Опубликовано: 3681

Серик САПИЕВ: О не олимпийском Лондоне, домашнем чемпионате мира и мурашках по коже

Серик САПИЕВ: О не олимпийском Лондоне, домашнем чемпионате мира и мурашках по коже

В августе 2012-го он добился своей главной победы, завоевав олимпийское золото и получив Кубок Баркера как лучший боксер Игр. Сейчас Серик Сапиев осваивается в новой, не спортивной жизни. Работал в Федерации бокса, теперь усердно учит английский язык в Лондоне. Заглянув в Алматы на денек, чтобы сдать документы на новую визу, он нашел время пообщаться с “КАРАВАНОМ”.

/>

Улыбка в душе

– Год назад вы сказали, что вскоре вас будут меньше узнавать. Прогноз сбылся?

– Да. Меня меньше узнают, и связано это с тем, что ажиотаж после Игр в Лондоне утих. Правда, если в Алматы меня узнают нечасто, то в Астане – регулярно, а в родной Караганде – вообще на каждом шагу. Честно говоря, я спокойно воспринимаю как повышенный ажиотаж, так и не очень большое внимание.

– Вспомните самое необычное место, где вас узнавали.

– В бане. Но самый прикольный случай произошел еще до Олимпиады. Я пришел в спорт­интернат, потренировался и отправился в душ. А там молодой пацан, по виду борец, увидел меня, улыбнулся – и встал в ступор. Стоял, не двигаясь, и улыбался секунд двадцать! Над ним его же друзья начали смеяться.

– Как вы отреагировали?

– Спросил у этого парня: “Как дела?” – и он пришел в себя.

Ледяная вода

– В 2012 году вы были в Лондоне, когда выступали на Олимпиаде. Сейчас находитесь там на обучении. Город-то посмотреть смогли?

– Конечно. Тогда я его толком и не видел, потому что тренировался, выступал. А сейчас есть время погулять, походить по музеям. Не так давно съездили с друзьями в Шотландию – было познавательно и интересно. Но и без поездок куда-либо Лондон впечатляет. Еще хочу съездить посмотреть Стоунхендж, так как много слышал о нем.

– Что больше всего запомнилось из ваших поездок?

– Перед отъездом в Казахстан мы отправились в район, где много озер. Далековато от Лондона, зато природа очень красивая. Мне захотелось окунуться, но друзья отказались. А я рискнул и нырнул. Вода ледяная, но ощущения потрясающие!

– Уже сможете провести экскурсию для человека, который раньше никогда не был в Лондоне?

– Конечно. В первую очередь все хотят увидеть Биг-Бен – я их понимаю. Сам, когда его увидел, был в восторге. А вот колесо обозрения не так впечатлило. Прокатился – и все.

– Ваши преподаватели английского не подшучивали над боксером Сапиевым, что в финале Олимпиады он побил британца?

– У меня два преподавателя. В ходе обучения выяснилось, что они знают, кто я такой. Но ко мне они относились уважительно. Может, потому, что я боксер (заразительно смеется).

– На мастер-классы вас еще не приглашали?

– Зовут на тренировки, но пока нет времени. Усердно учу язык. Первое время было очень сложно, но я старался. Сейчас смогу поговорить с англичанином, и мы поймем друг друга. Правда, у меня есть небольшие ошибки в грамматике, произношении – но это дело поправимое. Вскоре снова окунусь в языковую среду, приехав в Лондон, и будет легче.

Судьи и люди

– Что запомнилось из последних боев, которые вы видели?

– Неприятное впечатление оставило судейство в боях “Астаны Арланс” в Баку с местной командой. Филип Хргович все пять раундов убивал азербайджанца, и отдать победу хозяину ринга было некрасиво. Но мне все понятно: 6–7 июня финал WSB пройдет в Азербайджане, вот там и подсуетились. Но я делаю ставку в финале на Cuba Domadores.

– А на каких турнирах хуже всего судили вас?

– Обычно это происходит там, где встречаешься с местным боксером. Раз боксируешь в Польше, то знай – против поляка будут засуживать конкретно. Надо быть выше на две головы. Но и этого не всегда достаточно для победы. Еще очень тяжело выступать в Турции и Азербайджане против ребят из этих стран. Но самые обидные судейские решения – это мои поражения на Азиаде в Катаре и Олимпиаде в Пекине от тайца Бомжумнонга.

– Вы о них часто вспоминаете?

– После Олимпиады в Лондоне я о них практически не вспоминаю. А вот до этого старта частенько думал об этих боях.

– У вас есть золотые медали всех крупных любительских турниров. Но, может быть, вам чего-то не хватило?

– В любителях я сказал все, что мог. Правда, на чемпионате мира в Алматы 2013 года можно было бы выступить. Но, послушав родных, близких, тренеров, оценив свое самочувствие, решил завершить карьеру. Во мне не эмоции взяли верх, а разум.

“Я – не великий”

– И с каким настроением смотрели домашний чемпионат мира 2013 года в Алматы?

– Знали бы вы, как я рвался на ринг! После чемпионата мира певцы исполняли песню на трех языках, посвященную этому событию, и, когда я ее послушал, мурашки побежали по коже. Понял, как мне хотелось выступить дома. Но решение к тому моменту было уже принято. И о нем я не жалею.

– И все равно: вы первый боксер в Казахстане, у кого есть золото чемпионата мира и Олимпийских игр. Комментаторы в Интернете называют вас великим спортсменом.

– Нет, я не великий. Великий боксер – это тот, кто самый-самый титулованный во всем мире и лучше всех. А я всего лишь двукратный чемпион мира. Это ведь много кто делал! И кубинцы, и россияне. Вот Саитов дважды Олимпиаду выиграл. Так что никакого величия в себе не ощущаю. Я обычный человек.

– Чем хотите заниматься после обучения в Лондоне?

– Продолжу работу в Федерации бокса.

– В президентский профессиональный спортклуб “Астана” на работу не зовут?

– Там двух олимпийских чемпионов-управленцев достаточно. Но надеюсь, еще смогу помочь нашему спорту.

– В какой стране мира мечтаете побывать?

– Хотелось бы съездить на Олимпиаду в Бразилию. Но не как зритель, а как человек от спорта. Еще хвалят Японию, было бы интересно там побывать. А вообще хочется просто в жаркие страны съездить, чтобы отдохнуть.

Загрузка...