Опубликовано: 1798

Слухи, музы и усы

Слухи, музы и усы

“Без меня меня женили!” – приехавший в Алматы Игорь НИКОЛАЕВ развеял сообщения о своей свадьбе в Майами и… ответил на вопросы читателей “Каравана”.

В Алматы главный “дельфин” российской эстрады прилетел без своей новой “русалки” – сердечной подруги Юлии ПРОСКУРЯКОВОЙ. И на просьбы рассказать о ней предпочел особо не распространяться. Но зато ответил на другие вопросы, которые вы, наши любимые читатели, прислали в редакцию “Каравана”. Как мы и обещали, авторы самых интересных вопросов, кроме того что фактически пообщались с популярным исполнителем, выиграли билеты на единственный алматинский концерт Игоря Николаева.

Свадьбы не было!

– Игорь Юрьевич, известно, что у вас недавно была свадьба…

– Хорошо, что вам известно, что у меня была свадьба. Тем более у меня ее не было! Люди склонны верить небылицам. Но в таких слухах я ничего плохого не вижу. Так же как и в слухах о беременности, о рождении ребенка. Это же позитивные новости. Другое дело, что они не имеют отношения к реальности.

– Но свадьба запланирована, она будет?

– А почему я должен отвечать на этот вопрос?! Это наше личное дело, когда будет свадьба, будет ли она вообще. Я давно зарекся рассказывать о перипетиях в своей личной жизни. Это чревато, понимаете? Когда вы начинаете говорить о чем-то вслух, то это всегда не сбывается, разбивается и ломается.

– Все же нашу читательницу Анастасию Кайсиди интересует, как вы познакомились со своей нынешней избранницей Юлией Проскуряковой?

– Можно познакомиться при любых обстоятельствах, но знакомство само по себе ничего не дает. Отношения должны развиваться. Познакомились ли мы сейчас с вами? Видимо, да, раз мы с вами разговариваем, но отношений между нами нет, правильно? Поэтому я считаю, что мы с вами не познакомились. Знакомство – это нечто большее. Если бы я подошел к вам и спросил: “А что вы делаете сегодня после моего концерта? Может, вы мне покажете ночной Алматы?” – тогда бы это было движением навстречу друг другу. Мы, публичные люди, постоянно с утра до вечера с кем-то знакомимся. Поэтому для меня знакомство – это когда встречаешься второй, третий раз и узнаешь человека все больше и больше.

– Наверняка Юля сейчас является для вас музой, как когда-то Наташа Королева, для которой и о которой вы написали немало песен?

– Рассматривать кого-то как некий источник вдохновения – цинично. Это эксплуатация девушки в роли музы. Мне кажется, так не должно быть. И, повторюсь, я не хочу об этом говорить, ибо предпочитаю оставить свою личную жизнь при себе. Но тем не менее скажу, что это великолепная, талантливая, открытая, добрейшая и очень тонкая девушка.

Что зависит от Пугачевой

– Серик из Алматы интересуется вашим сотрудничеством с Аллой Пугачевой, для которой вы написали песни, ставшие популярными. Если бы вы не встретились с ней, как, по-вашему, могла сложиться ваша карьера?

– Никто не знает ответа на этот вопрос, и я в том числе. Он явно риторический. Мы с ней встретились, когда мне было 19 лет… Не будь этой встречи, моя жизнь, конечно, могла пойти абсолютно по-разному. Но, видимо, она все-таки продолжилась бы на творческой стезе, поскольку я занимался музыкой, литературой.

Вся наша жизнь – это цепочка встреч, знакомств и взаимопроникновения человека в человека. Могу сказать наверняка, что в моем творчестве все явно пошло бы иначе, если бы я не встретил замечательную семью Михаила Танича и Лидии Козловой, которые ввели меня в мир песни. С Михаилом Исаевичем я написал “Комарово” и песню “Пароходы”, которую исполнил Валерий Леонтьев. Ну а с Лидией Николаевной Козловой, его супругой, мы написали “Айсберг”. И дело даже не в том, что у нас получились такие хиты, а в том, что эти люди буквально обогрели меня, когда мне было 17–18 лет. Я был студентом музыкального училища, снимал квартиру где-то на окраине Москвы, а они заботились обо мне, вкусно поили, кормили. И когда я садился в метро, ехал к себе домой, то, как правило, просыпал свою станцию, потому что мне было хорошо и сытно. Я вечно благодарен им и всегда их вспоминаю, потому что они мне очень дороги.

– Вы, как человек, близко знакомый с Пугачевой, можете ответить, правда ли, что в российском шоу-бизнесе многое зависит от нее?

– Это такая же правда, как то, что в американском шоу-бизнесе все зависит от Мадонны или от Майкла Джексона. Просто есть мегазвезды, в тени которых находится основная масса поющих людей. Ну как есть Солнце, а есть Солнечная система. Поймите, я не говорю, что Земля или Юпитер – это плохие планеты. Но они вращаются вокруг Солнца и при этом хуже не становятся. Так устроено.

Еще до того, как Алла Борисовна начинала свою карьеру, на первых ролях стояли Клавдия Шульженко, Леонид Утесов и другие светила, вокруг которых вращались все остальные. Всё зависит от силы притяжения, которая есть у Пугачевой. Ведь в том, что Алла Борисовна – великий человек, в общении, в своей харизме, в воздействии на публику, я думаю, никто не сомневается. Я могу это засвидетельствовать, поскольку мы дружим

30 лет.

С Зариной Алтынбаевой был… проект

­­– Для кого, кроме тех, с кем вы постоянно сотрудничаете, вы можете написать песню?

– Я открыт для сотрудничества и общаюсь с артистами любого уровня известности. Все зависит от того, как строятся отношения и насколько мне это интересно. Допустим, у меня был опыт общения с казахстанской артисткой Зариной Алтынбаевой. Мне кажется, проект получился очень хорошим. Сейчас я не знаю о ее творческой судьбе, но та работа, которая была сделана с моей стороны, выполнена добросовестно. Другое дело, смогла ли артистка донести эти песни до внимания публики.

– Кого из российских артистов вы бы хотели увидеть на “Евровидении-2010”? – спрашивает Камиля Ушурова.

– Это очень серьезный вопрос, и я не готов на него с ходу ответить. Большая ответственность – назвать какое-то конкретное имя. Ведь дело еще и в специфике самого конкурса, а не только в артисте. Исполнитель может быть плохой или хороший, но нужен тот, который впишется в формат. А у “Евровидения” этот формат весьма своеобразен.

– Игорь, наших читателей, как и, наверное, миллионы других ваших поклонников, не могут не волновать ваши усы. Алматинка Любовь Владимировна спрашивает, они являются частью имиджа или за ними что-то скрывается?

– Хороший вопрос. По оригинальности он стоит на втором месте после “что вы сначала пишете – музыку или слова?”. Про усы часто спрашивают в контексте моего имиджа, мол, не хотел бы я его поменять? Для того чтобы менять имидж, нужно его иметь. А поскольку я его не имею, что же мне менять? И если под словом “имидж” понимать выросшую на моей голове растительность, включая усы, то, знаете, что выросло, то выросло. Сбрил усы я только один раз, в армии по приказу лейтенанта, которому они не понравились. Но это было очень давно. С тех пор я их не сбривал, и весь мой рассказ об имидже на этом заканчивается. Понимаете, люди должны слушать, о чем человек поет.

Наталья БОЙКО и Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...