Опубликовано: 4049

Секретные формулы китайского чуда

Секретные формулы китайского чуда

В поисках ответа, в чем же секрет экономического чуда Китая, я отправилась в Поднебесную. Казалось бы, казахстанские рынки переполнены китайской продукцией. Но то ли еще будет – соседи активно взялись за возрождение Шелкового торгового пути. По отстроенным дорогам и мостам “потечет” еще больше товаров. Но что может предложить Казахстан, кроме миллионов за их продукцию?

Коммунизм с рыночным лицом

Об экономике Китая может рассуждать, как заправский аналитик, каждая домохозяйка. Достаточно посмотреть, что на ее кухне почти все причиндалы сделаны в Китае, в холодильнике – овощи-фрукты с китайских грядок, а 90 процентов содержимого гардероба сшито нашими трудолюбивыми соседями. Как страна с таким огромным населением умудряется прокормить и одеть почти весь земной шар?

Эксперты говорят, что расцвет китайской экономики начался после 70-х годов. Тогда страна начала активно использовать рыночные механизмы, при этом оставаясь коммунистическим государством. Китайцы уверенно шли прежним политическим курсом, но смело импровизировали с экономикой. Вообще, они умеют смешивать то, что на первый взгляд ну никак не совместимо. Мясо поливают сладким соусом, и на тебе – аппетитно! Так и здесь.

– Мы используем как рыночную, так и плановую экономику. В сложные периоды государство активно оказывает поддержку и вмешивается в рынок, но как только все налаживается, в полную силу действуют рыночные механизмы, – пояснил “Каравану” профессор Института изучения мировой экономики Ли КСИН. – Многим непонятно, как в коммунистической стране так развита рыночная экономика, но это работает.

В Китае до сих пор принимают пятилетние планы, как когда-то было у нас, активно субсидируют отрасли и даже бесплатно дают землю сельхозпроизводителям. Только трудись.

Демографический предел?

Еще один секрет успеха, как указывают эксперты, – огромное количество рабочих рук. Число занятых в экономике страны в прошлом году составило 769,77 миллиона человек. Сегодня, по мнению самих китайцев, уже достигнут демографический предел, слишком велика нагрузка на земельные, водные и энергетические ресурсы. И даже сами шутят, представляя, что бы было, если бы в 1979 году не приняли решение “одна семья – один ребенок”. Когда находишься в Китае, а я объехала самые крупные города страны, бросается в глаза особое отношение к детям. Здесь они – как маленькие короли. Позволить второго ребенка могут только небедные люди.

– Я второй ребенок в семье, – рассказывает наш гид Инна, – родители заплатили за меня штраф 5 000 юаней, это было давно…

Впрочем, жесткий демографический курс начинает смягчаться. Последние годы показывают, что стало сокращаться количество граждан трудоспособного возраста. Только за прошлый год их стало меньше на 2,44 миллиона. В политике “одного ребенка” появился целый ряд исключений. Сегодня двоих детей, например, могут завести мужчина и женщина, которые были единственными детьми в семье. Засиживаться же в декрете здесь не принято. Молодая мама может посидеть с ребенком три месяца, во время которых государство выплачивает пособия, потом, извольте, снова на работу…

Как выращивают прибыль

Еще одна составляющая китайского экономического чуда – дисциплина во всем и четкая иерархия. Начальников здесь встречают по стойке смирно и к работе относятся, как к миссии по спасению мира, не меньше. Отсюда и колоссальная производительность. Во время поездки по центральной части Китая я побывала в провинции Шаньси на огромной ферме, где выращивают более 70 видов продукции – миллионы тонн помидоров, огурцов, редиса, винограда и еще много чего. Поставляется это на внутренний рынок и в страны Центральной Азии, самый активный покупатель среди которых – Казахстан. Теплицы тянутся на несколько сотен гектаров. Урожай собирают по два раза в год. Орошают грядки капельным способом. В этом огромном хозяйстве трудятся десятки тысяч человек из расположенного рядом уезда. Впору представить изможденных работой китайцев, гнущих спину без выходных и проходных за гроши. Но, к нашему удивлению, работники рассекают на новеньких машинах и живут очень даже неплохо. Рядом с хозяйством возводят огромный жилой массив, там будут жить фермеры.

Хозяйство оказалось частным. Но, по словам управляющего, государство предоставило земли под теплицы абсолютно бесплатно и даже не требует налогов. Мало того, мощно субсидирует выращивание тепличной продукции. Стоимость одной громадной теплицы – около 8 тысяч долларов, пятую часть этой суммы дает государство.

Я решила выяснить, сколько же стоит килограмм тепличных помидоров с китайской грядки: оказалось, 180 тенге. Когда они приезжают к нам на прилавок зимой, цена вырастает до 800 тенге. А давайте делать бизнес, сразу же обрадовались мы: будем закупать и отправлять! Но не тут-то было. Скупают всю продукцию хозяйств централизованные компании, которые ответственны за логистику и доставку. Овощи по четкой схеме упаковываются, свозятся на склады, потом отправляются в логистический торговый центр.

Шелковые амбиции

Сегодня Китай активно ратует за восстановление Шелкового пути. На своей территории они уже построили все необходимое для этого – скоростные магистрали, огромные мосты, логистические центры. Начинается историческая торговая дорога в провинции Шаньси. На месте старта торговых караванов стоит огромная башня – пагода Диких гусей. Ее высота более 60 метров. Караваны, груженные тончайшим китайским шелком, фарфором или чаем, отправлялись отсюда в Европу через Самарканд и Бухару. Вокруг башни сейчас активно отстраивают городок ремесленников.

Экономический проект по восстановлению Шелкового пути завернут в красивую культурную оболочку. Только в одном городе Сиане действует несколько музеев, посвященных торговому пути. Один из них поразил особенно: построен он на частные деньги. Стоит музей прямо на месте исторических раскопок, полы здания – из стекла, и посетители погружаются в атмосферу древнего города, прохаживаясь по историческим улочкам. Но самое интересное, что даже в музеях китайцы умело разворачивают торговлю. Среди реальных экспонатов – сувенирная продукция с ценниками. Можете приобрести копию находки, и выполнена она так искусно, что легко сходит за оригинал.

Побывали мы и на узловом объекте Шелкового пути – это огромный логистический центр, куда стекаются товары из разных уголков Китая. Здесь они разбиваются по контейнерам, грузятся на поезда и отправляются в Казахстан. Поезда уходят ежедневно, а вскоре количество рейсов увеличится в два раза.

Еще один мегапроект, который запускают китайцы в рамках Шелкового пути – центр беспошлинной торговли, аналогов которому нет в мире. По сути, это гигантский дьюти фри, здесь расположены сотни мировых брендов. Мы посетили этот центр аккурат перед открытием – в бутиках наводили последний лоск, гладили и развешивали товары.

Что будем продавать мы?

Еще одна особенность уникального молла беспошлинной торговли в том, что верхние этажи переданы под павильоны странам Центральной Азии. Мы нашли казахстанский павильон, он выполнен в национальном стиле. Здесь могут разместиться наши производители. Но вот вопрос: что же мы будем там продавать? И вообще, чем выгоден Шелковый путь Казахстану?

В нашей стране была принята государственная программа “Возрождение исторических центров Шелкового пути, сохранение и преемственное развитие культурного наследия тюркоязычных государств, создание инфраструктуры туризма”. Как видно из названия, речь идет только о развитии культуры, экономическая составляющая там минимальна. Дороги, идущие по казахстанской территории, до сих пор далеки от совершенства. Знаменитая трасса Западная Европа – Западный Китай строится долго и периодически обрастает скандальными подробностями.

На границе в районе поста “Коргас” отстроили Международный центр приграничного сотрудничества. Это, можно сказать, наша гордость, мегапроект последнего десятилетия. Но налицо диспропорция в торговле: китайские товары превалируют над отечественными. Торговля продолжает идти в одностороннем порядке. На вопрос китайским экспертам,  что же они будут закупать у Казахстана в рамках Шелкового торгового пути, нам смогли назвать только две несырьевые позиции по товарам: мед и зерно. Но, успокаивают нас, возрастет транзитный потенциал Казахстана. Это тоже деньги.

Наш китайский путь к морю

В то самое время, пока мы колесили по просторам Китая, произошло историческое событие – Казахстан получил доступ к морю. Напомним: в 1995 году было заключено соглашение об использовании Казахстаном китайского порта Ляньюньган для грузовых перевозок. Порт, расположенный в провинции Цзянсу (Восточный Китай), имеет выгодное географическое положение. Он связан железнодорожным сообщением с другими крупными китайскими портами, имеет морские линии с корейским портом Пусан и японским портом Осака. С вводом в строй терминала в порту Ляньюньган Казахстан получит возможность переработки транзитных грузов, поступающих из стран Юго-Восточной Азии, Австралии и Канады, и в обратном направлении. Грузовая зона, отведенная под казах­станско-китайский терминал, – 21,6 гектара.

В общем, теперь осталось только начать производить товары, чтобы покорить мир брендами “мэйд ин Казахстан”.

Пекин – Сиань – Шанхай

Загрузка...