Опубликовано: 10958

Семипалатинский полигон: история в документах

Семипалатинский полигон: история в документах

Как бы много ни писали о Семипалатинском полигоне, до сих пор тайной для многих остаются секретные документы, они свидетельствуют о том, какой трудной была дорога к прекращению ядерных взрывов на казахстанской земле.Люди-кролики

12 августа 1953 года, за несколько часов до очередного ядерного взрыва, жители некоторых населенных пунктов Абайского района Семипалатинской области были вывезены в безопасную зону, а 40 обитателей села Караул оставлены, чтобы (как следует из документов, хранящихся в центре документации и новейшей истории Восточно-Казахстанской области) “определить влияние радиации на живой организм”.

“Все население и скот Абайского, Абралинского районов были эвакуированы с места стоянки за 200–250 км, людям выплатили подъемные – по 500 рублей на каждого члена семьи, – свидетельствует ветеран войны, коренной караулец Т. СЛЯМБЕКОВ. – Военные оставили несколько человек, отделив от эвакуированных. Через несколько часов после взрыва нас увезли за 50 км от села, измеряли степень облучения каждого и всех заставили выпить по 200 граммов водки. Мы только после 36 лет узнали, что нас умышленно оставили в опасной зоне после взрыва водородной бомбы как подопытных кроликов”...

Вследствие этого безжалостного эксперимента к 1989 году, когда писались эти воспоминания, из 40 подопытных в живых осталось только семеро…

Атомный хлеб и ядерное молоко

7 августа 1962 года на полигоне произошло ЧП. Во время взрыва в небо незапланированно поднялась огромная масса зараженной земли, а внезапно изменившийся ветер понес многотонное пылевое облако на Семипалатин­ск, Бескарагайский, Ново-Покровский и Чарский районы. Нормы радиоактивного загрязнения достигли отметок, в 10–60 раз превышающих норму.

Командир в/ч № 52605 генерал-лейтенант ГУРЕЕВ, представитель 12-го Главного управления Министерства обороны генерал-майор ВОСКОБОЙНИКОВ были в обкоме партии, и мы с ними подробно обсудили, какие должны быть приняты меры, – писал в отчете Первому секретарю ЦК КП Казахстана Динмухамеду КУНАЕВУ первый секретарь Семипалатинского обкома партии Михаил КАРПЕНКО. – Они заявили, что значительная радиоактивная засоренность имеет место, но, как они под­черкнули, она в пределах нормы облучения для населения районов особой санитарной зоны, к которым они относят Семипалатинск и ближние районы. Они высказали пожелание, чтобы про­довольственное зерно, заготовленное в Бескарагайском, Ново-Покровском и Чарском районах, не отгружалось за пределы СССР, и подчеркнули желатель­ность вывоза этого зерна за пределы области, чтобы снизить общее ра­диоактивное засорение”.

Кому в итоге скормили радиоактивное зерно с полей Семипалатинской области, история умалчивает. Подобные выбросы накрыли регион после “производственной аварии” на полигоне во время взрыва 22 января 1965 года. По данным Г. ИОРХА, тогдашнего начальника лаборатории Семипалатинского мясокомбината, где исследовали молоко, поступающее из всех районов области, “на первый день после испытаний содержание йода-131 во взятых пробах превышало предельно допустимую концентрацию в 13–14 раз”.

Волны протеста

12 февраля 1989 года после очередного взрыва произошел аварийный выброс радиоактивных газов на поверхность земли. Через 2 дня в 110 км от эпицентра испытаний радиоактивный фон составил 4000 микрорентген в час. Это событие стало толчком к созданию антиядерного движения, которое возглавил председатель Союза писателей Казахстана, общественный деятель и поэт Олжас СУЛЕЙМЕНОВ. Сотни митингов и акций протеста – у полигона, в Семипалатинске и прилегающих районах, в Москве и Алма-Ате, Павлодаре и Караганде, обращения и воззвания, подписанные сотнями тысяч людей, с требованием прекратить испытания и закрыть полигон – все это буквально всколыхнуло страну. Ситуация обострилась в октябре 1989 года. На сессии Верховного Совета Олжас Сулейменов подчеркнул, что правительство не сдержало обещаний о сокращении числа и снижении мощности взрывов, и заявил о начале “народного моратория”, когда любое новое испытание приведет к всеобщей забастовке в Казахстане.

Как отвечал министр Язов

Весной 1989-го первый секретарь Семипалатинского обкома партии Кешрим БОЗТАЕВ обратился с письмом к министру обороны СССР Дмитрию ЯЗОВУ: “Обком партии просит ЦК КПСС поручить соответствующим министерствам и ведомствам временно приостановить или сократить частоту и мощность взрывов, а в дальнейшем перенести ядерные испытания в другое, более приемлемое место”. В ответ же пришла категоричная отповедь.

Действительно, при проведении ядерных взрывов до 1963 года воздействию радиоактивных выпадений в различных дозах подверглось около 6 тысяч человек; для остальной части населения области ухудшение показателей заболеваемости не связано с воздействием радиационного фактора, а обусловлено, в частности, превышением норм химического загрязнения среды, не всегда удовлетворительными социально-бытовыми условиями жизни людей, нерациональным и низкокалорийным питанием и другим, – ответил глава Минобороны. – Экологическая обстановка в регионе и состояние здоровья населения проверялись комиссиями Минздрава СССР, Госкомгидромета СССР с участием ученых Академии нм аук Казахской ССР в 1987–89 годах. Не обнаружено ни одного случая заболевания, связанного с проведением подземных ядерных взрывов”. Меж тем еще в 1958 году медики спецдиспансера № 4, созданного в Семипалатинске для лечения пострадавших от испытаний, свидетельствовали о катастрофическом воздействии радиации на здоровье людей, живущих в зоне воздействия полигона.

Только ли генералы виновны?

Всего через несколько месяцев военные сменили тональность своих выступлений. Дело дошло до того, что министр обороны СССР Язов вынужден был оправдываться: “В условиях, когда происходит совершенствование ядерного оружия другими государствами, прекращение нашей страной испытаний ведет к одностороннему разоружению. Ядерное оружие лежит в основе отечественного оборонного потенциала, и поддержание его на необходимом уровне является задачей государственного значения”.

Но семипалатинцы больше не хотели быть щитом обороноспособности страны. Акции протеста принимали все более острые формы. Вопрос даже стал темой для обсуждения на закрытом совещании руководителей Семипалатинской области, в котором принял участие и председатель Совета Министров Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ. Его выступление зафиксировано в сохранившейся стенографической записи того заседания:

“Разговор идет о том, что виноваты военные, работающие на по­лигоне. Но это солдаты, исполняющие приказы, они выполняют свой долг. Ни один взрыв не производится без ведома ЦК КПСС, правительства страны”.

Вскоре и ЦК, и правительство СССР получили беспрецедентный в советской практике урок – глава союзной республики своим историческим указом, подписанным 29 августа 1991 года, закрыл историю ядерного монстра.

“Пусть приедут и попробуют”

Казахстанских ядерщиков рассмешили обвинения американских журналистов, что на территории Семипалатинского полигона любой желающий может собрать ядерную бомбу.

Все началось со скандальной публикации в The New York Times, что по сей день на Семипалатинском полигоне осталось немало радиоактивных материалов, из которых можно создать ядерную бомбу. Авторы ссылаются на известного в США физика-ядерщика Зигфрида ХЕКЕРА, который рассказал, что стал свидетелем, как люди собирают металл, а в шахты доступ свободен для всех.

По словам замдиректора Института радиационной безопасности и экологии Национального ядерного центра РК Владимира ДМИТРОПАВЛЕНКО, подобные утверждения просто смешны.

Если авторы статьи уверены, что сегодня на бывшем полигоне можно собрать атомную бомбу, то пусть приедут и попробуют, а мы посмотрим, что у них получится!

По словам Владимира Дмитропавленко, г-н Хекер действительно приезжал на Семипалатинский полигон, но было это почти 20 лет назад:

– Скорее всего, журналисты использовали какой-нибудь давний доклад Хекера.

Роковой август

В Международный день действий против ядерных испытаний тысячи людей собрались в Семее на митинге, посвященном памяти пострадавших от атомного оружия.

Август стал “атомным сезоном” в истории человеческой цивилизации. 6 и 9 августа 1945 года поднявшиеся над Японией смертоносные “грибы” приоткрыли завесу над видением реального ада атомной войны. 21 августа 1947 года в СССР приняли спецпостановление о создании атомного полигона. 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне была испытана первая советская атомная бомба, а в августе 1953-го взорвана первая термоядерная. Роковая репутация августа была сломлена лишь 29 августа 1991 года – главой Казахстана был подписан Указ “О закрытии СИЯП”. А в 2009-м Генеральной ассамблеей ООН именно эта дата была утверждена как Международный день действий против ядерных испытаний.

В этот день в Семее на мемориальной площади, где установлен памятник жертвам ядерных испытаний “Сильнее смерти” и монумент “Стела мира”, собираются тысячи людей, среди которых не только казахстанские жертвы военных экспериментов.

Нескольких лет я сотрудничаю с семейчанами в сфере ядерной медицины, – отметил вице-президент Нагасакского университета Шуничи ЯМАШИТО. – Люди создали страшное оружие, испытывали его на себе подобных. Мы должны взять на себя обязательства за прошлое, которое нельзя забыть, и начать все заново.

Семей

Загрузка...