Опубликовано: 4461

Шенгельды – с прошлым, но без будущего

Шенгельды – с прошлым, но без будущего

Росчерком пера чиновников был практически вычеркнут из жизни некогда процветавший поселок железнодорожников.

Свою славную историю поселок Шенгельды отсчитывает еще с конца позапрошлого века, когда между Ташкентом и Туркестаном была проложена железнодорожная линия – одна из первых в Средней Азии и Казахстане. Тогда же здесь была построена водокачка, добывавшая подземную питьевую воду – ту самую “Сарыагашскую”, впоследствии прославившуюся на весь Казахстан марку минеральной и газированной воды. А также одна из первых в Казахстане водонапорных башен, которая даже попала в свод исторических памятников культуры и архитектуры Южно-Казахстанской области (что, впрочем, не спасает ее от постепенного разрушения).

Водонапорные сооружения предназначались, главным образом, для заправки шедших составов. А заодно водой обеспечивалось и все население из ближайших окрестностей – природа в этих местах весьма скудна на естественные реки или водоемы. И в округе сразу стали возникать небольшие поселки и аулы.

На стыке двух республик

Однако настоящий расцвет поселка Шенгельды начался в 20-х годах прошлого века. Тогда здесь официально утвердилась административная граница, разделяющая Ташкентскую (Узбекская ССР) и Чимкентскую (Казахская ССР) станции железной дороги.

Поселок Шенгельды получил статус “грузовой стыковой станции” – своеобразного пограничного пункта на железной дороге, где проходят сверку и контроль транзитные составы межреспубликанского сообщения. И хотя в то время мы были единым государством, документация и проверки на внутренних “стыках” железной дороги велись не менее строго, чем на настоящих пограничных постах. А Туркестан-Ташкентская ветка была главной и единственной железнодорожной трассой, соединяющей север и юг бывшего Советского Союза.

Впрочем, и до сих пор эта трасса остается одной из основных, хотя движение составов сейчас сократилось раз в пять – за сутки едва проходит 40 составов.

В прежние же времена здесь ежедневно проходило до 100 “пар” составов – сто поездов шли из Узбекистана в Казахстан, и сто следовали в обратном направлении.

Награды “без удобств”

Население Шенгельды быстро разрослось до трех тысяч человек. На железной дороге работали целыми семьями. Тем более что никаких иных производств или предприятий в Шенгельды принципиально не организовывалось.

Шенгельдинцы работали с энтузиазмом и профессиональными рекордами. Шутка ли, в течение пяти лет, с 1980 по 1985 год, стыковая станция Шенгельды прочно удерживала у себя переходящее трудовое Красное знамя всесоюзного соревнования среди железнодорожников!

В награду за трудовые достижения Министерство железных дорог построило шенгельдинцам трех-, четырехэтажные многоквартирные дома – в Казахстане это тоже были первые сельские “многоэтажки”. Правда, отличались они одной особенностью – все удобства, включая туалет и ванну, располагались во дворе – на прилегающем к дому приусадебном участке. Так советские строители-теоретики доказали, что многоквартирные дома можно и нужно строить без коммунальных “излишеств”.

Даже острейший кризис постперестроечного времени в Шенгельды пережили довольно сносно. Настоящая деградация в поселке началась тогда, когда в стране уже начался экономический подъем.

Черная полоса

В 2004 году неведомый чиновник от Казахстанской железной дороги вдруг решил, что теперь уже международная стыковая станция между независимыми Казахстаном и Узбекистаном должна находиться поближе к государственной границе. И поселок Шенгельды, располагающийся примерно в 70 км от границы, сочли слишком далеким. Статус стыковой станции передали в поселок Сарыагаш.

Не посмотрели при этом, что с точки зрения технических возможностей на станции Шенгельды более приспособленная и обустроенная железнодорожная инфраструктура (ведь сколько лет ее строили!). Достаточно сказать, что на станции Шенгельды проложено 14 железнодорожных путей, а в Сарыагаше – только 10. В часы пик это особенно заметно.

Между прочим, аналогичная стыковая международная станция Тобол на севере страны находится вообще на расстоянии почти 120 км от государственной границы. Однако там никому и в голову не пришло перемещать “стыковую” поближе к рубежам.

Убыточные шенгельдинцы

Решение чиновника перечеркнуло будущее целого поселка. Если раньше шенгельдинцы работали в непосредственной близости от дома, то теперь оказались более чем в полусотне километров от места работы.

Первое время специально для них в графике местной железной дороги был установлен ра-бочий поезд. Небольшой состав в пару вагончиков, дважды в день курсировавший по маршруту Сарыагаш – Шенгельды.

Однако потом местное начальство заявило, что поезд приносит огромные убытки (до миллиона тенге в месяц). С 2008 года рейс Сарыагаш – Шенгельды решено было упразднить. И шенгельдинцы, вообще-то очень дисциплинированные и законопослушные,

1 января 2008 года вышли, бастуя, на железнодорожную магистраль Туркестан – Ташкент…

Это подействовало, но ненадолго. С 1 июля поезд все-таки отменили. Теперь все железнодорожники из Шенгельды перешли на “вахтовый” метод работы. Добираться каждый день на такси или попутках до дома возможности нет. Поэтому вынуждены обосновываться в Сарыагаше, снимая комнаты да углы, и лишь раз в неделю, на выходные, наведываться в родной поселок.

Стоит отметить, что все сообщение Шенгельды с “большой землей” в основном держалось на железной дороге. Автомобильную трассу называют дорогой чисто символически.

Базар на вокзале

Жизнь поселка наглядно проявляется в местном базарчике, расположившемся здесь же, у станции.

У бывшего перрона рядком выстроились киоски. По нынешним временам на базарчике “многолюдно” – аж четыре торговки обосновались в теньке под деревом. Сидеть в своих магазинчиках жарко. Да и смысла нет – покупателя можно ждать целый день. Торгуют в основном хлебом, и выручка на всех четверых порой не превышает в день 300–400 тенге.

Примечательно, но водка в Шенгельды оказалась товаром неходовым – сказывается былая дисциплинированность железнодорожников.

Жизнь без замков и запоров

– В поселке у нас никогда ни у кого на дверях замков не было, – рассказывает местная жительница Раиса Иванова, или просто тетя Рая. – Все друг друга знают, от кого запираться? А сейчас, когда работы не стало, многие вообще уехали из поселка, дома бросили. Продать-то их невозможно – кто сюда поедет?

Тетя Рая живет в квартире того самого “ультрасовременного” трехэтажного дома без удобств. Всю жизнь она проработала на железной дороге. В Шенгельды попала в пятидесятых годах, здесь замуж вышла, родила двоих сыновей. За успехи в работе дали квартиру. Муж соорудил во дворе баньку, туалет пристроил.

– Мужа я давно похоронила, сыновья разъехались. А я люблю свою квартирку, без нее даже не представляю жизни, – говорит пожилая женщина.

Беспокоит тетю Раю, что жители стали выбрасывать мусор где попало:

– Прямо посреди поселка уже горы отходов – скоро уж несколько домов в куче исчезнут. Нет больше порядка…

Семейный доктор

Посреди Шенгельды высится еще одно весьма достопримечательное здание, в былые времена явно претендовавшее на звание этакого сельского дворца. Теперь его можно назвать разве что графскими развалинами. Это, как сообщили местные жители, сельский медпункт.

Сам медпункт давно закрыт. После сокращений-оптимизаций в структуре здравоохранения для поселка Шенгельды медицинское обслуживание, видимо, не предполагалось.

На весь поселок имеется один дипломированный врач из местных. Но он… безработный. Хотя жители поселка, случись им заболеть, днем и ночью обращаются к нему.

Однако и этот последний медик собирается уезжать из Шенгельды.

– Где теперь будем лечиться – не знаем, – пожимают плечами сельчане. – Придется быть здоровыми...

Работа по наследству

62-летний Тургынбай Таубаев уже 37 лет на железной дороге и сейчас служит старшим приемщиком грузового транспорта. Специалист высокого класса. И хотя выявлять какой-либо непорядок, в общем-то, не входит в обязанности приемщика, но наметанный глаз может сразу определить неладное в составе.

– Вот недавно в мою смену принимали состав из Ташкента. Более сорока вагонов. И среди них пять однотипных, по документам везут один и тот же груз, все, как положено, опечатано-опломбировано. Но у одного вагона рессоры продавлены гораздо меньше остальных, хотя по документам груз у всех одинаковый. Мы вскрывать вагон не имеем права, но и принимать с таким подозрительным отклонением тоже не можем. Отправили запрос в Ташкент для выяснения обстоятельств.

– Мало того что станцию перенесли, так еще и сокращения идут постоянно, – делится печалями Тургынбай. – Мы, старики, даже уж не ропщем, держимся за работу. У меня сын тоже железнодорожник. Свободных вакансий на станции давно нет. Поэтому у меня лишь одна мечта – уйдя на пенсию, передать свое штатное место сыну.

Такие вот у железнодорожников Шенгельды династии, приправленные не только любовью к своей профессии, но и страхом потерять рабочее место.

Заброшенный поселок

Какова будет дальнейшая судьба поселка Шенгельды, местные жители не знают. Но ничего хорошего уже точно не ждут.

– И в районном, и в сельском акимате нам неофициально говорят, чтобы перебирались в Сарыагаш. Обещают выделить земельные участки под строительство. Прошел слух, что вроде уже нарезали наделы специально для нас. Только вот акты и документы на землю пока никому оформлять даже не собираются. А поселок, видимо, вообще хотят забросить, – сетуют шенгельдинцы. – Но ведь здесь прекрасно оборудованная станция, огромный железнодорожный разъезд. Чтобы выстроить подобное в Сарыагаше, потребуются не один год и миллионы тенге…

Данил Шемратов, Тахир Сасыков (фото), Шымкент – Шенгельды, Сарыагашский район

Загрузка...