Опубликовано: 2824

Символ казахской степи

Символ казахской степи

Увидеть в кызылординских степях стадо сайгаков – редкая удача. Прожив в этом регионе почти двадцать лет, я лишь однажды смог полюбоваться на этих изумительных животных.

Увидеть сайгу и… не догнать!

Изначально сайгаки заселяли большую территорию в степях и полупустынях Евразии от подножия Карпатских гор и Кавказа до Джунгарии и Монголии. Сейчас они обитают только в Казахстане, Узбекистане, с заходами в Туркменистан, в России (в Калмыкии и Астраханской области) и Западной Монголии…

Мы несколько лет назад нашли сайгу, отъехав от Кызылорды почти 400 километров – на территории Карагандинской области. Именно в этих местах обитают животные бетпакдалинской популяции. Первым на нашем пути встретился самец-рогач, который в одиночку уводил нас от основного стада. Как известно, эти животные могут развивать скорость до 70 километров в час, в чем мы и убедились. Рогач несся сломя голову, выделывая крутые повороты в самых неожиданных местах. Охотинспекторы объяснили нам, что у самца завершился гон и теперь он будет кружить по степи. Догнать его нам не удалось. Но повезло в другом – в погоне за рогачом через каждые десять-двадцать километров стали попадаться стада самок численностью от 60 до 100 голов. В общей сложности мы насчитали за один световой день не меньше тысячи животных.

Под знаком CR

Сайгаков на местный лад называют еще «акбокен». А на латыни сайгак обозначен, как saiga tatarica, и классифицируется, как парнокопытное животное из группы настоящих антилоп. Символ казахстанских степей, сайгак, замечательное животное, с забавным носиком, похожим на обрубок хоботка, быстрыми ногами и острыми рожками. Причем еще в 2002 году этот вид находился под угрозой полного истребления людьми и по классификации Всемирного союза охраны природы был отнесен к категории CR, то есть «находящийся в критическом состоянии».

В Казахстане на сайгу обрушивались самые разные беды. Ее ряды, например, сокращали снежные зимы разных лет, когда животные не могли пробить толстый слой наста, чтобы добыть пищу. Одной из самых лютых для сайги была снежная зима 1993 года. Животные не смогли прокормиться, и начался падеж. Они гибли тысячами, но помочь им чем-либо было сложно – наша страна переживала период становления, было не до каких-то животных.

В последующие годы проблем для размножения животных добавил человек, занимая исконные земли их миграции под железные дороги, вдоль которых росли поселки, нефтяные и газовые месторождения. Все это вело и ведет к сокращению в Казахстане естественного ареала обитания этого редкого и изумительного животного и отражается на общем его количестве.

Под прессом цивилизации

Даже не верится, что до 90-х годов по этим степям табунами проносились, вздымая пыль копытцами, до двух миллионов сайгаков… Зато пять-шесть лет назад их насчитывалось всего 10–15 тысяч. Работа по увеличению популяции сайгаков началась только к 2000 году. С тех пор прошло девять лет, и, по данным последнего подсчета, проведенного этим летом, инспекторы насчитали в степи до 81 тысячи сайгаков трех популяций.

До 2005 года бетпакдалинская популяция насчитывала всего 9900 голов, сейчас – 45 900 особей. Уральская также выросла с 10 100 голов до 26 200. А вот третья популяция, устюртская, потеряла из-за миграции в Узбекистан большую часть табунов – из 19 600 осталось 9200.

В первую очередь росту популяции способствовало то, что инспекторы стали работать по программе Красной книги, куда и занесли этот вид животных как исчезающий. К примеру, по Приаралью в этом направлении работают четыре охотинспектора.

Начальник Кызылординской областной территориальной инспекции лесного и охотничьего хозяйства Шахизат Туребаев, кажется, знает все об этих животных. Он считает, что через два-три года численность сайгаков в республике может вырасти в два и даже в три раза.

– Если поголовье сайгаков будет расти, наша степь «потянет» их численность?

– На данный момент степь «потянет», если поголовье по сравнению с сегодняшними данными увеличится даже вдвое. Но сейчас активно идет строительство трубопроводов и участков автобанов, которые проходят по территории естественного ареала обитания сайгаков. Надеемся, что этот фактор учитывается, и, к примеру, будут созданы сезонные миграционные проходы для степной антилопы на всем маршруте новых магистралей.

Ареал обитания сайги также с каждым годом сужается с открытием новых месторождений нефти и газа, растущих рабочих поселков. Что человеку благо, то животному не всегда по вкусу. Так, в прошлом году, когда в степи прокладывали газ, выкопали километровые траншеи двухметровой глубины под трубы такого же диаметра, сайгаки не знали, как преодолеть эту преграду, возникшую на пути их естественной миграции.

Волки и то человечнее

На вопрос, стоит ли человеческих усилий сохранение этого вида животного, наш собеседник ответил, что стоит. Сайгак, как отмечено в энциклопедиях, сохраняет естественный баланс в природе, поедая травянистый покров степей, давая природе обновляться.

В будущем, когда численность сайгака достигнет прежней популяции в миллионы голов, можно будет заняться промышленным отстрелом сайги на мясо, получив таким образом новый источник продуктов питания, как это было в 50-х годах. Но сейчас инспекторов беспокоят браконьеры, чьи охотничьи команды день и ночь рыскают по степям, отстреливая сайгаков.

Интересно, что в период окота сайги волки – серые степные налетчики – не нападают на этих животных. Целый месяц. Их тошнит от запаха новорожденного сайгачонка, который едва выбрался из утробы матери. А мы еще называем волков безжалостными убийцами. Люди – вот самые опасные враги для сайги, которые уничтожают все бесконтрольно. Волки же нападают на тех, кто слаб в табуне, старых или отставших детенышей и взрослых.

Браконьеры на джипах с системой GPRS

Чаще всего браконьеры охотятся не затем, чтобы «поесть мяса» сайги, а за рогами степной антилопы, которые на черном рынке очень ценятся. И остановить этих «охотников» не так-то просто. Как сетуют инспекторы, у них имеется всего три уазика и четыре «Нивы». На них по степи особо не погоняешь. В этом не раз убеждались инспекторы, пытаясь угнаться за джипами, на которых чаще всего ездят браконьеры. Кроме того, те оснащены современными средствами связи, системами GPRS – определителями местоположения, не говоря уже об оружии и прочем.

И все же инспекторам удается задерживать до дюжины нарушителей в год. Так, в 2008 году было задержано два джипа “Ландкрузер 200”, в салонах которых оказалось 12 голов сайги, изъято два охотничьих ружья. Задержаны два человека. Оба были осуждены на три года. Но чаще всего бывает так, что задержат группу браконьеров в пять-шесть человек, но под суд идет один. Остальные отделываются… испугом. Да и имущество, например автомашина, почему-то конфискации не подвергается. Мол, не принадлежит оно браконьерам…

До полной конфискации дошло только… одно дело

Единственный раз инспекторам удалось довести дело до полной конфискации в Кармакшинском районе. Тогда браконьера не только осудили, но и конфисковали его автомашину. Поэтому инспекторы и считают, что было бы хорошо, если бы у браконьеров под конфискацию уходило не только оружие, но и машины, жилье, чтобы в следующий раз автовладелец хорошенько подумал, прежде чем отправиться на охоту. Судите сами: убийство человека запрещено законом, и никто из нас не пойдет на него, находясь в здравом уме, просто потому, что «захотелось убить». Убийство сайгака точно так же запрещено законом, и никаких «но» здесь нет. Запрещено раз и навсегда.

Елибай ДЖИКИБАЕВ, Кызылорда

Загрузка...