Опубликовано: 7647

Шины тихо прошуршали

Шины тихо прошуршали

В Астане закрылся единственный отечественный завод по переработке изношенных шин. Причина остановки странная – завод не может получить шины. Сегодня Банк развития Казахстана, главный кредитор ТОО “Kazakhstan Rubber Recycling“, грозит ему банкротством.Как громко все открывалось…

Между тем с 1 июля 2013 года в Казахстане начинает действовать стандарт переработки использованных шин. Согласно ему просто выброс шин на свалку будет считаться правонарушением. Сжигать тоже нельзя. Можно перерабатывать. А завод, который может это сделать, пойдет с молотка.

Открывали его громко. В июле 2009 года завод официально запустил аким. Банк развития Казахстана выделил 6,8 миллиона долларов на закупку оборудования в Германии. Предполагалось, что предприятие будет перерабатывать 16 тысяч тонн сырья в год, или примерно 3 миллиона изношенных покрышек, с выходом 11 тысяч тонн разной продукции. Это, прежде всего, резиновая крошка, металл и текстильное волокно.

Изначально идея такого завода была замечательная. И тебе инновации, и производство, и защита окружающей среды. Такие заводы давно процветают в Китае, Японии, Сингапуре, Европе. Сырья для него в стране более чем достаточно. Шина легкового автомобиля весит в среднем 7,3 килограмма. То есть заводу требуется 2,2 миллиона шин ежегодно. Делим на четыре – получаем, что такое количество шин используют 550 тысяч легковушек. В Алматы сегодня зарегистрировано больше 600 тысяч машин. Но есть еще грузовые автомобили, где один баллон весит в среднем 60 килограммов. Тогда для обеспечения работы завода потребуются шины всего от 26 тысяч грузовых фур. В Алматы работают 34 тысячи различных грузовиков и фур.

Никто не хочет платить

Один баллон служит по норме: летняя резина – два сезона, три сезона – зимняя. Учитывая, что в Казахстан поступает большое количество уже использованных шин, объем такого сырья просто неисчерпаем. По самым скромным расчетам, в Казахстане образуется не менее 100 тысяч тонн шин. Потребность ТОО “Kazakhstan Rubber Recycling“ – 16 тысяч тонн. Казалось бы, места под солнцем хватит еще 5–6 таким заводам.

– По закону хранение использованных шин в Казахстане запрещено. Сжигание тоже: при горении из тонны шин в атмосферу выделяется 270 килограммов сажи и 450 килограммов токсичных газов. Складировать на полигонах тоже нельзя – требуется 300 лет, чтобы разложился хотя бы верхний слой. И все равно в атмосферу выделяются токсичные вещества, просто дольше. Поэтому шины необходимо перерабатывать, – рассказал “Каравану” главный инженер ТОО Бижан ЖАНАМКУЛОВ.

После запуска завода собственники отходов начали говорить, что утилизация слишком дорога. Вернее, не сама утилизация – завод принимал шины бесплатно, а их перевозка из регионов в Астану.

– Самыми дисциплинированными оказались иностранные компании – они регулярно сдавали свои отходы на переработку. Регулярно сдавали гаражи при государственных органах, например ХОЗУ администрации Президента. Другие компании заняли вообще иную позицию: переработчики должны платить нам за то, что мы им отдаем шины как сырье. Хотя в мире сложилась другая практика – государство обязывает владельцев платить за переработку использованных материалов, – пояснил главный инженер.

В результате сложилась странная ситуация: сырья, то есть изношенных шин, в стране предостаточно, но сдавать их никто не хочет, а тем более платить за их переработку.

Завод стоит, рабочие – в неоплачиваемых отпусках

Из тонны покрышек выходит 650 килограммов резиновой крошки, 140 килограммов металла и 210 кило текстильного корда. Пока применение находят резиновая крошка и металл. Последний идет на переплавку, а крошка – на травмобезопасные покрытия детских и спортивных площадок. Кроме того, она может добавляться в асфальтобитумное покрытие автодорог, из нее могут изготавливаться плиты для железнодорожных переездов.

– Даже небольшое повышение расходов завода – на сбор покрышек, на доставку из других регионов – немедленно влечет рост цен на крошку. Это делает нашу продукцию неконкурентоспособной. Поэтому предприятиям, которые изготавливают спортивные покрытия, надежнее завозить ее из-за рубежа, – пояснил Бижан Жанамкулов.

С дорожным строительством тоже пока дело не складывается. Было проложено несколько участков в разных регионах страны. В том числе в Алматы – на улице Шаляпина, на объездной дороге в Астане, на выезде из Кокшетау и на объездной дороге в Усть-Каменогорске. Если не нарушать технологию производства, то такое покрытие служит в 1,5 раза дольше обычного асфальта. Но пока ни один проектный институт не включил использование такого дорожного покрытия в свои проекты. Сегодня завод Kazakhstan Rubber Recycling стоит. Его работники отправлены в неоплачиваемые отпуска. Главный кредитор завода Банк развития Казахстана требует возврата кредита. У него под залогом находится не только купленное оборудование, но и само предприятие.

Во всей этой истории больше всего удивляет выбор места строительства завода. Одна шестая часть всего автотранспорта Казахстана – в Алматы. Находись завод здесь, проблем со старыми шинами не было бы. Но руководство завода соблазнилось условиями, которые предоставила Астана.

Светлана ШАМЫЧКОВА, юрист:

“Введя законодательный запрет в отношении использованных шин с июля 2013 года, законодатели не позаботились о механизме его реализации. Учитывая, что основной парк автомобилей составляют старые машины, нетрудно предположить, что их владельцы действительно не готовы платить за утилизацию отработанных шин. Поэтому не проще было бы создать пункты для приема шин у населения на безвозмездной основе и предусмотреть административную ответственность за выброс их на свалку?”

Загрузка...