Опубликовано: 1526

Снился мне сад…

Снился мне сад…

29 января исполнилось 150 лет со дня рождения Антона Павловича Чехова. 29 мая на сцене Театра имени М. Ю. Лермонтова состоялась премьера спектакля “Вишневый сад” в постановке Рубена Андриасяна. В программке, правда, датировали премьеру месяцем ранее, но это, видимо, от присущего подобным событиям волнения.

“Вишневый сад” – одно из наиболее популярных среди режиссеров произведений Чехова. Если не самое популярное. Поэтому вряд ли есть смысл пересказывать сюжет даже вкратце.

Премьера первой постановки пьесы состоялась в МХТ в день рождения автора. И в год его смерти. За прошедшие 95 лет отношение к героям комедии (так написал на титуле сам Антон Палыч) менялось соответственно изменениям в общественном и политическом строе. В советское время считалось правильным порицать промотавших имение Раневскую и ее брата Гаева, Лопахина считать алчным капиталистом, наживающимся на чужой беде, а вечного студента Петю Трофимова и его возлюбленную, дочь Раневской Аню – теневыми героями, символами нового времени, в котором нет места ни дворянам, ни купцам.

Когда же в начале 1990-х советская элита, а с ней и привыкшая к теплым условиям интеллигенция, сами оказались раневскими-гаевыми, когда вся огромная страна-имение была поделена на “дачи”, то выяснилось, что все не так однозначно. И, пожалуй, нет ни правых, ни виноватых у Чехова. Не потому ли комедия? Смешно ведь, право. До слез. Грустных.

И когда худрук Лермонтовки Рубен АНДРИАСЯН на вопрос, зачем он взялся ставить “Вишневый сад”, отвечает, что пьеса не утратила своей актуальности, трудно с ним не согласиться. “Вишневые сады” – они ведь кругом и рядом. Можно изуродовать исторический центр города выжившими из ума и времени небоскребами, котлованами и отелями вместо домов творчества. Можно вырубить сады (уже без всяких кавычек) и дать их на откуп лопахиным с гольф-клубами и особняками. Можно со скандалом выгнать людей из домов, а вместо “дач” оставить после себя кризисные пустыри… Да много чего можно. Конфликт в том, что нельзя однозначно назвать раневских правыми, а лопахиных виноватыми. И у тех и у других достаточно сторонников. И, как правило, они принадлежат разным поколениям.

Что интересно, “Вишневый сад” в Лермонтовке тоже ознаменовывает собой если не смену поколений, то ее приближение. Новый спектакль – и первое появление на сцене новых лиц на ведущих и около ролях. Раньше молодежь из прошлогоднего выпуска Андриасяна в Жургеневке, как правило, вводилась в разные спектакли поодиночке или парами. Здесь же практически полсостава за актерами, чьи имена и лица нам еще только предстоит запомнить.

Впрочем, пока примы Лермонтовки могут не переживать – из неофитов можно выделить, пожалуй, лишь Камиллу ЕРМЕКОВУ и особенно Антона МИТНЕВА, играющих как раз Аню и Петю Трофимова. А вот гвардия (слово “старая” тут совершенно не к месту) – на привычно высоком уровне. Наталья Долматова (Раневская), Виталий Гришко (Гаев), Татьяна Банченко (Шарлотта Ивановна), Анатолий Креженчуков (Симеонов), Анастасия Темкина (Варя), Виталий Багрянцев (Лопахин) и, конечно, Юрий Борисович Померанцев – Фирс, совесть пьесы, образ простого народа, до которого в спорах за вишневые сады, как обычно, никому нет дела (в другом составе эту роль играет Владимир Толоконников)… Овация в финале не случайна. Разве что, на мой взгляд, Виталий Багрянцев зря пытается весь спектакль говорить не своим, более грубым голосом.

Нельзя не упомянуть о декорациях – плодах нового сотрудничества Андриасяна с немецким художником Эрнстом ГЕЙДЕБРЕХТОМ. Возможно, на этот раз они выглядят не столь авангардно и эффектно, как в “Короле Лире”, зато вновь “стреляют” в финале – “Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву”.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...