Опубликовано: 1833

Сделка – в законе, или Укуси меня, укуси!

Сделка – в законе, или Укуси меня, укуси!

Впервые в военно-судебной практике Казахстана военный суд Алматинского гарнизона применил юридическое новшество – состоялась сделка между обвиняемым и стороной обвинения. В роли “первопроходца” выступил военнослужащий срочной службы Национальной гвардии Леван Микеладзе, которого обвиняли в ложном доносе – ч. 2 ст. 351 УК РК (в старой редакции), которая предусматривает до 6 лет лишения

свободы.

Укуси меня, пожалуйста!

Согласно материалам дела, 9 сентября 2014 года гвардеец явился в военную прокуратуру Алматинского гарнизона и заявил, что начальник отделения военной полиции воинской части Серик Ниязбеков его избил.

Работники военной прокуратуры стали выяснить мотив: для чего майору Ниязбекову избивать рядового, которого он вызвал на допрос в качестве свидетеля?

После того как прокурорские работники провели расследование, все оказалось совсем не так, как утверждал боец. Действительно, 6 сентября 2014 года Микеладзе был вызван в военную полицию к майору Ниязбекову, который выяснял, каким образом один из военнослужащих получил телесные повреждения. (Один ударил другого саперной лопатой.) Микеладзе сказал, что ничего не видел.

Однако, вернувшись в часть, он попросил своего сослуживца, чтобы тот… дал ему по шее. Такая просьба вызвала у того недоумение, но, если хороший человек просит, значит – надо! Сослуживец выполнил просьбу приятеля и не только нанес ему побои, но и, опять же по просьбе, укусил.

Так, в материалах уголовного дела появился акт судебно-медицинской экспертизы № 55, в котором указано, что “… у Левана Микеладзе 11 сентября 2014 года были обнаружены кровоподтек и ссадина в правой надлопаточной области, которые причинили легкий вред его здоровью”.

Зачем солдату-срочнику понадобилось “топить” майора военной полиции Ниязбекова, который ничего плохого ему не сделал?

Ответ есть в приговоре суда, цитируем: “В судебном заседании усматривается, что ложный донос на Ниязбекова 9 сентября 2014 года в военную прокуратуру Алматинского гарнизона Микеладзе совершил по уговору своих командиров. Целью было отстранение от должности начальника военной полиции воинской части Ниязбекова”.

На суде Микеладзе сказал, что хочет заключить процессуальное соглашение о признании вины. Мол, осознал и раскаивается.

В итоге суд приговорил его к 1,5 года лишения свободы условно.

Плюсы и минусы законодательной новеллы

На них указал председатель военного суда Алматинского гарнизона Мухамеджан ПАКИРДИНОВ:

– Это новшество не только существенно упрощает и ускоряет досудебное расследование, но и удешевляет его. Раньше следственные действия были слишком растянуты во времени. Теперь же подсудимый имеет право заключить соглашение о признании вины. Тогда срок наказания, предусмотренный статьей, не может быть ослаблен меньше, чем наполовину. А больше – может.

Положительные стороны и в том, что сам подсудимый признает свою вину в совершении преступления, раскаивается и таким образом встает на путь исправления. Во многих случаях мера наказания не связана с лишением свободы, а если и связана, то срок пребывания осужденных за решеткой значительно сокращается. Таким образом, в исправительных учреждениях становится гораздо меньше осужденных.

Однако в практике могут возникнуть минусы

По словам судьи Пакирдинова, пользуясь соглашением, следователи и работники прокуратуры могут направлять в суды “сырые дела”. А потом на суде может выясниться, что подсудимый невиновен.

– Чтобы этого избежать, необходимо повысить качество следствия, усилить контроль со стороны следственного руководства и надзор прокуратуры, – считает Пакирдинов.

Его мнение разделяет и кандидат юридических наук, профессор университета “Кайнар” Усен НУРМАШЕВ.

По его словам, нововведения, внесенные в законодательство РК, направлены на противодействие организованной преступности путем привлечения к сотрудничеству с правоохранительными органами лиц, состоящих в ОПГ. Они будут сотрудничать в обмен на сокращение им уголовного наказания и предоставление государственной защиты.

Соглашение о признании вины – письменная сделка обвиняемого и защитника с обвинителем. Зачастую в обмен на признание вины в менее тяжком преступлении обвинитель отказывается от поддержания обвинения в более тяжком преступлении.

Необходимо отметить, что соглашение является новшеством для нас, но в мире его используют уже достаточно давно.

Например, в США 90–95 процентов криминальных расследований завершается сделкой с правосудием, подобная практика применяется в Великобритании, Италии, Франции, Грузии, Израиле и России.

Потерпевший-то в чем виноват?

В данном же случае судья вынес частное постановление, которое направил главнокомандующему Национальной гвардией РК генерал-лейтенанту Руслану Жаксылыкову для сведения и принятия мер.

По словам судьи Пакирдинова, дисциплина в воинской части совершенно расшатана: в 2014 году в отношении военнослужащих там было возбуждено 18 уголовных дел, семеро уже осуждены.

Кстати, в результате конфликтной ситуации начальника отдела военной полиции Серика Ниязбекова переместили на нижестоящую должность в систему военной автоинспекции. В судебном постановлении указано, что подобное решение в отношении Ниязбекова, по мнению суда, является несправедливым.


Загрузка...