Опубликовано: 1102

Степняки на пляжной полосе

Степняки на пляжной полосе

Немалое число казахстанцев работает на курортную индустрию Турции. Как обстоят дела у наших соотечественников?

Саиду Бадалову – 25 лет. Уроженец Астаны холост, уверенно смотрит в будущее, свободно разговаривает не только на русском и казахском, но и на турецком, английском, немецком и французском языках.

Саид работает на курорте в крохотном поселке под Кемером. За сезон зарабатывает достаточно, чтобы потом, на период затяжных дождей, улететь домой. Домом же для этого парня остается Казахстан. Во всяком случае пока.

Не забывайте, что вы в гостях!

Уровень безработицы в Турции, по официальным данным, поднялся до 13,6 процента против 12,3 процента в позапрошлом году.

То есть полно своих не пристроенных к делу граждан. Потому конкуренция на рынке труда огромная. И нашим согражданам приходится немало поработать локтями, чтобы застолбить себе рабочее место.

Сауле и Мадина не хотели бы, чтобы в их родном Семее прочитали их фамилии. Для подруг и родственников эти девушки – успешные предпринимательницы. Якобы затеявшие свой бизнес в гористой местности на юге Турции.

На самом деле заключение контрактов с солидными зарубежными партнерами, международные конференции и бизнес-ланчи в высотном торговом центре Стамбула – это только фантазии двух донельзя замотанных подсобных работниц небольшой ковровой фабрики.

Сауле и Мадину приняли туда с испытательным сроком на минимальную ставку при условии, что они полгода не будут роптать на изматывающие обязанности из серии “Фигаро здесь, Фигаро там”.

Бывшим студенткам из Семея надо поприветствовать очередную группу германских туристов (у девушек довольно сносный немецкий язык). Провести их по цехам. Доставить к залу демонстрации готовой продукции, где потенциальных покупателей начнут обрабатывать уже куда более искушенные в маркетинге продавцы.

А Сауле с Мадиной надо торопиться в столовую – в качестве подсобниц помогать поварам. Ведь в карту сервиса фабрики входит порционный обед для наиболее перспективных, с покупательской точки зрения, туристов.

Пару недель назад, как призналась Мадина, ее едва не уволили без выходного пособия. Надо было подавать блюда в зале, но девушка, к своему ужасу, заметила среди обслуживаемых ею туристов... бывшего одноклассника.

Начальник-турок был крайне недоволен, но потом сменил гнев на милость:

– На первый раз прощаю! Но второго не будет! Не забывай, ты у нас здесь в гостях. Тебе нужно много работать!

“Здесь не коррупция, здесь бакшиш”

В отличие от Мадины и Сауле, чей “потолок” на чужбине не превысит должности наемной сотрудницы среднего звена, в отличие и от Саида, пределом мечтаний которого является переезд со съемной квартиры в собственный особнячок где-нибудь под Антальей, 49-летний Болат, попросивший даже изменить его имя, и уж тем паче не называть его фамилию, намерен “играть по-крупному”.

В Алматы Болат был “чиновником министерского уровня”, поднявшимся из рядов комсомольских активистов.

Как можно понять из уклончивых ответов этого упитанного мужчины, “бремя ЛПР”, то есть “лица, принимающего решения”, оказалось для этого экс-функционера прибыльным.

Правда, без накладок не обошлось: по признанию Болата, только “дав на лапу кому надо”, он избежал одного шумного скандала, чреватого возбуждением уголовного дела.

После чего вип-персона из строительной индустрии отошла от дел, перебралась поближе к Средиземному морю, купила домик, увитый виноградником, и сейчас изучает два интересных предложения.

Первое – трехзвездочный отель в Анталье на 25 номеров и 60 спальных мест. Есть ресторанчик, ночной бар и плавательный бассейн. 10 минут ходьбы до пляжа. Цена – 750 тысяч евро.

Второе – расположенная поближе к линии прибоя чуть более вместительная гостиница за 820 тысяч евро.

Как понял корреспондент “Каравана” после нескольких встреч с этим бывшим министерским чином, сна и покоя Болату не дают “несколько нерешенных вопросов”. С деньгами у него проблем нет. Но вот как людям в чужой стране и при чужих нравах довериться?

– Здесь взяток тупо и просто, как у нас там, не берут! – сокрушался Болат. – Турки бакшиш принимают. То есть, как в Советском Союзе, живут по системе “ты – мне, я – тебе”. Мне вот объясняют: местный чиновник слово держит. Пообещал – не обманет. А мне все равно страшно... Ну, я, допустим, родичам этого турецкого бюрократа в Казахстане чем-то помогу. Здесь потом еще какую-нибудь услугу окажу. А он возьмет да и кинет! Как думаешь, возможен такой вариант?!

Зачем им берег турецкий?

Точное количество казахстанцев, временно или на постоянной основе обитающих в Турции, не назовет, пожалуй, никто. Социальное расслоение в этой армии огромно: от подпольного миллионера Болата, мучимого комплексами собственного темного прошлого, до бьющейся за выживание посудомойки-переводчицы Мадины.

И как знать, если бы тот же Саид Бадалов, к примеру, нашел своим полиглотским способностям достойное применение на родине, там, где остаются его мама Фатима и брат Ренат (им приходится из Турции помогать материально), может быть, на одного энергичного высокопроизводительного специалиста в нашей республике стало бы больше?

Сергей ЗОЛОВКИН, наш корреспондент в странах ЕС

Загрузка...