Опубликовано: 2298

Сергей Погосян: Кто последний на Олимп?

Сергей Погосян: Кто последний на Олимп?

Встретившись в Москве с актером Театра имени М.Ю. Лермонтова Сергеем Погосяном, мы, естественно, решили выяснить все о целях его пребывания в российской столице. И даже побывали на съемочной площадке в “Останкино”.

Выяснилось, что Сергей Погосян задействован в съемках российского сериала. Для этого ему приходится летать в Москву и назад в Казахстан, на спектакли и на съемки "ТВ-Бинго". Пока театр имени М.Ю. Лермонтова на ремонте, актерам приходится нелегко – спектаклей мало, репетировать приходится где придется. Но вовсе не эти обстоятельства заставили Сергея податься в Москву, а стремление любого человека проявиться во всех своих творческих гранях.

Мечта каждого театрального актера – сниматься в кино. В востребованности Погосяна на родине сомневаться не приходится – известный актер, успешный шоумен и телеведущий. А временные перерывы в работе театра ему даже на руку. Есть возможность попробовать себя в новом качестве – киноактера. Хотя родной город и театр Погосян бросать и не думает. Скорее, это мечта покорить кинематограф, нежели Москву.

В “Останкино” все, как на…”Хабаре”

Идя по коридорам телестудии “Останкино”, Сергей всегда вспоминает Алматы: “Здесь так все похоже на “Хабар”. И людей здесь много из Казахстана. Кстати, вместе со мной снимается наша “соплеменница” Линда Нигматулина”.

На съемочной площадке – суматоха. Но атмосфера – веселая и дружная. Судя по отношениям, у Сергея с коллегами по сериалу все в порядке. Отправляемся пообщаться в культовый останкинский буфет. Погосян встречает нас с коллегой по сериалу Егором Пазенко, играющим одну из главных ролей. Совместная работа сдружила Егора и Сергея, несмотря на то что в сериале герой Пазенко бьет героя Погосяна.

– Сергей, расскажите о сериале, как удалось попасть сюда?

– Это сериал “Сердцеедки”. Идет на СТС. До этого были маленькие эпизоды в “Солдатах”, куда я попал случайно. Затем компания “Леан-М”,

занимающаяся производством сериалов и фильмов, пригласила меня сняться в “Сердцеедках”. Получилось это, я думаю, потому, что в компании очень хорошо относятся к людям, которые, скажем так, не “накосячили”. Роль моя – далеко не главная, но довольно забавная. Играю таксиста по имени Тигран, который безумно любит свою Тамару. Тамара, очевидно, дочь Украины, красивая блондинка. В прямом и переносном смысле – очень большая женщина. Снимается сериал в режиме онлайн – через месяц, а то и через две недели после съемок серии она уже выходит в эфир.

И Гамлет, и хачик с усами

– А каковы рейтинги популярности “Сердцеедок”?

– Сериал находится на хорошем среднем уровне по рейтингам. Для меня эта работа интересна, я не избалован съемками. Это хороший опыт… Понимаешь, в чем наша трагедия? В том, что Казахстан был одним из первых, кто работал по такой системе, снимая “Перекресток”. Сейчас по этой технологии работают все, только не мы. А было бы замечательно, если бы у нас были свои сериалы.

– Вы, наверное, в сериале играете положительного героя?

– Я не то чтобы положительный, я скорее смешной – кричащий, но не агрессивный человек. У меня такая хорошая партнерша – Елена Галибина, заслуженная артистка России. Режиссеры идут нам навстречу, даже на откуп в какой-то степени. Мы завоевали доверие, и они дают нам возможность на свое усмотрение что-то добавлять, что-то убирать. Это интересное сочетание, с одной стороны, клепания ролей, с другой – творчества.

– А какое амплуа ближе?

– Да любое. В театре я переиграл и трагедии, и комедии. Был Гамлетом, Муароном… В Москве, конечно, меня больше используют в комедии, эксплуатируют мою “нацпринадлежность” – такой плохо говорящий на русском языке хачик с усами.

На подходе – “Егорино горе”

– Как складываются в целом ваши отношения с российским кинематографом?

– Что касается съемок в России, у меня уже есть три художественных фильма и несколько сериалов. С 2002 года я стал ездить в Москву. Сначала это было бессистемное тыканье в разные двери. В результате открылись не те, куда тыкался. И открылись они через три с половиной года. То есть я тыкался туда, а меня тыкали оттуда. В смысле, “Закройте дверь с другой стороны”.

– Но почему вы так настойчиво добивались, чтобы эти двери открылись?

– Я должен развиваться. Я не ставил цели уехать в Москву насовсем. Присматривался и анализировал опыт друзей, коллег-единомышленников, которые уезжали в российскую столицу. Они очень быстро сталкивались с проблемой: где взять денег и на что жить. Многие в результате поменяли профессию, чтобы остаться в Москве. Уничтожив мосты, соединяющие их с Алматы, они потеряли в какой-то степени свою работоспособность или жизнеспособность. У меня нет цели покорить Москву. У меня цель – пробиться в кино, живя в Казахстане. Мне очень интересно, чем этот эксперимент над собой закончится.

– Какие двери уже открыли? Где снимались?

– Первая работа была в фильме “Продается дача”, где я играл главную роль. Снимался вместе с Панкратовым-Черным, Федором Бондарчуком, Чиаурели, Татьяной Яковенко, Валерием Гаркалиным, Ингой Оболдиной, Левоном Аганезовым. В общем, попал в целое созвездие актеров. У меня сложились хорошие отношения с режиссером фильма Владимиром Потаповым. И я, грешным делом, подумал: что вот после этого все и начнется, что фильм будет для меня хорошим стартом. Ничего подобного! Как мне потом сказали мудрые люди, набившие не один десяток таких шишек: “В кино, Сережа, первые десять фильмов идут очень сложно”. К сожалению, это правда.

Во втором фильме – “Русский медведь” – у меня была эпизодическая роль. А потом эта же команда во главе с режиссером Машей Маханько сделала следующую картину – “Егорино горе”. Она должна вот-вот выйти, у меня там довольно большая, почти главная роль… Ситуация такова, что, когда ты непосредственно общаешься на самой площадке с коллегами, партнерами по фильму, режиссерами, все складывается хорошо, это нетяжело. Тяжело пройти через огромное сито – кастинг, которым заведуют ассистенты, ассистенты ассистентов и так далее...

Борьба за “родословную”

– А что за роль была у вас в полюбившемся многим сериале “Солдаты”?

– Это была даже не роль, а маленький эпизодик. Я просто приехал один раз, отснялся. Потом мне позвонили, сказали: “Хотим еще немножко дописать, будете еще раз сниматься?”.

– Любая роль важна? Сложно актеру театра быть статистом в кино?

– Сложно убедить доводом: “Здрасьте, я приехал из Казахстана, хочу сниматься, могу сниматься”. Сейчас я набираю определенный багаж, чтобы прийти и сказать: “Здравствуйте, я снимался в таких-то и таких-то фильмах, хочу попробовать у вас”.

А роль статиста – это такое размытое понятие. Хочется любую роль сделать интересной. В “Сердцеедках” я должен был появляться в кадре через серию-две, по 10–20 секунд. Но впоследствии мне стали дописывать роль, и я стал появляться в каждой серии намного больше, чем планировалось. Сейчас мне нужно закрепиться на сериальной ниве, чтобы себя чувствовать более уверенно и уютно, иметь определенную родословную в кино.

– Работа киноактера хорошо оплачивается?

– Честно говоря, я работаю “в ноль”. Трачу много на перелеты, на гостиницы, съемные квартиры. Сейчас в моем положении эти съемки – не средство заработка. Я, можно сказать, делаю какие-то долгосрочные вложения. Это правила игры. Я понял такую истину: не нужно пытаться изменять правила под себя, нужно пытаться играть по тем правилам, которые существуют. И если по этим правилам актер должен сначала поработать на эпизодах, побыть статистом, то пожалуйста! Кто последний в очереди на статистов? И я не говорю себе: “Сережа, ты ведущий актер театра, ты лауреат Государственной премии, ты играл Гамлета, Эзопа”. В Москве это не “канает”. Здесь есть своя иерархия, путь, который ты должен пройти. И я занял очередь, честно спросил: “Кто последний на олимп?” Мне сказали: “Там… ищите!”

В Москве немало выходцев из Казахстана

– Вам приходилось сниматься в казахстанском кино?

– К сожалению, ничего серьезного в казахстанском кино у меня не было. Я ждал, ждал и подумал, что можно прождать всю жизнь и надо что-то делать самому. Каждый творческий человек мечтает работать в кино. А еще больше – работать в хорошем кино.

– А как дела сейчас идут в родном Лермонтовском театре?

– В театре ожидается после ремонта серия премьер, будем обновлять репертуар. Но это сложный вопрос, болезненный для всего театра Лермонтова, для актеров, для руководства.

– В Москве ходите в театр?

– Ходил в театр Джигарханяна, смотрел на Лену Ксенофонтову, которая играет главную роль в сериале “Сердцеедки”. Она ведущая актриса театра. Кстати, уроженка Казахстана. Егор Пазенко тоже связан с Казахстаном – его папа работал у нас в украинском посольстве.

– Если ваша кинокарьера сложится удачно, неужели бросите театр?

– А зачем прощаться с театром, со страной, с городом, чтобы достичь чего-то? Да и к постоянным перелетам человек привыкает, особенно если чего-то очень сильно хочет. Причем доходило до подвигов, когда, например, мне в половине второго ночи позвонили и сказали, что завтра съемка до обеда в Москве, а я нахожусь в Алматы. И я успевал долететь… Летаю туда-обратно раз в неделю. Лучше это в моем возрасте делать, чем потом, лет в 60–70… Да, я не могу принять участие в банкете по поводу окончания сериала, потому что у меня спектакль в Алматы. Прилететь же специально на банкет – это роскошь миллионера. А миллиона у меня нет.

Наталья БОЙКО, Иван БЕСЕДИН (фото), Москва

Загрузка...