Опубликовано: 1472

“Секрет” немецкой чистоплотности

“Секрет” немецкой чистоплотности

Относительно недавно многие регионы этой промышленно развитой страны находились в зоне бедствия. Но именно они теперь являются эталоном экологического благополучия. За счет чего?

(Окончание. Начало – в №5 от 30 января 2009 года)

Баварский городок Мурнау-ам-Штаффельзее славен не только тем, что великий художник Василий Кандинский и его верная спутница Габриель Мюнтер именно здесь приобрели живописный домик для уютной старости. Этот туристский центр всего с 12-тысячным населением вполне можно назвать эталоном опрятности и ухоженности. И это при том, что не всякий гость, увы, отличается аккуратностью: на глазах у автора этих строк молодежная группа из Польши побросала пустые стаканчики из-под кофе себе под ноги. Но не прошло и пяти минут, как словно бы ниоткуда материализовался дворник в светоотражающем комбинезоне и порядок был восстановлен.

Чистота начинается в душах

Зримым подтверждением афоризма “Чисто не там, где не сорят, а там, где убирают”, является в Мурнау и оригинальнейший памятник... швабре. Высеченной из мрамора.

– Безупречная экология? Это когда избавляешься от вредных примесей не только в атмосфере, почве или воде. Главное, чтобы было все на правильных местах в людских душах, – раскрыл свое жизненное кредо господин Шайферт, хозяин маленькой любекской мастерской по отливке домашних колокольчиков. И тут же вернулся к традиционному по четвергам занятию – тщательной мойке витрин. Герр Шайферт, скорее всего, не читал Булгакова. Он ничего не знает о расхожем в наших краях высказывании профессора Преображенского из “Собачьего сердца”. Про “разруху в клозетах” как следствие “разрухи в головах”. Но этот мелкий ремесленник, как и крупный бизнесмен Томас Обермайер, являющийся президентом Международной ассоциации по борьбе с бытовыми и промышленными отходами (DAGW), улавливают суть нормальной жизни. В которой чистота окружающей среды является и признаком душевного здоровья общества, и показателем благополучия в государственной экономике.

Правда, герр Обермайер воплощает эту идею уже не на уровне одного частного предприятия, а в границах всего Евросоюза. И начал он свой “крестовый поход” против загрязнения окружающей среды с немецкой столицы.

Чистота в законе

Первым в череде природосберегающих решений, качественно изменивших саму концепцию деятельности коммунально-хозяйственных служб ФРГ, стал “Закон об отходах” от 1986 года. Главная его ценность в том, что были определены новые приоритеты всей мусороуборочной индустрии. Отсчет теперь начинался с каждой квартиры, каждого особняка. Нелегко, не сразу, но подавляющее большинство немецкого населения все же было приучено к тщательной сортировке и раздельному складированию бытового мусора. Это же касалось и предприятий.

Следующим шагом были постановление от 1991 года “О сокращении упаковочных отходов” и выпущенный годом спустя закон “О дуальной системе ФРГ на базе частновладельческих структур”.

Перед началом этой работы ситуация складывалась так, что газеты уже всерьез писали о надвигающемся “мусорном инфаркте”. Ведь одних только использованных упаковок в стране за год накапливалось свыше 12 миллионов тонн!

Административно-командный стиль при подобной ситуации малоэффективен. Нужна личная заинтересованность каждого, и материальные рычаги были включены на все сто.

Свыше 70 процентов тары для напитков было признано возвратной, с привлекательной залоговой ценой. Почти все стекляные бутылки, пластиковые емкости, жестяные банки из-под пива стало выгодно возвращать изготовителю.

Весь же остальной мусор немцы поделили на две основные группы: тот, который несложно различать по виду материалов (стекло разного сорта, металл, бумага, картон, органические отходы...), и не подлежащий сортировке.

Экономия на отходах

Теперь предприятия по изготовлению тары обязаны покупать лицензию на размещение особого знака “Gruene punkt”, “Зеленая точка”. Без этих закольцованных стрелок на этикетках что-либо съестное реализовывать у немцев практически невозможно. Ведь “Зеленая точка” теперь уже по всему ЕС обозначает: сдатчик мусора, в данном случае – потребитель продуктов, заплатил не только за товар, но и за то, чтобы упаковку от него забрали из специально отведенного для этого бака с последующей, безвредной для экологии, утилизацией.

Для того чтобы было именно так, Dual System Deutschland (DSD) заполучило внушительный стимул. Только за каждую пластиковую коробочку из-под йогурта предприятия “отстегивают” по одному центу. Что ежегодно приносит специалистам по безвредному уничтожению свыше 2 миллиардов евро.

Одна из фирм Dual System Deutschland специализируется на изготовлении удобных и легко перемещаемых контейнеров: для бумаги – отдельно, пластика – отдельно, биомусора – отдельно. Некоторые другие филиалы DSD специализируются на сборе и перепродаже разных категорий отходов. Не остаются в стороне и местные муниципальные службы. Получается, каждый зарабатывающий гражданин ФРГ за год отдает коммунальщикам, в частности, столичному предприятию (BSR), от сотни и более евро за сбор, переработку, сжигание или захоронение бытовых отходов.

Свою позитивную роль новая система сыграла и в производственной культуре. Бизнесмены резонно не захотели терять часть своей прибыли из-за чрезмерно размножившейся тары. Уже вскоре, к примеру, почти совсем исчезла зубная паста, помещенная сначала в тюбик, а затем еще и в картонную коробочку. Заметно уменьшились в размерах и разного рода упаковки, на которые раньше не жалели картона, пластика, бумаги... Ведь их умышленно делали куда объемнее самого товара, стремясь привлечь покупательское внимание.

И оказалось, что только такая экономия на предприятиях по изготовлению упаковок позволяет в целом по стране сокращать каждый год до 400 тысяч тонн отходов!

Токсичные, но теперь безопасные

Отдельный “куплет в песне” об экологическом здоровье ФРГ, да и всего Евросоюза, это поучительная и для Казахстана работа с ядовитыми отходами. Даже ваш земляк, у себя на родине не задумывавшийся о том, куда, к примеру, девать отработавшие свое батарейки, теперь уж не выбросит их в контейнер с обычным мусором. Ведь в любом немецком магазине прямо на входе имеются для этого специальные хранилища.

Всего же в одном только Берлине за год накапливается свыше 10 тысяч тонн особо токсичных промышленных и бытовых отходов. Оттого и находятся все вредные производства под повышенным санитарным контролем. Так, с 1992 года заработала в Берлине фирма “Викор”. Предназначенная исключительно для переработки так называемого “электронного мусора” – отслуживших свое компьютеров, телевизоров и пр.

Всего же по Германии такого рода бизнесом занимается в наши дни свыше 2000 заводов. Конкуренция предельно жесткая, победить в ней могут только самые креативные, идущие навстречу клиенту. Например, берлинские власти обустроили для сбора токсичных отходов множество спецнакопителей и запустили по городу ярко раскрашенные грузовички, прибывающие строго по расписанию в тот либо иной район для приемки всего, что способно причинить вред природе.

Даже автомобильный аккумулятор здесь невозможно купить, не сдав предварительно старый! А все АЗС обязаны принимать отработанное машинное масло.

По дворам и домам бесплатно раздаются особые настенные календари, в которых выделены даты и места приемки тех же испорченных ламп дневного освещения с повышенным содержанием ртути.

Мусор – дело выгодное!

Серьезный вред почве, как выяснили ученые, приносит разбросанная по земле типографская продукция. За год только один из нескольких берлинских заводов – ALBA управляется с 230 тысячами тонн весьма специфического мусора: 130 тысяч тонн – выброшенная населением мебель и строительный мусор, еще 100 тысяч тонн – бумага.

Отсортированную макулатуру и мебельное дерево ALBA не без выгоды для себя продает. Остальное уничтожает по почти безвредным технологиям.

“Почти” – самый больной для немецкой современности вопрос. Ведь даже самый совершенный мусоросжигательный завод или самая заизолированная подземная свалка все равно загрязняют природу. Поэтому сейчас на первый план в Германии выходят так называемые биоупаковки, способные под воздействием времени, воздуха и солнца бесследно исчезать, не оставляя после себя и намека на токсичные вещества.

– С типографской продукцией на этот счет все гораздо сложнее, – специально для читателей нашей газеты пояснил Дитер Аккерман, старший менеджер ALBA Recycling. – Макулатура, содержащая краску с примесью свинца, растворяется при высокой температуре в специальных реагентах, которые затем многократно фильтруются. Мы удаляем вначале примеси пластика, а затем магнитами собираем частицы металла. Спецхимикатами снимается типографская краска. Она всплывает на поверхность и собирается. Краска и короткие волокна целлюлозы сгущаются на 60 процентов и прессуются. Полученные отходы сжигаются вместе с отработанным активным илом очистных сооружений на специальной установке. Золу продаем цементным заводам, она им необходима. А все выбросы от сжигания очищаем мощными электрофильтрами...

На выходе у рачительных немцев получается 3000 сортов бумаги для типографских и упаковочных нужд, вырабатываемой из 70 сортов макулатуры. В целом же за последние десятилетия Германия отладила эффективнейшую индустрию по переработке ежегодных 13 миллионов тонн упаковочных отходов. А это 3,8 миллиона тонн стекла, 5,1 миллиона тонн бумаги и картона, 1,4 миллиона тонн искусственных материалов,703 тысячи тонн белой жести, 122 тысячи тонн алюминия, 407 тысяч тонн так называемых многослойных веществ...

При этом степень вредоносного воздействия на природу по сравнению с шестидесятыми-семидесятыми годами сократилась в несколько раз! С появлением же в перерабатывающей отрасли не только коммунальных предприятий, но и частных фирм мусор быстро превратился в очень выгодный товар. Ведь чем сноровистее с ним управляются специалисты, чем меньше разрухи в процессе утилизации они учиняют для окружающей среды, тем больше прибыли они получают. И от таких правил в столь общественно важной игре выиграют абсолютно все.

Фото Эммы ЧАЗОВОЙ-ЗОЛОВКИНОЙ, Мурнау – Берлин

Сергей ЗОЛОВКИН, наш собственный корреспондент в Германии

Загрузка...