Опубликовано: 2847

Спасенные дети

Спасенные дети

Раньше казахстанские медики не знали, что делать с врожденными пороками сердца у грудничков. До 70 процентов младенцев из-за этого умирали. Теперь у каждого третьего появился шанс на выживание благодаря развитию неонатальной кардиохирургии.Врач-кардиохирург Алматинского научного центра педиатрии и детской хирургии Куралай БАТТАЛОВА не понаслышке знает, каково это – оперировать хрупкое создание, которому всего

несколько недель от роду.

– Поначалу и я в критических ситуациях плакала вместе с родителями. Операции у таких маленьких детей – это всегда большой риск. Но если их не делать, то дети погибнут. Со временем, видимо, у меня выработался защитный механизм. И сейчас больше сопереживаю мамам и их сложной судьбе. Ну а когда обреченный малыш благодаря операции выживает, радуюсь, как за собственного ребенка! – рассказывает Куралай Сериковна.

– Да, возможно, мы и вмешиваемся в естественный отбор, – рассуждает доктор. – Но вот в Италии, где недавно стажировалась в Международной школе сердца, видела взрослых людей, которым 20–30 лет назад при рождении сделали операцию по устранению сложных пороков сердца. Среди них и студенты, и артисты, и спортсмены. При правильно проведенной операции это практически полноценные люди! Говорят, где-то в Украине есть даже олимпийская чемпионка, которой при рождении оперировали сложный врожденный порок сердца.

– Конечно, кардиохирургия для младенцев, которую мы хотим сейчас развивать, – одно из самых затратных и эмоционально тяжелых направлений, – сожалеет доктор Батталова. – И пороки такие разные. Могут поменяться местами сосуды, камеры сердца, быть закрытым аортальный или трехстворчатый клапан, младенец может появиться на свет с недоразвитым левым желудочком сердца. Повышают летальность инфекционные и другие осложнения. Случаи бывают самые невероятные. Мы оперировали трехмесячного трехкилограммового ребенка с тремя пороками, который внутриутробно перенес сифилис. И он выжил! И это благодаря тому, что стали внедрять практики европейских клиник. Сейчас он здоров, растет и радует своих родственников.

Куралай Батталова, кандидат медицинских наук, врач-кардиохирург. Окончила в 1999 году Семипалатинскую государственную медицинскую академию. Участвовала в более чем тысяче операций. Самостоятельно провела около трехсот. Из них примерно 92 процента – с хорошим эффектом. Одной из первых стала проводить кардиохирургические операции детям грудного возраста.

Верный диагноз – половина дела

– Когда родители стоят перед трудным выбором, я всем им говорю: это ваш выбор – бороться за жизнь ребенка вместе с врачами или отказаться от помощи, – продолжает Куралай Сериковна. – А ведь бывают семьи, в которых, узнав о тяжелом диагнозе малыша, отец от него отказывается. Тогда мама остается один на один с кучей проблем. Выбрав ребенка, она теряет мужа. И когда, оказавшись уже без семьи, теряет еще и ребенка, то это очень тяжело.

– По-хорошему, если бы неонатальная служба у нас была более правильно поставлена и эти пороки диагностировались уже на местах – до и после рождения, то и лечение было бы более эффективным. Но у нас большие проблемы с диагностикой, – считает кардиохирург Батталова. – Уже состоялась программа “Саламатты-Қазақстан”, по которой в каждом областном центре построены кардиохирургические клиники. И УЗИ-аппараты вроде бы везде есть. Но нужны грамотные специалисты, которые при обследовании беременной распознают все пороки ее плода.

Зарплата гасит пыл энтузиастов

– Когда я приехала в Италию, то поняла, что если во время беременности ведется грамотная диагностика и ребенок сразу транспортируется в кардиохирургическое отделение, а грамотный кардиолог своевременно сделает УЗИ и зондирование сердца, то, используя отработанную ведущими клиниками тактику лечения, можно вылечить почти любого малыша.

Правда, и уровень медперсонала в Италии выше. Медицина государственная. Быть кардиохирургом престижно. Работают последователи светил мировой кардиохирургии – Норвуда, Якуба. Есть даже потомок графского рода, он занимается коронарным шунтированием, – делится наблюдениями Куралай Сериковна. – Да и оплата соответствующая. Превышает наши мизерные оклады в десятки раз. Низкая зарплата при таких психоэмоциональных нагрузках лишь увеличивает текучесть кадров, снижается уровень квалификации специалистов. На голом энтузиазме ведь далеко не уедешь – сокрушается доктор. – У всех семьи, дети…

На вопрос, почему все же решила выбрать эту сложную профессию, доктор Батталова отвечает:

– В юности прочитала книгу знаменитого кардиохирурга Кристиана Бернарда “Нежелательный элемент”. Он описывал, как в Африке провел свою первую операцию по трансплантации сердца. И это меня вдохновило. Но у нас пока еще нет системы. Кардиохирургия – это ведь труд большой команды: анестезиологов, кардиологов, реаниматологов, лаборантов – тех, кто заготавливает кровь, кто будет вести детей после операции на местах. Чтобы спасти одного ребенка, работает команда почти из 30 человек. И каждый важен в этой цепочке.

Ежегодно в Казахстане рождаются около 3 тысяч детей с врожденным пороком сердца. 40 процентов из них оперировать нужно уже в первые дни жизни. Если операции не выполняются, то большинство из них погибает.

Загрузка...