Опубликовано: 4249

Шарипбай УТЕГЕНОВ: О нулевой идеологии, капканах для армии и барьерах экстремизму

Шарипбай УТЕГЕНОВ: О нулевой идеологии, капканах для армии и барьерах экстремизму

Председатель казахстанского Союза ветеранов Афганистана и локальных войн Шарипбай УТЕГЕНОВ в своем интервью “Каравану” рассказал, что мешает нашей армии, как нужно воспитывать патриотов своей страны и отчего плачут взрослые мужчины.По разные стороны баррикад

– Вы, как человек, прошедший войну в Афганистане, как оцениваете ситуацию на Украине?

– Мы были там в мае 2013 года – красивейшие места, умные люди, вроде так хорошо, и почему за полгода изменилось все? Больно смотреть. Как решить проблему? Конечно, не силовыми методами! Нужны мирные переговоры, нужен диалог обеих конфликтующих сторон.

– Насколько сложно вести военные действия в условиях, когда друг против друга сражаются граждане одной страны с общим прошлым, культурой и корнями?

– Нам с вами тяжело судить на расстоянии о том, чем они мотивируют взаимное уничтожение. Я видел на войне, что такое кровь, видел трупы на улицах афганских городов и кишлаков... Но мы воевали на территории чужого государства. А чем здесь мотивируют свои действия – непонятно. У нас на Украине есть бывшие однополчане-“афганцы”, которые сегодня оказались по вине политиков по разные стороны баррикад. В Афганистане они служили в одной роте, ели из одного солдатского котелка... И сегодня у каждого из них своя правда. Один воюет в стане ополченцев в Донецке, другой – в регулярной армии Украины. Один защищает свой родной город, другой – за целостность Украины. И тот и другой по-своему правы. Как мы можем кого-то из них осуждать?

Расслабились

– Глядя на мировые события, задумываешься о судьбе собственной страны. На фоне коррупционных скандалов в сфере закупок вооружения, арестов военачальников возникает вопрос: сможет ли наша армия нас защитить?

– Коррупция в нашей армии – это большая боль. Как мне кажется, наши вооруженные силы просто расслабились. Расслабились благодаря выверенной политике главы государства, который выстроил ровные отношения со всеми соседями. На наших границах – тишина и спокойствие, нет тревожных моментов.

– Но способны ли мы будем отразить какие-то территориальные притязания или не дай бог разрешить внутренние конфликты?

– Мы убедились на фоне последних событий в Афганистане или на Украине, что силой оружия и войсками ничего не решишь. В Афганистане мы видим, что какая бы мощная группировка коалиционных сил ни стояла (до 130 тысяч отборных спецназовцев, натовских солдат и военных других государств), какой бы новейшей техникой ни обладала, но совладать с 15–20 тысячами радикально настроенных талибов так и не смогла. Поэтому прежде всего важна идеология. В советское время, как бы его ни ругали сейчас, была сильная идеология, мы шли в Афганистан не только воевать, но и строили школы, помогали поднимать экономику и культуру. И большие города Афганистана, такие как Кабул и Мазари-Шариф, уже были на уровне наших среднеазиатских городов. А что принесли США в этот регион? Поэтому, учитывая опыт афганской трагедии, нужно в первую очередь решать социальные проблемы, поднимать экономику страны и развивать культуру, чтобы ни у кого и в мыслях не было поводов раскачать нашу лодку. А что касается ближайших соседей – Китая и России, – то разговаривать с ними с позиции силы нельзя и бессмысленно. У нас с ними всегда были, есть и, надеюсь, будут братские и партнерские отношения.

Риски Афганистана

– Есть риски, связанные с выводом американских войск из Афганистана для Центральной Азии? Не станет ли Казахстан ареной для деятельности радикальных группировок, зоной все большего транзита наркотрафика?

– Думаю, Казахстан – не очень благодатная почва для распространения всех этих фобий. Мы никогда не были государством ярко выраженного или фундаментального ислама, как тот же Узбекистан или Таджикистан. Но если в этих республиках будет раскачана ситуация, то и нам придется несладко. Поэтому мы заинтересованы в крепких и стабильных соседях. Чтобы противостоять проникновению идей экстремизма и терроризма, созданные в свое время такие организации, как ШОС и ОДКБ, должны тесно взаимодействовать, чтобы поставить надежный заслон на окраинных рубежах региона – то есть на приграничных с Афганистаном территориях Узбекистана, Таджикистана. Сегодня как никогда важна работа с молодежью. Надо вести активную пропаганду в этой среде, восстанавливать институт аксакалов, использовать опыт тех же ветеранов-“афганцев”, больше привлекать их для работы с молодежью и объяснять, что такое война. Они на своем опыте знают цену миру, спокойствию и стабильности.

– Вы уже начали такую работу? В чем она заключается?

– Мы часто встречаемся с молодыми людьми в студенческих аудиториях, войсковых частях, школах и на массовых мероприятиях, где по мере возможности проводим разъяснительную и патриотическую работу. Но все это на общественных началах, на одном энтузиазме. А нужна системная работа. На сегодняшний день с “заблудшим контингентом” работают только соответствующие спецслужбы. Но это все-таки силовики, и методы у них больше карающие, чем превентивные. А логика жизни учит: чем больше начинаешь закручивать пружину, тем сильнее она выстреливает.

О патриотизме в армии нет речи

– У нас сегодня немногие стремятся в армию. К тому же не прибавляют оптимизма сообщения о суицидах среди солдат, дедовщине...

– Единственный мотиватор для службы в армии сегодня – это дальнейшая карьера. Только этим сейчас можно привлечь человека в армию. Силовые структуры – полиция, прокуратура, КНБ – без службы в армии в свои ряды не берут. О патриотизме в данной ситуации речи не идет.

– Недавно заговорили, что из-за невыплаченных кредитов солдаты и офицеры кончают жизнь самоубийством. Предложено было даже отказывать им в кредитах...

– Чего греха таить, сегодня не всегда офицеры и военные ведут себя правильно: их можно и пьяными в кабаке увидеть, и в других нелицеприятных ситуациях. С другой стороны, у многих офицеров – бытовые проблемы, связанные с низкой зарплатой и отсутствием жилья. Не решив до конца социальные вопросы, требовать безупречной службы, наверное, тоже некорректно… В связи с этим хотелось бы упомянуть о предстоящем праздновании 70-летия Победы. Выскажу свою боль и, возможно, многих собратьев по Афгану. Стыдно, что прошло 70 лет, а в постановлениях правительства до сих пор фигурирует норма о “первоочередном выделении жилья инвалидам и участникам войны”... Эту статью давно надо убрать из постановлений, а всем ветеранам выдать квартиры, не крича об этом. Почему они до сих пор не получили квартиры?! Или возьмем участника войны в Афганистане с ранениями и боевыми наградами. Он хоть по льготам и приравнен к ветеранам Великой Отечественной войны, но как говорить о патриотизме можно, если та же молодежь может спросить: вы же служили, воевали, потеряли здоровье – что вам государство дало взамен? 10,5 тысячи тенге? Столько получает человек, прошедший Афганистан. И сегодня он стоит на базаре, торгуя, чтобы прокормить свою семью! А матери погибших солдат получают от государства 5 тысяч тенге в месяц! Разве это адекватная цена за отдавшего жизнь? И что подумает молодой человек? Если я завтра потеряю здоровье, кто позаботится о моих родителях, семье? Патриотизм начинается с адекватного отношения общества к защитникам Родины.

“Нас юридически не существует”

– В прошлом году вновь поднимался вопрос о законе о ветеранах. Но его опять завернули. Почему?

– Этот закон рассматривается в течение 10 лет. Но когда его отправляют на экспертизу в правительство, там говорят: у нас нет таких денег! Сегодня в Казахстане около 5 тысяч ветеранов Великой Отечественной войны, в свое время их было 650 тысяч человек. И страна, не имея таких ресурсов и возможностей, как сейчас, эти 650 тысяч обеспечивала пенсиями и пособиями. Так почему мы не можем обеспечить достойную жизнь 5 тысячам фронтовиков и 17 тысячам ветеранов войны в Афганистане? Это и было бы примером патриотического воспитания будущих защитников Отечества. Во всех нормативных актах мы числимся в категории “Приравненные к участникам Великой Отечественной войны”. Где логика? Ведь завтра не станет тех же ветеранов, дай Бог им долгой жизни, к кому мы, “афганцы”, тогда будем приравнены? Юридически не существует ни ветерана войны в Афганистане, ни самой войны...

– Возможно, это из-за того, что Казахстан не правопреемник СССР?

– Нам говорят: если мы вас признаем ветеранами войны, то международные институты скажут, что Казахстан воевал с Афганистаном, и нам придется выплачивать этой стране контрибуцию! Мы приводим доводы: была война не с Афганистаном, а в Афганистане, в которой участвовали воины-казахстанцы. Еще говорят, что это был локальный конфликт, а не война. Но, по всем военным критериям, противостояние, в котором участвовала 130-тысячная группировка советских войск, погибли 15 тысяч человек только с нашей стороны и сотни тысяч с другой, можно с полным правом называть войной!

Не стесняясь слез

– Чем приходится заниматься воинам-афганцам в вашей организации?

– Мы проводим большую работу по поиску пропавших без вести воинов-казахстанцев. Первыми в СНГ создали Единый банк данных ДНК ближайших родственников пропавших без вести. Передали их в Москву, уже есть первые результаты: были найдены и идентифицированы останки двух казахстанцев – Алексея Зуева из Щучинска и Абдулхакима Ергешева из Туркестана, пропавших в 1983-м в Афганистане. Провели торжественное захоронение их останков на родине. Также проводим акцию “Награда нашла героя” – разыскиваем ребят, представленных к боевым наградам СССР, но не получивших их в силу различных обстоятельств. Таких – почти 360 казахстанцев. Спустя четверть века вручили ордена и медали 162 из них. Не забуду, с каким волнением вручали ордена Красной Звезды Адильжану Кужбанову из Хромтау и Асхату Касенову из Талдыкоргана, который потерял ногу в бою. Пригласили ребят-однополчан на торжественное награждение. Многие приехали с женами, детьми, друзьями... Надо было видеть, как эти мужественные и взрослые люди плакали, не стесняясь слез, получая свои заслуженные кровью и потом награды через столько лет…

Загрузка...