Опубликовано: 1128

Сны о Занзибаре

Сны о Занзибаре

На карте мира есть места, которые хочется увидеть уже хотя бы из-за их названий, возвращающих в детство с его книгами и фильмами о приключениях и пиратах: Тимбукту, Сингапур, Парамарибо, Гваделупа, Мадагаскар, Занзибар…

Последний в этом списке – небольшой остров рядом с Восточно-Африканским побережьем – уже более ста лет привлекает к себе пристальное внимание Большой земли.

Сначала – с конца позапрошлого столетия – его облюбовали пираты и работорговцы, но со второй половины XX века остров со своим бурным прошлым и роскошными пляжами стал привлекать вполне мирных туристов.

Попасть на Занзибар из Казахстана не очень просто, да и с остальным внешним миром он связан весьма опосредованно. Островитянам достаточно родственных отношений с материковой Танзанией. И еще – почему-то с Италией, куда летают прямые чартерные рейсы. Кроме того, регулярные авиарейсы связывают столицу острова со столицей Кении Найроби, куда попасть из Алматы несложно, а с недавних пор еще и относительно недорого. Однако для тех, у кого все в порядке со временем, но недостаточно денег, было бы оптимально доехать до Дар-эс-Салама на автобусе, а там за четыре часа и двадцать долларов добраться на регулярном пароме.

Красиво – как во сне

Имеющим представление об Африке через призму телевизионных репортажей, рассказывающих о голоде, бедности, массовых эпидемиях или очередном перевороте, Танзания (частью которой Занзибар является) может показаться слишком пресной – этой обеспеченной по африканским меркам стране удается лавировать между всеми присущими Черному континенту несчастьями. И пока многие ее соседи выясняли отношения друг с другом либо вели у себя кровавую борьбу за власть, Танзания (после 1979 года, когда завершился военный конфликт с Угандой) сделала ставку на аграрный сектор и туризм. И не прогадала ни в одном случае. Что же касается Занзибара, то основной его недостаток, может быть… в излишней “открыточности”, и наверняка кого-то отпугнет отсутствие традиционного набора развлечений для молодежного отдыха – на острове нет ночных клубов и дискотек и далеко не везде можно найти алкоголь, поскольку основное население его составляют мусульмане. Вместе с тем он подходит семейным парам, новобрачным и просто любителям покоя и истории.

Остров вообще выбивается из общеафриканских представлений по ряду параметров – независимость он получил легко и просто, последние сто лет здесь не было голода и политического насилия, даже присутствие полицейских и военных здесь минимально.

Маршрутка по-занзибарски

Именно так и выглядел этот город в моем представлении: парусники, белые средневековые дома, церкви и мечети – все это становится все более отчетливым по мере приближения парома к берегу. Прибывших ждет необременительная процедура получения штампа острова в паспорт (подтверждение его полусамостоятельного статуса). На Занзибаре преступности фактически нет, как нет и мелкого мошенничества, широко распространенного по всей Африке. Но есть таксисты. Их много, и для каждого дело чести – содрать с каждого новоприбывшего по максимуму. Тем более что те, кто решил не задерживаться в городе, а сразу расположиться на побережье, в следующий раз подумают, а стоит ли брать такси, если можно воспользоваться “дала-дала”?

“Я выжил в дала-дала” – эта надпись часто сопровождает сувенирные футболки с рисунком переполненного гибрида мини-грузовика и маршрутного такси – самого распространенного вида общественного транспорта, связывающего все поселения Занзибара с его столицей.

Для многих туристов это скорее единовременный экстремальный аттракцион, когда в грузовую кабинку, казалось бы, рассчитанную не более чем на 10–12 пассажиров, умудряется вместиться в два раза больше, не считая сумок, тюков, связок овощей и домашней живности. Но стоит отметить, что при неимоверной тесноте ссор среди улыбчивых занзибарцев не возникает по определению.

Солнце и история

Основными достоинствами острова являются солнце и история. Даже в сравнении с материковой Танзанией занзибарцы живут лучше, правда, процветание острова еще сто лет назад не касалось его коренных жителей, – как уже говорилось, остров являлся одним из центров работорговли, память о которой сохранилась в виде остатков невольничьего рынка в старой части города Стоунтауне (Каменный город) и тюрьмы для рабов на Тюремном острове.

Зато последние десятилетия благополучие острова зиждется на туристах: тихо, спокойно и нормы мусульманской этики проявились здесь в лучшем качестве – в неприятии очевидного обмана (исключение – для таксистов) и гостеприимстве. Одно время жители острова даже помышляли отсоединиться от Танзании и снова жить самостоятельно, однако официальный Дар-эс-Салам преуспел в убеждении без применения силы, итогом чего стала полуавтономная размеренная жизнь острова.

Подобно отношениям, выстроенным между Танзанией и Занзибаром, старый Стоунтаун существует также в полусамостоятельном режиме. Ему более двухсот лет, и в настоящее время это музей под открытым небом. Местные жители в нем практически не живут, отдав его на откуп иностранным туристам, для которых на сравнительно маленькой площади открыты десятки отелей и кафе и, наверное, сотни сувенирных магазинов. Путеводители предупреждают, что на узких улочках Каменного города ничего не стоит заблудиться, и советуют нанять экскурсовода. Но запутанные улочки в конечном итоге выведут к какому-то знаковому месту, будь то бывший рынок рабов, католический храм, крепость, или на побережье. А когда три или четыре раза пройдешь мимо запомнившегося бара или сохранившейся со времен первой независимости (до захвата Германией в 1884 г. Занзибар имел статус самостоятельного султаната) вывески посольства или консульства уже несуществующего государства, понимаешь – Стоунтаун на самом деле очень небольшой.

Но экскурсовод на самом деле не помешает, хотя бы для того, чтобы просто узнать, чем примечательно то или иное здание.

Масаи – стражи побережья

Вечером побережье, граничащее со Стоунтауном, погружается в дым от мангалов и жаровен – кажется, что весь дневной улов рыбаки свозят исключительно сюда. И тут же, присев на бортике или на берегу, можно заказать практически любой морской деликатес.

После Каменного города туристы в 100 процентах случаев “расползаются” по периметру острова – весь он по окружности обустроен отелями, по большей части недорогими – за 20 долларов в сутки вам предложат место в бунгало (рассчитанное на двоих или троих) и “континентальный” завтрак. Все развлечения оплачиваются дополнительно. Но практически каждый отель имеет собственные экскурсионные программы, а также развлечения – дайвинг, катание на скутерах, поездки на островки, купание в компании морских черепах или дельфинов, при этом по ценам ниже привычных нам иссык-кульских или капшагайских (при условии, что сами развлечения могут быть сопоставимы)…

Помимо иностранцев и коренных занзибарцев в туристическую индустрию активно включились масаи – кочевники, живущие на территории Кении и Танзании. При этом владельцы отелей с удовольствием дают масаям разрешение заниматься мелким бизнесом вроде торговли сувенирами и бижутерией на своей территории – традиционно высокий рост и яркая национальная одежда масаев привлекают внимание приезжих. Помимо этого масаи взяли на себя функции добровольных стражей побережья, благо закон позволяет им носить с собой посох-дубину, а их порядочность и честность предопределены уже исторически.

Кстати, одно из самых замечательных знакомств за все время поездки по Восточной Африке состоялось на занзибарском побережье, когда к нам подошел масай – торговец сувенирами. Хорошо образованный и с прекрасным чувством юмора, он стал нашим проводником по Занзибару. За три вечера бесед мы значительно обогатились знаниями по масайской истории и культуре, а нашего нового знакомого Вильяма Парейо помимо политики и спорта больше всего интересовало, что же чувствует человек, когда на улице минус 20?

Хорошее впечатление важнее прибыли

В самый разгар туристического сезона остров столкнулся с глобальной проблемой: был поврежден электрический кабель, через который на остров поступает основная электроэнергия с материка. Но недавно я получил письмо по Интернету от Вильяма Парейо. Как оказалось, почти три месяца на острове не было электричества.

Но теперь все нормально. Остров снова ждет гостей, и цены остались на прежнем уровне. Хорошие впечатления и воспоминания, оставшиеся у гостей, для занзибарцев намного важнее сиюминутной прибыли.

Для меня же Занзибар стал частью чего-то отдаленного, как сон, в который стремишься попасть и наконец попадаешь. Но фотографии с удивительными закатами убеждают, что остров существует!

И еще иногда по ночам на мобильный телефон звонит Вильям Парейо и радостным голосом спрашивает: ну как у вас сейчас, все еще минус 20?

Андрей ГРИШИН, специально для “Каравана”, Занзибар – Алматы

Загрузка...