Опубликовано: 6572

Снова идем в кризис. Что нам грозит?

Снова идем в кризис. Что нам грозит?

Казахстан входит в период более тяжелого кризиса, чем тот, который мы прошли в 2007–2009 годах. Населению и бизнесу страны нужно готовиться к худшему. Кризис будет продолжаться годы.

– По причине снижения цен на энергоносители поступление доходов в бюджет сократилось на 40 процентов. Уменьшились цены на основные виды экспортной продукции. При этом сельское хозяйство обеспечивает небольшой рост, а промышленные предприятия снизили свое производство, – сказал Президент Нурсултан Назарбаев во время встречи с премьер-министром Каримом Масимовым. – Наше население должно знать ситуацию, которая означает уменьшение прибыли наших предприятий, снижение доходов и возможное сокращение рабочих мест. Наступает настоящий кризис – более сильный, чем в 2007–2009 годах. В связи с этим поручаю правительству провести анализ, составить план антикризисной работы, определить необходимые меры и довести до населения.

В поисках дна

Чем этот кризис отличается от кризиса прошлых лет? Прежде всего, о его наступлении Нурсултан Назарбаев сообщил лишь после личных встреч с лидерами основных экономических партнеров Казахстана – президентом России Владимиром Путиным и председателем Госсовета КНР Си Цзиньпином. Эти страны тоже испытывают экономические трудности. Соответственно сам кризис по охвату будет гораздо мощнее прежнего.

Затем, у руководства страны есть опыт управления во время кризиса. Он был получен именно в 2007–2009 годах, и главный вывод из этих знаний – нежелание тратить деньги Национального фонда на поддержку пострадавших банков и отраслей экономики.

– Предприятия не должны ждать, что государство обеспечит их средствами. Этого не будет – запрещаю использовать деньги из Национального фонда. В этой ситуации сразу будет видно, какие производства работают эффективно, а какие нет. Также мы проводим приватизацию, чтобы привлечь более эффективный менеджмент, – за­явил Назарбаев.

Деньги Нацфонда будут расходоваться только на программу “Нурлы жол” (9 миллиардов долларов на 3 года) и на ежегодный трансферт в бюджет страны (8–9 миллиардов). В 2009 году правительство уже пыталось помочь банкам выйти из кризиса. На это пошел целевой трансферт в 10 миллиардов долларов. Причем основная помощь предназначалась БТА банку. Но деньги на пользу не пошли. БТА все равно стал банкротом и был продан. Но у банков появился четкий рефлекс – в случае проблем прежде всего спасать будут финансовую систему. Остальное может и подождать. В результате экономику перезапустить не удалось, и из кризиса 2007–2009 годов Казахстан так и не вышел. В отличие от других стран.

Теперь банки будут выкручиваться самостоятельно. Это означает, что в развитость и устойчивость финансовой системы страны в Астане уже не верят. И относиться к банкам будут значительно жестче. В конце концов, именно они, выдавая легкие кредиты в валюте, привели к росту социальной напряженности в стране.

Что нам грозит?

В начале сентября министр финансов Бахыт Султанов представил в мажилисе парламента РК проект закона “О республиканском бюджете на 2016–2018 годы”. По его словам, расходы республиканского бюджета на 2016 год планируются в объеме 7,3 триллиона тенге с ростом к уровню текущего года на 74,4 миллиарда тенге. Дефицит прогнозируется на уровне 723,4 миллиарда тенге. Соответственно расходы бюджета составят 8 триллионов тенге. Исходя из этих цифр особого кризиса не видно. Тем более сразу на 40 процентов, о которых говорил Президент.

– Речь шла о сокращении доходов бюджета на 40 процентов, но это не значит, что бюджет будет сокращаться. Дело в том, что из-за происшедшей девальвации бюджет выиграет как напрямую из-за увеличения поступлений от сырьевого сектора, так и из-за того, что ежегодные трансферты из Нацфонда теперь в тенговом выражении компенсируют падение налоговых поступлений, – сказал “КАРАВАНУ” директор Центра макроэкономических исследований Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ. – Тот же ежегодный трансферт в 8 миллиардов, который при курсе в 185 предполагал перечисление 1,5 триллиона тенге, теперь при курсе в 277 предполагает перечисление 2,2 триллиона тенге. Поэтому сокращение расходов бюджета вряд ли состоится. Более того, из-за выросшей инфляции номинальные показатели бюджета пересмотрят в сторону увеличения.

– Непонятно, откуда была взята цифра в 40 процентов, – рассуждает с “КАРАВАНОМ” директор департамента аналитики инвестиционной компании “Асыл-Инвест” Айвар БАЙКЕНОВ. – Налог на продажу природных ископаемых для экспортеров исчисляется в долларах, но выплачивается в тенге. Поэтому после девальвации платежи от экспортеров должны увеличиться. Это должно частично смягчить снижение поступления других налогов. Основное сокращение налогов произошло по корпоративному подоходному налогу. Но в целом снижение составило от силы 25 процентов. Но никак не 40.

При снижении доходов бюджета будут снижаться и расходы. Доля социальных расходов в бюджете 2016 года составляет 40 процентов. Эту часть Президент пообещал не трогать. Тогда остаются расходы на силовой блок, на развитие экономики и расходы на поддержание госаппарата.

– Прежде всего будут сокращены бюджетные расходы регионов, – уверен Байкенов. – И это уже началось. Будут попытки по оптимизации государственного аппарата. Вероятнее всего, сократятся расходы на часть имиджевых проектов. Прекратится финансирование новых проектов. Еще один источник пополнения бюджета – приватизация, программа которой будет расширяться. Чтобы сделать приватизируемые предприятия более привлекательными, правительство, возможно, пойдет на изменение правил игры.

Налоги вырастут

Кроме этого нам всем придется смириться с ростом налогов. С точки зрения логики в кризис налоги нужно, на­оборот, снижать. Но налоговая нагрузка в Казахстане и так достаточно низкая. По этому показателю мы больше похожи на офшорную зону, чем на нормальное государство с собственной экономикой. На прошлой неделе некоторые СМИ распространили информацию о том, что правительство повысит ставку индивидуального подоходного налога с 10 до 12 процентов к 2018 году. С другой стороны, государство будет более жестко относиться к неплательщикам, уверен Айвар Байкенов. Сегодня доля несобранных налогов составляет до 25 процентов доходов бюджета. Чтобы собрать эти деньги, министерство финансов будет заниматься улучшением администрирования. Например, будут стимулироваться безналичные платежи. Одновременно это поможет бороться с теневым рынком.

– Любые инициативы, которые предполагают рост налоговой нагрузки при выплате зарплаты, не эффективны. Бизнес ответит снижением зарплат “чистыми на руки”, то есть фактически налоговая нагрузка будет перенесена на работника, что означает уменьшение его доходов, а значит, и платежеспособного спроса. Либо просто вырастет доля зарплат в конвертах, – уверен Олжас Худайбергенов. – В наших условиях необходимо перейти от плоской шкалы индивидуального подоходного налога (ИПН) к прогрессивной. Сейчас все платят по 10 процентов от дохода, но, думаю, необходимо сделать шкалу от 0 до 20 процентов. Только за счет этого можно в два раза увеличить объем налоговых платежей по ИПН в бюджет. Правда, такие меры надо делать в рамках большого комплекса мер. Иначе эффект от реформ будет небольшой.

В целом государство во время кризиса не должно сжиматься, ибо это лишь провоцирует дальнейшее падение экономики, уверен аналитик. Для восстановления экономики нужно очистить банки от плохих кредитов, чтобы залоги снова вошли в экономический оборот. Затем накачать банки “длинными” деньгами, которые могут заставить экономику заработать. Также государство должно активно наращивать расходы. Прежде всего – через жилищную политику. Это не только повысит платежеспособный спрос, но и обеспечит загрузку сектора строительства и производства стройматериалов.

На прошедшей встрече с премьер-министром глава государства поручил правительству провести анализ, составить план антикризисной работы, определить необходимые меры. Осталось дождаться, какие меры предложит правительство.

Алматы

Загрузка...