Опубликовано: 2020

Столичный роман

Столичный роман

Олимпийский чемпион 1988 года, один из самых знаменитых воспитанников республиканского баскетбола Валерий Тихоненко снова работает в Казахстане. Он стал генеральным директором нового баскетбольного клуба “Астана”. Хотя российские СМИ, ссылаясь на главу попечительского фонда SK-ASTANA Даулета Турлыханова, поспешили записать Тихоненко в главные тренеры “Астаны”.Широкие полномочия

– Я не являюсь главным тренером баскетбольного клуба “Астана”, – внес ясность в этот вопрос сам Валерий Алексеевич. – Кто-то, наверное, неправильно истолковал слова Даулета Турлыханова и дальнейшее домыслил уже от себя. Думаю, что он имел в виду то, что вернул меня на родину. У “Астаны” есть главный тренер – это Маттео Боничоли.

– Каковы ваши функции в столичном клубе как гендиректора?

– Они достаточно широки – начиная от клубной организации и заканчивая комплектованием команды. Хотя последнее, конечно, прерогатива главного тренера – мы советуемся с ним по поводу той или иной кандидатуры, но окончательное решение остается за Боничоли, поскольку он отвечает за результат.

– Вы сами были тренером и знаете, насколько важно его взаимодействие с генеральным директором. У вас были случаи, когда руководство клуба мешало тренерской работе?

– Скорее, были обратные примеры. В 2000 году, когда я закончил игровую карьеру, великий Александр Яковлевич Гомельский поставил меня главным тренером московского ЦСКА. И во время сложного перехода от игрока к тренеру мне очень помогла его помощь как человека, знающего, что нужно команде.

Об агитации, лозунгах и интересах

– Чем “Астана” сумела завлечь Боничоли?

– Этот итальянский специалист – имя в европейском баскетболе. Контракт с клубом он подписал не потому, что здесь ему пообещали какие-то баснословные деньги. Наверное, для Маттео “Астана” – это прежде всего вызов.

– Игроков-легионеров тоже будете агитировать лозунгами о новых вызовах?

– Тут гораздо сложнее. По своему опыту знаю, что игроки в первую очередь рассматривают варианты в Европе. Это нормальная ситуация – там сильные чемпионаты, еврокубки. Думаю, для молодых игроков “Астана” может стать трамплином для движения вперед. Для опытных, уже поигравших в Европе, “Астана” – это новый рынок, участие в Единой лиге ВТБ. Некоторые могут пойти под Боничоли. Вообще, первый вопрос, который задают игроки, что это за команда и где она играет. Любители баскетбола помнят вторую половину 80-х годов, когда СКА из Алма-Аты занимал третье место в чемпионате СССР, регулярно играл с такими командами, как “Жальгирис” и ЦСКА. Затем в Казахстане был клуб “Отрар”, который выступал в первой лиге чемпионата России. Он также был основой сборной страны, занявшей третье место на Азиатских играх. Эти традиции надо возвращать. Мы намерены приглашать действительно сильных легионеров, рядом с которыми станут расти наши ребята. Мы хотим достойно выступить в Единой лиге ВТБ, но при этом не будем задвигать на второстепенные роли чемпионат Казахстана, в котором планируем занять первое место.

Баскетбольная фамилия

– Столичную команду рассматриваете как базовый клуб сборной Казахстана?

– Пока речи об этом нет. Такая цель перед нами не стоит, но мы постараемся способствовать попаданию наших игроков в сборную страны.

– “Астана” – не первый баскетбольный проект в Казахстане, к которому вы имеет отношение. Как оцените предыдущий проект – клуб Тихоненко “Отрар” (Алматы)?

– Мне сложно его оценить, поскольку в нем только использовалось мое имя. Я помогал клубу в некоторых делах, например, в поиске спонсоров, но тесно с ним не был связан. В том, чего достиг “Отрар” за годы своего существования, заслуга моего брата Игоря Тихоненко. В “Астане” ситуация иная. Здесь я работаю, понимая, что и для чего надо делать, от чего отталкиваться и куда идти.

– Тихоненко – известная баскетбольная фамилия. На профессиональном уровне помимо вас играли ваш брат Игорь и племянник Борис…

– В юношеской (до 16 лет) сборной СССР поиграла и моя сестра – Оксана Тихоненко. Правда, она не участвовала в официальных соревнованиях, но на сборах была. Думаю, через год-два в сборной России должна появиться моя 18-летняя племянница Ксения Тихоненко. На недавнем чемпионате Европы в Польше она не играла – рано еще. Ксения провела очень хороший сезон в молодежном составе “Спартака” из Видного Московской области. В этом сезоне, мне кажется, она должна засветиться уже в основной команде. Считаю, что у Ксении хорошее будущее, и она станет достойным продолжателем семейных традиций Тихоненко.

– Кстати, в сборную России по фехтованию входит шпажистка Екатерина Тихоненко. Она тоже ваша родственница?

– Наверное, нет. Честно говоря, я о ней ничего не слышал. Но очень приятно, что кроме баскетбола спортсмены с фамилией Тихоненко есть и в фехтовании.

Что выбирают сыновья

– Из четырех ваших сыновей у кого-нибудь проявляются баскетбольные задатки?

– Старший, Иван, которому в этом году будет 19 лет, занимался баскетболом, но, мне кажется, это не его вид спорта. Сейчас он играет в водное поло, где у него получается гораздо лучше. Остальные тоже играют в баскетбол, но вырастут ли они в профессиональных игроков, сказать затрудняюсь. Подспудно я этого, наверное, хочу. Но прекрасно понимаю, что их всегда будут сравнивать со мной. А это сильное психологическое давление, от которого никуда не уйти. Получится у сыновей с баскетболом – дай Бог. А не получится… Главное, чтобы выросли здоровыми, получили хорошее воспитание и образование.

– В середине 80-х вы попали на драфт НБА и были выбраны клубом “Атланта Хокс”, однако за океан так и не уехали…

– Действительно, возможность поиграть в НБА у меня была. Первая – в 1986 году после чемпионата мира в Испании, когда я был задрафтован “Атлантой”. Вторая – в 1990 году. Мы тогда участвовали в Играх доброй воли в Сиэтле, и я в матче против сборной США набрал, насколько помню, 34 очка. После турнира на два дня заехали в Атланту, где на меня снова вышли представители “Хокс”. Но вместо Америки я уехал в Испанию, где три года играл за “Форум” из Вальядолида. Не жалею о том своем решении и не хочу даже задумываться над тем, что было бы, играй я в НБА. Я иду дорогой, предначертанной мне свыше. Для меня очень важны люди, которые меня окружают, – семья, дети, мама, родные и близкие. Большой трагедией для меня была смерть отца. Существуют ценности, ради которых мы все живем.

Женский “вопрос”

– В одном из интервью вы сказали, что долго не могли прийти к консенсусу с супругой по поводу работы с женской сборной России. В каком вопросе были наибольшие расхождения во взглядах?

– Основное – это различие между мужским и женским баскетболом. Переходить из мужского баскетбола в женский гораздо тяжелее, чем наоборот. Как бы то ни было, работа с женской сборной России стала для меня хорошей школой. Конечно, мужской баскетбол – гораздо мобильнее и быстрее женского, но мыслят девушки на той же скорости. К тому же женщины преданнее. Если ты дашь им возможность поверить в себя, то ради тебя они готовы пойти на многое. Я и сейчас слежу за выступлениями женской сборной России, переживаю за нее, ведь со многими девчонками я работал.

– Можете сказать, что за это время стали лучше понимать женскую психологию?

– Наверное, да. Были определенные моменты, на которые я раньше не обращал внимания.

– В своих интервью вы категорически отказываетесь от возвращения к тренерской работе. Но, может, существуют какие-то факторы, способные заставить вас изменить свое решение?

– Думаю, что нет. Хотя есть ведь такое выражение: “Никогда не говори “никогда”. Вот и я не буду так говорить. Скажу только, что сделаю все, чтобы не возвращаться к тренерской деятельности.

Загрузка...