Опубликовано: 4102

Шанс на жизнь

Шанс на жизнь

В Казахстане создается регистр доноров костного мозга. Дело это чрезвычайной важности – реальный шанс на спасение жизни обретают тысячи больных.Когда исчерпаны все средства лечения, когда убить злокачественные, стремительно размножающиеся раковые клетки не удается даже химиотерапией, у больных остается единственная надежда – на трансплантацию (пересадка) клеток костного мозга донора.Называются эти клетки очень

красиво – гемопоэтические стволовые. Именно они “творят” все клетки крови – эритроциты, лимфоциты, тромбоциты и другие. Именно они способны на чудо, когда от донора попадают в организм обреченного человека.

Вся беда в том, что найти донора с идентичным костным мозгом, то есть, как говорят специалисты, с такой же системой HLA-антигенов, чрезвычайно сложно. Даже среди родных.

– Уже более 100 родственников привел 18-летний больной, которому срочно нужна пересадка, – и ни один не подошел, – говорит Аида ТУРГАНБЕКОВА, руководитель лаборатории иммунологического типирования тканей. – Для людей с распространенным сочетанием HLA-антигенов шанс найти донора равен 1 к 10 тысячам, а со средним – вообще 1 к 10 миллионам.

Доноры нужны свои

Во всех развитых странах уже давно создаются регистры – базы данных доноров костного мозга. В США людей, давших согласие стать в случае необходимости донорами костного мозга, около 6 миллионов, в Германии – 3,5 миллиона, в России пока 16 тысяч, в небольшой Армении – более 14 тысяч. Есть и объединенный международный регистр, насчитывающий более 17 миллионов доноров.

– Вся беда в том, что и среди этих 17 миллионов для нашего казахского больного может не найтись донора. Дело в том, что в основе HLA-антигенов лежит этническая принадлежность, – поясняет Санджар РАИСОВ, руководитель проекта по развитию регистра доноров ГСК. – А значит, ни европейские, ни китайские доноры не спасут наших больных. Нужны свои. Еще один момент: для страны, которая не может предоставить свою базу данных, поиск подходящего донора обходится в десятки тысяч евро. К тому же время, затраченное на поиски – а это могут быть даже годы, – уменьшает шансы на благополучный исход пересадки. Многие больные так и умирают – в ожидании.

Цена ошибки

Национальный регистр доноров костного мозга создается на базе Республиканского научно-производственного центра трансфузиологии. Здесь же развернута уникальная лаборатория иммунологического типирования тканей, где исследуют те самые капризные HLA-антигены, ДНК и прочие сложные системы организма человека на предмет совместимости при трансплантации.

Работа это крайне кропотливая, требует особой тщательности, несмотря на широкие возможности уникальной техники. Ведь цена ошибки – жизнь человека.

Национальный регистр доноров костного мозга начали формировать несколько месяцев назад, но в базу уже внесены данные около 600 человек, изъявивших желание стать при необходимости донорами костного мозга и сдавших кровь на исследование антигенов совместимости.

По данным статистики, ежегодно заболевают лейкозом около 1500 казахстанцев. И более 500 каждый год уходят из жизни. Половина из них – дети. Сегодня в трансплантации нуждаются более 300 человек. Такие операции уже делают в Казахстане – и в Республиканском научном центре неотложной медицинской помощи в Астане, и в Республиканском детском онкогематологическом центре в Алматы. Если есть донор…

Как берут живительные клетки?

Донор костного мозга – звучит страшновато. Многим представляются опасные процедуры. Но все это заблуждение.

– Источником гемопоэтических стволовых клеток являются костный мозг, периферическая кровь и плацентарная (пуповинная) кровь, – поясняет Санджар Дулатович. – Доноры чаще всего сдают именно периферическую кровь. В течение 3–6 дней они принимают специальные препараты, которые увеличивают количество ГСК в крови, затем из вены кровь донора попадает в специальный прибор, который как бы выбирает стволовые клетки, возвращая остальные компоненты назад донору. Ни госпитализации, ни обезболивания при этом не требуется. И вреда здоровью донора никакого – изъятые клетки восстанавливаются уже через две недели.

Лишь в отдельных случаях берется костный мозг из костей таза специальными иглами. Эта процедура производится уже под анестезией, но занимает даже меньше времени, чем забор клеток из крови. Во всем мире не более 5 процентов всех трансплантаций производится данным способом.

Есть за донором и право в любой момент изъявить желание об исключении из регистра. А также в любой момент прервать процедуру. Впрочем, сделать это в последние дни перед назначенной пересадкой – значит убить больного. Ведь к этому времени его организм уже готовят к принятию здоровых клеток, и собственные иммунные уже полностью уничтожены.

Бесценный дар

Стволовые клетки, попав в кровь обреченного человека, начинают свою живо­творящую миссию. Они стремительно размножаются, “добивая” больные клетки, – и вновь возрождается жизнь. Как утверждают люди, которым выпало счастье (а иначе они это не называют) стать подходящим донором, ощущение, испытанное ими, ни с чем не сравнимо. Ведь синоним слова “донор” – “даритель”.

Состоять в регистре доноров почитают за честь во многих странах мира. Это благородно и ответственно. Известен случай, когда брак американской пары не состоялся лишь по той причине, что жених отказался войти в регистр доноров. Невеста расценила это как проявление черствости.

У нас, конечно, до таких крайностей дело не доходит, но осознание всеми казахстанцами необходимости создания национального регистра важно чрезвычайно. Ведь никто, ни одна семья не застрахована от беды.

А чем шире круг возможных доноров, тем больше шансов спасти чью-то жизнь.

Астана

Загрузка...