Опубликовано: 8273

Семипалатинский полигон: разные дозы – разные льготы

Семипалатинский полигон: разные дозы – разные льготы

После публикации материала о льготах казахстанцам, пострадавшим от ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне (http://www.caravan.kz/article/30200), мы получили очень много звонков и писем. Большей частью от тех, кто по разным причинам выехал в другие регионы страны. Люди пишут с обидой и непониманием: почему им, столкнувшимся в 50–80-е годы с ужасом ядерных

испытаний, реально пострадавшим от них, сейчас отказывают в получении даже мизерной надбавки к пенсии лишь по той причине, что в настоящее время они не проживают в зоне риска?

Полагаются ли надбавки к пенсии?

Вот только одно из обращений: “Пишут вам пенсионеры, проживавшие в Майском районе Павлодарской области, нас 15 семей. Мы очень внимательно прочитали публикацию в “Караване” за 3 июня 2011 г., № 22, где было написано, кому и какая положена компенсация в связи с новым постановлением от 6 апреля 2011 года. Одноразовую добавку мы получили в 1995-м – по 5 тысяч. Но когда мы прочитали о новом постановлении и пошли в райсобес с вашей газетой, они нам ответили, что, мол, мало ли что напечатают в газетах! Дорогая редакция, пожалуйста, объясните: нам обязаны добавить пенсию по полигону? У нас есть книжки с фотографиями, печатями. И там указано, что мы проживали в Майском районе с мая 1955 года до августа 1989-го. И в книжках написано: Майский район, зона максимального риска. Сейчас мы живем в г. Павлодаре. Большинство из нас болеют раком, а сколько уже умерло...”.

Правовая казуистика

Обидно и больно читать такие письма. Помнится, даже бывший министр труда и соцзащиты населения Гульжана КАРАГУСОВА поднимала вопрос о средствах на “семипалатинские” льготы, заложенных в бюджет, но так полностью и не выданных. Неиспользованных то есть. И речь шла о СОТНЯХ миллионов тенге!

Одни сочли надбавки столь незначительными, что бегать за многочисленными справками не стали. Другие уехали подальше от страшного места. Есть и такие, кто удостоверение получил, однако в связи с выездом в другие регионы страны все права на льготы и надбавки, как им пояснили, утратили.

Почему? Да потому, что в Законе 1992 года одна статья противоречит другой, и до сих пор эта правовая казуистика не устранена. Вот статья 2, например, гласит: “Граждане, выехавшие из указанных районов и городов на другое место жительства, подпадающие под действие настоящего Закона и проживающие на территории Республики Казахстан, пользуются льготами, предусмотренными настоящим Законом”. Однако в статье 13 этого же Закона написано следующее: “Граждане, проживающие на данных территориях, имеют право на надбавку к пенсии”. Как вы думаете, какой статьей руководствуются чиновники при начислении надбавок? Верно, той самой 13-й, которая одним словом “проживающие” останавливает действие статьи 2. По небрежности или лукавству забыли вписать туда слово “и проживавшие”? Возможно, это была техническая ошибка, но с тех пор сменился не один созыв депутатов и не один Кабмин, а исправление так и не внесено.

Да их больше миллиона!

Мы обратились с письмом наших читателей в Министерство труда и социальной защиты населения, и там, опираясь именно на статью 13, пояснили: “Тем, кто в настоящее время не проживает в районах чрезвычайного и максимального радиационного риска, надбавка к пенсии не положена”. Не положена она и тем, кто приехал в указанные зоны после 1991 года. Где же, спрашивается, логика? Если считается, что люди, приехавшие после закрытия полигона, уже не подвергаются никакому вредному воздействию, почему пенсионеры право на надбавку имеют только при условии проживания в указанных зонах?

Они что, недостаточно пострадали во время длительных испытаний на полигоне?

О людях, написавших нам, этого никак не скажешь. Десять лет рядом с ними проводились воздушные ядерные взрывы, 24 – подземные.

– Да знаете, сколько их таких? Больше миллиона выехавших! Что, всем надбавки давать? – искренне удивились в Минтруда и соцзащиты населения. – Никаких денег не хватит…

А каких, собственно, денег? Два МРП надбавки в месяц людям из чрезвычайной зоны заражения, 1,75 МРП – из максимальной. Один МРП сейчас – 1512 тенге. Даже если взять, что “таких” миллион (что очень сомнительно, поскольку всего подвергшихся воздействию испытаний – полтора миллиона и далеко не все выехали), в год бюджету это обойдется в очень небольшую по сегодняшним меркам сумму – примерно 25–30 миллиардов тенге. С точки зрения магии больших чисел – это много. С точки зрения Минфина – ерунда. Вот, например, 39,5 миллиарда тенге составили убытки за год только от деятельности “аошек” и “дочек” квазигосударственного сектора – и ничего, считают чиновники, страшного в этом нет.

Когда исправят ошибку?

Со времени вступления в действие Закона “О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском ядерном полигоне” прошло уже 19 лет. Пора бы правительству и законодателям к нему и вернуться – ведь изменилась экономическая ситуация, практика применения показала множество его недоработок.

Неоднократно депутат Александр МИЛЮТИН поднимал этот вопрос в Парламенте. Предлагал восстановить справедливость по отношению к пенсионерам из зон чрезвычайного и максимального заражения, выехавшим в другие регионы страны. Пересмотреть вопрос о праве досрочного выхода на пенсию и выплате надбавок к пенсиям людям, проживающим в зонах повышенного заражения, где работающим надбавка полагается, а пенсионерам почему-то нет. Более того, инициированные группой депутатов поправки в закон были поддержаны большинством депутатов.

– Мы надеялись на понимание и поддержку со стороны правительства. К сожалению, вопрос так и не решен, – говорит Александр Александрович. Однако надежды “пробить стену” глухой кабминовской обороны не теряет.

Астана

Загрузка...