Опубликовано: 1997

Сколько джеков съели принцы?

Не за горами сезон элитной охоты на краснокнижную птицу ДЖЕК – дрофу-красотку. На этот раз “по особому” разрешению к нам в страну планирует прилететь принц из одной восточной страны.

Согласно проекту постановления правительства, за 15 пойманных птиц надо будет заплатить 5 миллионов 54 тысячи 400 тенге. Это стоимость не самой роскошной бэушной иномарки. В такую сумму оценивается уникальное достояние нашей природы.

Элитная охота по постановлению правительства

Постановление казахстанского правительства о проведении охоты на дрофу-красотку, или по-другому – джека, станет уже седьмым по счету подобным документом за историю суверенного Казахстана. Уже готов очередной проект постановления. По сути – это разрешение на проведение соколиной охоты с собственными соколами с 1 октября по 15 ноября этого года на 15 особей дрофы-красотки восточному принцу. Естественно, что после подписания предыдущих таких постановлений давались поручения по организации охоты соответствующим комитетам и местным властям.

Несмотря на то что джек является краснокнижной птицей, на нее разрешено охотиться – в наших законах есть такое понятие, как “исключительный случай”. Каждый раз, когда какой-нибудь принц собирается отправиться к нам за дрофой, канцелярия выносит постановление.

Охота на дрофу-красотку для вип-персон вызывает противоречивые мнения. Одни считают, что нельзя продавать природные достояния ни за какие деньги. По мнению других, элитная охота – это часть дипломатических отношений между нами и восточными странами. Правда, самой дрофе этого не понять, ее задача – просто выжить…

Объективна ли официальная статистика?

В перечне редких и находящихся под угрозой исчезновения видов нашей природы, который утвержден правительством, – 57 птиц. Но восточные принцы охотятся с соколами только на джека. Сколько всего осталось этих птиц в Казахстане?

– Прежде чем выдать разрешение на охоту, ежегодно проводится учет джека, но только в заповедных зонах. Лишь в 1991 году была сделана полная оценка численности, – пояснил заместитель директора Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия Сергей Скляренко. – С тех пор полный подсчет не проводился. Но на основании численности, которая выводится ежегодно по заповедным зонам, определяется квота, которая не должна превышать пяти процентов…

– Но для статистики приводят данные, которые нужны. Они не могут быть объективны, ведь, посудите сами, кто считает эту птицу? Те же ведомства, что и разрешают охоту. Здесь вопрос больших денег, – считает председатель Казахстанского экологического общества Ким Елкин. Он, похоже, чуть ли не единственный специалист, который открыто пытался выступить против уничтожения исчезающей птицы…

– Сегодня охота на дрофу-красотку полностью находится в правовом поле, все законно, выпускаются постановления и еще много других документов, – продолжает Ким Елкин, – другой вопрос, насколько это морально и этично, ведь это наше достояние. В России, например, охота на дрофу-красотку запрещена для всех без исключения…

Откуда “ДРОФишки”?

В Казахстане обитает около 80 процентов всего азиатского подвида дрофы. Хищническое отношение к этой птице может спровоцировать исчезновение вида.

Сегодня, по приблизительным оценкам, численность дрофы в Казахстане составляет более 20 тысяч особей. А вот в Красной книге Казахской ССР была дана не столь оптимистичная оценка по численности. Ученые сделали заключение, что численность дрофы настолько мала, что не исключена возможность полного ее исчезновения… Неужели с тех пор уникальная птица так расплодилась?

Самки дрофы-красотки готовы к спариванию только на второй год жизни, при этом одна особь приносит всего 2–3 яйца. Известно также, что единственный питомник, который был организован в Казахстане, до сих пор еще не давал приплода.

У себя на родине царственные особы принципиально не охотятся на дрофу-красотку. И в прошлые годы вывезли в свои питомники множество казахстанских птенцов. Чтобы восстановить популяцию, они создают для них уникальные условия, температурный режим, влажность, подбирают особые корма. В общем, берегут и лелеют своих джеков…

Особенности “царской” охоты

Стать вип-охотниками могут только члены правящих семей и первые лица зарубежных государств. Принцы прилетают в Казахстан на личных самолетах. Здесь их встречают по-королевски. Как нам рассказали, как-то у одного из принцев произошла заминка с документами, его разместили в самом лучшем отеле, а соколов хотели определить на время в местный зоопарк. Но хозяин птиц запротестовал. Каждый такой сокол стоит несколько десятков тысяч долларов! Поэтому птиц разместили в кабинете самого директора зоопарка. Потом кабинет пришлось тщательно отмывать…

Если же с документами полный порядок, особа царских кровей и его свита, которая часто насчитывает около полусотни человек, отправляется на просторы нашей родины. По мнению людей, причастных к такой охоте, ее организация обходится от двух миллионов долларов и выше…

В свиту попадают лишь мужчины. Часть “персонала” шейхи набирают из нашего местного населения. О том, как проходит охота, нам рассказал очевидец Артур Савин:

– Охотники обычно приезжают на 1–2 недели. Ставится несколько десятков шатров со всеми удобствами. Обеспечивается бесперебойная подача электроэнергии и даже прокладывается временный водопровод из пластиковых труб. Потом принц со свитой выезжает на охоту, с собой у них несколько машин, иногда специально переоборудованных для охоты. Особенность поведения джека в том, что, когда его спугнешь, он летит не так высоко, и, выпуская вслед сокола, охотники видят, как хищная птица подминает жертву и несется с ней к земле… А потом дрофа-красотка попадает на стол. В свите царских особ несколько поваров, которые быстренько готовят изысканное блюдо. Оно с удовольствием съедается, так как существует поверье, что мясо дрофы прибавляет мужчине сексуальной силы.

Но вот незадача: как же реально посчитать всех съеденных царственными особами джеков?

Больной вопрос – как уследить за “квотой”

Квота выдается всего на десяток “с хвостиком” птиц, а сколько гибнет дроф-красоток на самом деле?

Известно, что в том же Пакистане, где тоже охотятся различные принцы, только за один день забивают несколько сотен джеков… Так что в способностях охотничьих соколов сомневаться не приходится, как и в аппетитах самих принцев.

– Это один из самых острых вопросов – контролировать соблюдение квот очень сложно, – говорит Сергей Скляренко. – Наши специалисты наблюдают за тем, как проходит сама охота, но из одной точки одновременно выезжает сразу несколько машин в разные направления, отследить такую охоту сложно. А охотник из любой страны есть охотник. Он азартен, и очень сложно остановиться.

В то же время эксперты считают, что легализация элитной охоты – это, как нам говорят, вынужденная мера… Иначе мы получим браконьерство – это уже было.

Первая элитная охота на дрофу-красотку в Казахстане была проведена в начале 90-х. К нам в страну приехал принц Мухаммед. Он же занимался отловом соколов-балобанов на нашей территории. Мухаммед ездил к нам подряд три года. После этого официальная охота тогда закончилась. Но появилась нелегальная охота, когда “специальные” группы привозили сановных охотников в Южно-Казахстанскую область. После ряда скандалов, получивших огласку, ударить по подобному браконьерству решили, легализовав охоту на дрофу. Первая легальная охота прошла в 2000 году.

Еще одной причиной узаконить охоту на краснокнижную птицу стали деньги. Нам говорят, что ценою жизни джеков поддерживаются другие виды редких обитателей нашей природы…

Оправданна ли цена?

На самом деле после ознакомления с пояснительной запиской к проекту постановления правительства возникает вывод, что элитная охота – не столь уж дорогое удовольствие. По крайней мере, для шейхов. За 15 птиц, на которых разрешена охота, принц должен заплатить в республиканский бюджет всего пять миллионов пятьдесят четыре тысячи четыреста тенге. Это цена хорошего, но не самого роскошного бэушного автомобиля.

Правда, надо добавить, что в 2002 году в Казахстане были определены три заповедные зоны и заключены соглашения с представителями восточных стран, которые взяли на себя все расходы по их содержанию. Также планируется выделение еще 6 миллионов гектаров для четвертой зоны. Во все это вкладывают серьезные деньги. А, как известно, кто платит, тот и “танцует” красотку, дрофу-красотку…

Александра МЫСКИНА

Загрузка...