 27,6 миллиарда тенге получено вознаграждений на 1,8 миллиарда тенге.

В 2008 году убытки другого института развития – Центра инжиниринга и трансферта технологий – увеличились по сравнению с 2004 годом в 16 раз. А это ведь государственные деньги, деньги налогоплательщиков, выделенные на очень важные цели – создание инновационной экономики будущего!

На вопрос о премиальных тоже был ответ: их размеры, дескать, не превышают пределы, установленные правительством. Хотя по этому поводу тоже можно возразить…

– Можете привести примеры?

– Да пожалуйста: тот же фонд “Самрук-Казына” получил премиальных на 120–130 миллионов тенге больше, чем им положено по лимиту. Инвестфонд получал премии в то время, когда был убыточным и не инвестировал ни одного проекта. Таких примеров – масса!

– А на предложение возврата процентов с депозитов в казну какой была реакция?

– Министр финансов мне разъяснил: в законе нет положения о возврате депозитов назад в бюджет, и потому средства должны оставаться у тех, кому они направлены. Вместе с процентами, разумеется. Если средства лежат на депозитах месяц-два, максимум полгода, пока идут организационные вопросы, – это понятно, но не годами же им там “крутиться”?! Целые коллективы фондов, институтов развития, не представляя реальных результатов, живут на проценты, как рантье. На проценты от денег, выделенных им государством. Не привлекают инвестиции, не финансируют проекты, не внедряют новые технологии – то есть просто получают деньги, не принося пользы стране!

Я считаю, что вопрос нужно ставить прямо: сколько прибыли вы получили в этом году именно от основной деятельности? Сколько инвестиций привлекли на 1 тенге государственных денег? Как сработали на экономику страны?

Но конкретные ответы на конкретные вопросы никто давать не хочет.

– Можно ли говорить тогда о коррупционной составляющей?

– Я не раз говорила, что размещение государственных средств на депозитах и последующее использование их на административные расходы, в том числе на премии для руководства и сотрудников, – это прямой путь к нарушениям, коррупции. И утверждение, что все это – грамотно, как любит говорить г-н Жамишев, означает прямую поддержку таких нарушений. Иначе как это рассматривать?

– Будем надеяться, что предложения, внесенные вами на совместном заседании палат, не останутся лишь записью в протоколе и будут рассмотрены правительством.

– Рассчитываю на это.

Наталия БУРАВЦЕВА, Андрей Терехов (фото)

Загрузка...