Опубликовано: 2386

Сплюньте – и все станет ясно!

Сплюньте – и все станет ясно!

Наши корреспонденты побывали в лабораториях оперативно-криминалистического управления. На их глазах криминалисты провели генетическую экспертизу. Увидели, как эксперты “идентифицируют” холодное оружие, и узнали, какие секреты хранит система “Паппилон”.

РАБОТА – КАК ПОЛИЦЕЙСКИЙ СЕРИАЛ

Начальник оперативно-криминалистического управления (ОКУ) департамента внутренних дел (ДВД) Алматы подполковник полиции Серик Садыков говорит, что его подчиненные занимаются примерно той же работой, что и герои широко известного телесериала “CSI – МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ”.

Первая в министерстве внутренних дел Казахстана геномная лаборатория появилась в южной столице. Проводимые здесь генетические исследования дают возможность определить личность, а также установить родство и отцовство. По словам подполковника Садыкова, криминалисты приняли активное участие в раскрытии преступлений, имевших общественный резонанс. Включая убийство учредителя фирмы “Альвин Групп” гражданина Израиля Юрия Тарнопольского и его водителя Фархада Галибабаева.

Напомним: 22 января 2007 года убийцы, застрелив потерпевших в салоне джипа, облили машину бензином и подожгли. Тела жертв очень сильно обгорели. Поэтому для их идентификации пришлось проводить геномную экспертизу.

Криминалисты установили, что останки, обнаруженные в сгоревшем джипе, принадлежат именно Юрию Тарнопольскому и Фархаду Галибабаеву. Впоследствии их выводы подтвердили лаборатории министерства юстиции Казахстана и криминалисты Израиля.

РАССЛЕДОВАНИЕ НА ГЕННОМ УРОВНЕ

В качестве объектов исследования в геномной лаборатории используется материал, полученный как от живых людей, так и от трупов.

Перед проведением исследований во всех помещениях лаборатории проводят тщательное кварцевание. На входе сотрудники меняют обувь на специальные стерильные бахилы.

Лаборатория разделена на три зоны. Первая называется зоной выделения ДНК– дезоксирибонуклеиновой кислоты. (Отдельные ее участки называются генами, в них хранится вся информация об организме). Вторая зона ПЦР – полимеразной цепной реакции. В третьей проводят заключительную стадию исследования.

Методики генетических исследований нам продемонстрировала криминалист лейтенант полиции Инесса Альбрант.

Мы прибыли как раз в то время, когда она проводила манипуляции с материалом, взятым с неопознанных человеческих останков. Инесса берет отпрепарированные кусочки и помещает в микропробирку, называемую эпиндорфом. Потом ставит эпиндорф в термостат для инкубации. Через шесть часов криминалист вынимает исследуемый материал и закладывает микропробирку в центрифугу. В итоге выделяется ДНК.

К сожалению, увидеть ее невозможно. Инесса говорит, что когда использовался фенольный способ, то о появлении дезоксирибонуклеиновой кислоты свидетельствовала тонкая белая полоска в пробирке. Проверив концентрацию ДНК, Инесса добавляет в пробирку специальный реагент и закладывает ее в аппарат “Applied Biosystems”. Там происходит копирование выделенной ДНК.

В заключение криминалист помещает скопированную дезоксирибонуклеиновую кислоту в генетический анализатор, который выводит на подключенный к нему монитор информацию в виде многочисленных пиков различной высоты.

Сверившись со специальными таблицами, Инесса говорит, что по 15 локусам – отрезкам ДНК, можно определенно сказать, что потерпевший – мужчина.

Теперь предстоит выяснить самое главное: приходится ли потерпевший братом той гражданке, которая заявила об исчезновении? Без сравнения ДНК тут не обойтись. Инесса Альбрант стерильным ватным тампоном берет соскоб с внутренней поверхности щеки женщины – для исследования слюны. Так как результат оказался отрицательным, женщина не утратила надежду, что ее брат жив.

В БАЗЕ ДАННЫХ – КАЖДЫЙ ПЯТЫЙ

Кроме геномной лаборатории в розыске пропавших без вести и идентификации неопознанных тел помогает отдел комплексно-криминалистических учетов. Здесь находится автоматическая дактилоскопическая информационная поисковая система “Папиллон”, в переводе с латыни – “бабочка”. С ее помощью в южной столице за год удалось идентифицировать 477 неопознанных тел. Алматинская база данных содержит 300 тысяч дактокарт, а министерство внутренних дел – более 3 млн. Следы пальцев рук, а иногда и ног криминалисты получают у всех доставленных в полицию подозреваемых.

Откатав пальчики, задержанных фотографируют на фоне традиционной ростовой шкалы. Здесь же, со слов свидетелей или потерпевших, криминалисты на компьютере составляют фоторобот преступника по системе “Образ плюс”.

Специалисты отдела криминалистических исследований работают и с орудиями преступлений. Когда мы вошли, старший лейтенант полиции Аян Рахметов держал в руках изъятый складной кнопочный нож. Сначала криминалист измерил нож линейкой. Общая длина в раскрытом состоянии составила 280 мм, в закрытом – 139 мм. Клинок имел длину 109 мм, а его толщина была равна 3 мм. Затем клинок испытали, зажав в тисках и повесив на него гирю весом 5 кг. Нож выдержал это испытание. В итоге криминалисты признали исследуемый “предмет” холодным оружием. Подобные выводы основываются не на каком-то одном признаке, а на целом комплексе параметров, включая угол заточки кончика клинка, надежность фиксатора, наличие упора для руки и так далее.

В той же комнате находился манекен для проведения трасологических исследований по кличке Робот. Криминалисты постоянно дырявят его ножами и заточками, а иногда даже стреляют в него. Они говорят, что хотя Робот на человека и не похож, его все равно жалко. Притом после очередного исследования его вновь приходится чинить…

К ТЕЛУ НАДО ИМЕТЬ ПРАВИЛЬНЫЙ ПОДХОД

По словам криминалиста Аяна Рахметова, осмотр места происшествия – это целая наука. Конечно, руководит этой процедурой следователь, который и определяет, что именно надо сделать сначала, а что потом. Но итог расследования во многом зависит от того, найдет ли криминалист вещественные доказательства и насколько грамотно сумеет их обработать и изъять. Пример: на диване в зале лежит тело убитого мужчины. Что следует сделать в первую очередь?

Сначала необходимо “зафиксировать” всю комнату, положение вещей и трупа на фото и видеокамеру, разъясняет Аян Рахметов. Затем тщательно осмотреть пол возле тела в поисках следов обуви, окурков, спичек и других вещественных доказательств. Любой предмет может принадлежать преступнику и таить в себе важную информацию.

Мелкие вещдоки берут пинцетом и аккуратно пакуют в отдельные полиэтиленовые пакеты, которые следователь опечатывает. Следы обуви, если они имеются, снимают специальной пленкой.

После чего приступают к осмотру тела. На нем ищут следы насильственной смерти (колото-резаные ранения, стронгуляционные борозды на шее, пулевые отверстия, следы ушибов, синяки). Потом переходят к исследованию карманов жертвы.

Осмотрев тело, криминалисты приступают к снятию отпечатков пальцев рук. Наиболее информативны гладкие поверхности. Например, полированный сервант, стеклянные бутылки и стаканы. Для обнаружения отпечатков на разноцветную посуду мягкой кисточкой наносят специальные порошки марки “Рубин”, “Сапфир” и “Малахит”. Железные поверхности исследуются с помощью магнитного порошка, а для остальных применяют не магнитный. Отобранные вещественные доказательства направляются на различные исследования. Огнестрельным оружием, пулями и гильзами занимаются баллистики, а кровь и биологические ткани направляют в геномную лабораторию.

Хотя вещественные доказательства относятся к разряду косвенных, порой преступления раскрываются именно благодаря им.

Олег ГУБАЙДУЛИН, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...