Опубликовано: 2004

Слово и дело. Карьерный подход Алихана БАЙМЕНОВА

Слово и дело. Карьерный подход Алихана БАЙМЕНОВА

Даже беглого взгляда на перемещения Алихана БАЙМЕНОВА по карьерной лестнице достаточно, чтобы понять, где он как рыба в воде. Был и министром труда, и руководителем канцелярии Премьер-министра, и главой Администрации Президента. В общем – много кем был…В июле 2011-го Алихан Байменов снова стал председателем Агентства по делам госслужбы, с тех пор он и заведует этим делом, постоянно говоря при этом, что его

задача – создание эффективной модели государственного управления. Что должно было показать, что он не сидит сложа руки? Видимо – это и разделение должностей на политические и административные, и слова о сокращении кадров, и создание академии управления. Все это, конечно, производит впечатление. Но что из этого получается?

Сага про сокращения

Формально максимум госслужащих был отмечен в январе 2009 года – 104 004 человека. Сегодня штатная численность служащих в Казахстане – 97 831 единицы. В центральных госорганах работает около 9 000 человек, 34 000 – на уровне регионов, 41 000 – на районном, 13 000 – на сельском. Алихан Байменов уверяет, что международные эксперты относят нас к странам с небольшим удельным весом госслужащих:

– Если в Казахстане их количество на 1 миллион населения – 5 600 единиц, то в странах со схожими пропорциями территории и населения – в Австралии и Канаде – 13 258 и 36 978 соответственно.

На самом деле численность госслужащих – не основной показатель при определении числа людей, которые выполняют государственные функции. В Казахстане ведь – многочисленный квазигосударственный сектор из различных РГП при министерствах, управляющих компаниях, СПК, и, наконец, Фонда национального благосостояния “Самрук-Казына”. Всего – 782 организации. В них-то и переходили кадры при очередном сокращении в госорганах. В итоге уже в 2012 году глава государства Нурсултан НАЗАРБАЕВ прямо потребовал избавляться от живчиков, ищущих теплые места.

– Вот Умирзак Естаевич (Шукеев, назначенный в январе 2012 года главой фонда “Самрук-Казына”) пришел и свежими глазами увидел, сколько там живчиков сидит, зайчиков, вообще не работающих, бумаги переставляющих за большие зарплаты.

Тогда только фонд покинули около тысячи сотрудников. В 2013 году председатель правления “Самрук-Казына” Умирзак Шукеев сообщил о сокращении еще более двух тысяч менеджеров.

Коррупционные “шалости”

Казалось бы, сокращение лишних работников в министерствах и акиматах должно было сделать госорганы более эффективными. Но этого не произошло по нескольким причинам. И главная из них – коррупция.

– Нужно обеспечить прозрачность всех финансовых потоков, то есть ввести всеобщее декларирование. В Закон “О государственной службе” введена глава “Служебная этика государственных служащих”. Теперь госслужащий, узнавший о коррупционном деянии либо втягиваемый в этот процесс, по закону обязан уведомить руководство об этом. Иначе будет привлечен к ответственности, – говорил о методах борьбы с коррупцией Алихан Байменов летом 2013 года.

Насколько эти нормы выполняются чиновниками? Скандалы вокруг госзакупок, откатов и взяток не прекращаются. Сейчас проходит суд над экс-акимом Павлодарской области Ерланом Арыном. Другой процесс – против заместителя министра сельского хозяйства Муслима Умирьяева. И такие примеры еще можно приводить и далее.

Несмышленые чиновники

Другой продекларированный способ эффективного управления – повышение профессионализма государственного аппарата. Обосновывая необходимость этого, Алихан Байменов еще в 2011 году жаловался на низкий уровень образования госслужащих.

– На госслужбу приходит человек, не умеющий формулировать и излагать свои мысли. Мы встречаемся даже с людьми, которые не могут даже написать заявление на отпуск, не говоря уже о других серьезных вещах.

В этой связи логичным стало бы предварительное обучение всех госслужащих хотя бы основным навыкам в академии государственного управления по зарубежному опыту, на который так любит ссылаться Алихан Байменов. Но пока этот вуз используется лишь для повышения квалификации действующих чиновников. Видимо, изначально предполагается, что каждый казахстанец от рождения – чиновник. Другой формой защиты был объявлен запрет на командные перемещения при смене руководителей госорганов.

– Выяснилось, что 70 процентов назначений внутри государственной службы осуществляется по переводу. То есть новый руководитель увольняет действующих служащих, освобождая место для “своих” людей. Теперь при смене кресла руководитель может взять с собой лишь своего помощника, советника и пресс-секретаря, – рассказывал Алихан Байменов уже в 2012 году.

Но, по некоторым данным, при последних перемещениях между акиматовскими и министерскими креслами вслед за бастыками уходило до 15–20 человек. И они сразу занимали ключевые позиции. В общем, как говорится, легко только сказка сказывается…

Загрузка...