Опубликовано: 5739

Ситуация с ГСМ: Снова дефицит?

Ситуация с ГСМ: Снова дефицит?

В Казахстане начался рост цен на ГСМ. Пока поднялись оптовые цены. Но по опыту известно, что затем может последовать повышение и на розничном рынке.Позиция топливной ассоциации

Первой о росте цен на топливо, как обычно, заговорила Казахстанская топливная ассоциация. На минувшей неделе она провела пресс-конференцию, на которой вновь попросили установить минимальную цену на ГСМ на оптовом рынке. При этом пределы цены продавцы топлива попросили “раздвинуть”.

– Во избежание дестабилизации ситуации на рынке ГСМ предлагаем проверить обоснованность повышения оптовых цен, а также обеспечить контроль по замораживанию данных цен на уровне, действовавшем до 11 февраля 2014 года. Мы будем обращаться к правительству еще раз, чтобы довести до конца то, что нами было предложено, – увеличение маржи с 17 до 30 процентов, – сказал председатель правления топливной ассоциации Болат АУЕТАЕВ.

По его словам, компании – владельцы АЗС, вынуждены сокращать отпуск топлива из-за отсутствия недорогого топлива. А упавшие продажи не позволяют работать стабильно.

– Малый и средний бизнес фиксирует убытки, поскольку рекомендованная ведомством маржа в 17 процентов  не позволяет им покрывать все расходы. В ближайшей перспективе это может привести к стагнации отрасли, – считает глава ассоциации.

Причина возможного роста цен проста и понятна. В цене топлива больше половины составляет стоимость нефти, из которой оно производится. При этом цена на нефть выражается в долларах США. После девальвации 12 февраля, когда тенге упал на 20 процентов, доля цены нефти в стоимости ГСМ увеличилась примерно на 10–12 процентов. Но цена на ГСМ осталась прежней, так как они включены в список товаров, цены на которые регулируются правительством. Более того, министр нефти и газа Узакбай КАРАБАЛИН заявлял, что розничные цены на бензин не будут подниматься до середины этого года. То есть до конца июня.

Почему не хватает бензина

Все бы ничего, но своего бензина в стране не хватает. Три нефтеперерабатывающих завода (НПЗ) страны, несмотря на до сих пор проводимую модернизацию, пока не способны обеспечить топливную независимость. А значит, мы будем вынуждены импортировать ГСМ. До последнего времени Казахстан использовал мощности для получения топлива в Китае по схеме толлинга на НПЗ в Душаньцзы. Но эта схема оказалась убыточной для страны, поэтому ее закрыли. Остается Россия и, как ни странно, Беларусь. Наши соседи свои заводы уже модернизировали, выпускают топливо стандарта Евро-3 и вполне способны поставлять излишки ГСМ в Казахстан. Но по рыночным ценам, а не по тем, которые желает устанавливать Министерство нефти и газа.

– Ситуацию в отечественной экономике мы вынуждены рассматривать сейчас как два разных периода – до 11 февраля и после 11 февраля. Уже больше месяца огромными усилиями административного ресурса ценам на прилавках не дают расти, но положение на многих товарных рынках Казахстана существенно усложнилось, – заявил “Каравану” директор Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) Ерлан ХАСЕНБЕКОВ.

На 12 февраля, рассказал эксперт, страна располагала примерно следующими запасами: Аи-92 – 244 тысячи тонн, Аи-80 – 86 тысяч тонн, дизельное топливо – порядка 300 тысяч тонн. По словам министра нефти и газа Узакбая Карабалина, этих запасов должно было хватить на полтора месяца – до начала апреля. Дальше, по логике, мы столкнемся с дефицитом.

Причина в том, что при текущих у нас ценах у поставщиков нет стимула завозить бензин. Если сопоставлять ценовые предложения, существовавшие на середину февраля в Казахстане и России, то, по прогнозам, бензин Аи-92 должен подорожать до 140 тенге за литр. Аи-95 и Аи-98 взлетят выше 200 тенге за литр.

– Но это сугубо математические расчеты, диктуемые сложившимися условиями, – подчеркнул Хасенбеков.

Единственный выход?

Приходится особо учитывать и такую актуальную проблему, как сложности с поставками сырья на НПЗ. В сложившейся конфигурации мировых цен, налогового и таможенного режима в нефтяной отрасли и цен на нефтепродукты внутри страны поставки нефти на внутренний рынок для недропользователей не выгодны. Фискальные меры поддержки (действующие пошлины, рентный налог на экспорт сырой нефти и т. д.) не являются эффективными.

Поставки сырья на казахстанские НПЗ идут по обязательствам недропользователей и по ценам, значительно ниже мировых котировок на сырую нефть. Поэтому недропользователи предпочитают продавать нефть за границу. В АИРИ посчитали, как механизм ценообразования влияет на их бизнес. В частности, при мировой стоимости нефти 100–110 долларов за баррель расчеты нефтетрейдеров говорят о потерях в 140 долларов за тонну, а по расчетам АИРИ и того больше – потери до 200 долларов за тонну.

Российские поставщики тоже не заинтересованы в экспорте в Казахстан. Их маржа после 11 февраля снизилась на четверть. Если в декабре 2013-го тонна российского бензина Аи-92 обходилась в 108,5 тысячи тенге, то после коррекции курса – уже в 129,5 тысячи тенге. Здесь не учтены транспортно-логистические и иные финансовые издержки. При этом предельная розничная цена Аи-92 не изменилась – 115 тенге за литр. Сейчас литр 92-го бензина стоит в России в среднем 150 тенге.

В подобных условиях для Казахстана единственным выходом, способным предотвратить острый дефицит нефтепродуктов, остается вариант с повышением в ближайшие недели предельной стоимости нефтепродуктов – как минимум на 15 процентов от текущего розничного уровня. Мера вынужденная и непопулярная, но фактически только она позволит избежать ожидающегося резкого дисбаланса между спросом и предложением.

Таким образом, самым неизбежным и в то же время логическим путем сейчас видится создание условий, когда производителям и импортерам будет интересно предлагать на рынке горючее. То есть когда регулятор откажется от жесткого административного регулирования цен на автозаправках или по крайней мере установит их более рыночные уровни.

Такой шаг, уверены эксперты, должен быть сделан продуманно, аккуратно, понятно. Не повторяя ошибок шоковой девальвации тенге 11 февраля.

Загрузка...