Опубликовано: 1358

“Спасибо жене за терпение!”

“Спасибо жене за терпение!”

В карьере одного из лучших казахстанских ватерполистов последнего двадцатилетия Ивана Зайцева случалось всякое: и решающие голы в финальных матчах, и обидные промахи, и травма, из-за которой он был вынужден завершить свои выступления. Но поворотным моментом в жизни стало приглашение в Алма-Ату, куда он переехал из заполярного Норильска.

Жизнь за Полярным кругом

– В Норильске я родился и жил до 17 лет, – рассказывает Иван Зайцев. – Климат там, за Полярным кругом, конечно, суровый. Зимой бывает около 50 градусов мороза. Когда наступает полярная ночь, солнце встает около 12 часов дня, а в четыре часа уже заходит.

– Норильск – промышленный город. Ваши родители работали на местном металлургическом заводе?

– Там на самом деле не один завод, а три. Мои родители работали не на самом заводе, а на предприятии, имеющем отношение к “Норильскому никелю”.

– Если бы не стали спортсменом, тоже бы работали там?

– Вполне вероятно. У нас многие ребята-ватерполисты после окончания школы остались в Норильске. Помню, выступали мы на юношеских соревнованиях. Мною там заинтересовались тренеры команды алма-атинского училища олимпийского резерва (УОР). Вернулись домой, и мой тренер “потерялся” на пару недель. Я уже подумывал над тем, чем займусь после одиннадцатого класса, как появился тренер и спросил, что я тут делаю до сих пор. Оказывается, в Алма-Ате меня уже ждали…

– Бытует мнение, что в водное поло идут те, у кого не получилось в плавании…

– Это, наверное, мой случай. В детстве я был полным ребенком, и мама отдала меня в плавание для моего здоровья. За два месяца я появлялся в бассейне считанные разы. Вместо тренировок шел к своей бабушке, ел булочки и пил чай. О моих прогулах мама узнала совершенно случайно. Она встретила свою подругу, которая работала в бассейне, и та сказала, что меня на тренировках нет. Дома, конечно, мне как следует досталось. Вместо плавания родители определили меня в водное поло. Там было гораздо интереснее, и я даже расстраивался, если приходилось пропускать тренировки.

Как тормозили “Динамо”

– Знаменитый казахстанский ватерполист, чемпион мира Нурлан Мендыгалиев как-то признался, что самым нелюбимым занятием для него были многокилометровые заплывы в бассейне…

– Согласен на 200 процентов. Плавание в бассейне без мяча для ватерполистов – сущее наказание.

– Для спортивной карьеры вам сильно не повезло со временем, в котором жили. На время переезда в Алма-Ату пришелся развал Советского Союза…

– В Казахстан из Норильска я переехал в 1992 году. Как раз перестал существовать СССР, но большого дискомфорта это не вызывало. Разделившись политически, мы все равно первое время оставались общим пространством. Мы еще надеялись на совместный чемпионат. А когда стало ясно, что его не будет, алма-атинскому “Динамо” удалось заявиться в чемпионат России.

– Несмотря на то что алма-атинское “Динамо” имело очень приличный состав, оно так ни разу и не выиграло чемпионат России. Доводилось слышать, что наших ватерполистов просто не хотели видеть в чемпионах…

– Так и было. Существовал определенный политический момент, мешавший нам побеждать. Хотя по игре “Динамо” могло ежегодно быть в призовой тройке.

Лебединая песня в Сиднее

– Многие ваши партнеры по тому периоду отмечали, что самым успешным турниром для нашей команды была Олимпиада 2000 года в Сиднее…

– Тогда у нас действительно был звездный час. Опять же, если бы не судьи, сборная Казахстана заняла бы не девятое место, а железно была бы в восьмерке. Нас откровенно засудили в двух матчах олимпийского турнира. Например, в игре с Испанией все фолы давали только нам. А в том, что в Сиднее мы заняли не свое место, я абсолютно убежден. Тех же испанцев мы до этого побеждали на их территории. Костяк команды составляли игроки 25–28 лет – самый спортивный возраст. С главным тренером Станиславом Пивоваровым сборная Казахстана проделала большую подготовительную работу. К сожалению, незадолго до Олимпиады в команде произошел конфликт, и, чтобы не усугублять ситуацию, было принято решение расстаться с тренером.

– Через четыре года в Афинах сборная Казахстана была уже самой возрастной командой, большинству игроков было за тридцать. Но молодежи за спиной не было. Как так получилось, что оказалось некому прийти вам на смену?

– Мы командой мастеров играли в чемпионате России, но смены поколения как таковой не было. Юношеское водное поло в республике не развивалось... Я сейчас живу в Москве, но каждое лето пытаюсь выбраться в Казахстан и вижу положение дел в республике с водным поло. Спортивные школы работают очень слабо, мальчишек тренируют люди, сами водным поло никогда не занимавшиеся.

– Сиднейская Олимпиада, на которой сборная не сумела до конца реализовать свой потенциал, стала лебединой песней того коллектива?

– Да, после Игр ребята ушли из алма-атинского “Динамо” в другие клубы. Мы чувствовали в себе силу, хотели прогрессировать дальше, играть в еврокубках. В основном ребята перешли в московскую команду “Динамо-Олимпийский”, как это сделал я, или в “Синтез” из Казани.

“Зарубки” в памяти

– Из московского клуба легко отпускали в сборную Казахстана?

– Да. Сборная в основном играла летом, когда в чемпионате наступал перерыв. Или же турниры были осенью, когда российское первенство только набирало ход и клуб мог справиться без нас.

– Наверное, одним из самых неудачных моментов вашей карьеры стал промах в послематчевой серии пенальти во встрече с командой Японии, который стоил нашей сборной поездки на чемпионат мира 2007 года?

– Дело здесь даже не в незабитом пенальти. В том матче мы начисто переиграли соперника, сделали, наверное, бросков 40 по их воротам, но встреча завершилась вничью – 5:5. А в серии пенальти нам действительно не повезло.

– А какая победа для вас является самой памятной?

– Наверное, выигрыш чемпионата России сезона-2001/02. Тогда судьба золотых медалей решалась в суперфинале между московским “Динамо-Олимпийским” и волгоградским “ЛУКОЙЛ-Спартаком”. Первый матч на выезде мы проиграли – 2:5. Затем в Москве выиграли с перевесом всего в один мяч – 8:7. Решающая игра завершилась вничью – 5:5, но в дополнительное время мы вырвали победу – 8:5 (при счете 6:5 Зайцев забил два мяча, сделавших динамовцев чемпионами России. – Прим. авт.).

Операция, еще операция…

– В некоторых досье вы значитесь как центральный защитник, но при этом всегда в числе лидеров по результативности. Как это можно объяснить?

– Очень просто. Центрального защитника я всегда играл по необходимости, когда тот или иной игрок этого амплуа либо травмировался, либо переходил в другой клуб. А так я всегда играл подвижного нападающего.

– Свою карьеру вы завершили недавно, причем несколько неожиданно…

– На тренировке мне головой сильно попали в глаз, произошло отслоение сетчатки. К сожалению, у меня не было знакомых врачей в этой области, поэтому пришлось рисковать. Первая операция получилась неудачной, так же как и две следующие. Когда я лег на операцию в пятый раз, ситуация была запущенной. Мне сетчатку собирали буквально по крупицам, но восстановить зрение не смогли. Сейчас правым глазом я вижу буквально на 5–10 см перед собой, и все.

Пьедестал для супруги

– В этой ситуации московское “Динамо” вам помогло?

– Да, клуб частично оплатил лечение. После того как стало понятно, что дальше я играть не смогу, мне предложили стать тренером в молодежной команде “Динамо-2”. К сожалению, из-за финансовых неурядиц эту команду расформировали, и меня перевели в тренерский штаб первой команды “Динамо”.

– Сын Кирилл пошел по вашим стопам в водное поло?

– Нет, он занимается хоккеем с шайбой. А младшая дочь Лиза тренируется в зале художественной гимнастики. И еще хочу сказать отдельное “спасибо” своей любимой супруге Наталье. Ее роль в нашей семье очень велика. По сути, на ней лежит весь груз семейных проблем: школа, тренировки детей и все остальное. Ну а мою жизнь спортсмена, а теперь и тренера вы примерно можете представить. Так что спасибо Наталье за терпение!

Фото из архива И. Зайцева

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...