Опубликовано: 2112

“Сделаю ремонт. Красиво!”

“Сделаю ремонт. Красиво!”

Хорошо известный в недавнем прошлом не только в Казахстане, но и в России баскетболист Олег Тен переживает непривычный период. Впервые за свою спортивную карьеру он не может сказать, где начнет новый сезон. Существование костанайского “Тобола”, который под его руководством стал вице-чемпионом страны, – под вопросом. И чем будет заниматься молодой тренер, не знает и он сам.Непривычные

чувства

– Честно сказать, испытываю непривычные чувства, – начинает разговор Олег Тен, который только прошлым летом в 36 лет завершил игровую карьеру и сразу же принял “Тобол” в качестве тренера. – Обычно уже в середине июля была определенность с работой. Ищу варианты не только здесь, но и в России.

– В “Тоболе” уже не будете работать?

– С клубом ситуация не ясна. После завершения сезона всех ребят распустили по домам – и все. Никакой встречи с руководством не было. Я подождал, пока у дочки Маши закончится учебный год, и вернулся с семьей домой, в Тараз.

В новой “шкуре”

– Своим первым тренерским сезоном остались довольны?

– Второе место мы заслужили. Считаю победу в полуфинальной серии над “Тиграми” из Астаны большим достижением. Хотя на то были объективные причины – домашние матчи соперник проводил на новой для себя, практически незнакомой арене. Поэтому мы были с ним в равных условиях – никакого преимущества домашних стен. Игры проходили на новом велотреке в Астане с трибунами на 9 тысяч мест. Когда сказали, что будем там играть, я решил, что будет неуютно. Но первые впечатления получились потрясающими – шикарная арена.

– Удаленность трибун от площадки ощущается?

– Если взять американские арены, то там сразу за площадкой только VIP-места. Остальные ярусы далеко. Зато оттуда видна вся поляна.

– Теперь осталось, чтобы наши трибуны заполнялись, как в Америке…

– Дай Бог. Думаю, что на матчи “Астаны” в Единой лиге ВТБ народ будет ходить.

“Открыл в себе талант… строителя”

– Новому столичному клубу свои услуги предлагали?

– Я разговаривал с президентом клуба Валерием Тихоненко, с которым мы успели еще поиграть в одной команде – самарском ЦСК ВВС. Сказал, что готов работать с любым составом – молодежным, юниорским. Валерий Алексеевич ответил, что если будут какие-то варианты, то со мной свяжутся.

– Чем займетесь, если не будет заинтересованности в вас?

– Если не найду работу, то поеду в Россию учиться в Высшую школу тренеров. Там обучение длится один год. Может, пауза в моей карьере появилась как раз для того, чтобы заполнить пробелы в образовании (смеется).

– Если не баскетбол, то как попытались бы прокормить семью?

– Недавно неожиданно открыл для себя, что мы с женой Анастасией неплохо можем делать ремонт квартир (смеется). В своей самарской квартире мы практически сами все сделали. Когда пришли установщики мебели и увидели, как я выложил кафель на кухне, то подумали, что я этим делом давно занимаюсь. Здесь же, в Таразе, обновили родителям баню – стены, пол, потолок. Теперь мы знаем все, что касается ремонта. Однако представить себя вне баскетбола мне все равно очень сложно.

Крестная мама и второй отец

– В вашем родном Таразе ребята, как правило, отдают предпочтение футболу. Почему вы выбрали баскетбол?

– Попал в секцию, как и многие дети, случайно. В школу пришла тренер Раиса Краснолобова – она набирала команду. После двух месяцев тренировок она передала нас Григорию Юлдашеву, который стал нам вторым отцом. Бывает так, что тренер за всю жизнь не воспитает ни одного игрока сборной. Первым из воспитанников Юлдашева в юношеской сборной СССР играл Андрей Войлиненко. Потом я в 16 лет попал в молодежную сборную Союза. Третий – Евгений Колесников. Он начинал в Таразе (Джамбул), а потом переехал с семьей в Москву. Зашел как-то в спортзал и попросил побросать в кольцо. Ему разрешили. А вскоре его позвали заниматься в ЦСКА. В 2005 году Колесников в качестве капитана сборной России выиграл молодежный чемпионат Европы.

– Чем же Григорий Юлдашев отличался от других тренеров?

– Не скажу, что у него были какие секреты тактической и физической подготовки. Он нам давал, в первую очередь, жизненные уроки. Григорий Алексеевич всегда считал, что мы сначала должны стать людьми, а потом уже спортсменами. Юлдашев ни разу не опоздал на тренировку. Помимо ежедневных занятий мы по выходным устраивали соревнования. Приносили из дома пироги, конфеты, которые доставались победителям. Хотя, конечно, все это потом вместе съедали.

Год, проведенный в алма-атинском интернате, при участии Бориса Борисова и Сергея Зозулина очень сильно помог мне в становлении как игрока. Тогда было много всесоюзных соревнований, и после одного из матчей против команды Украины ко мне подошел главный тренер алматинского СКА Олег Ким и сказал, чтобы на следующее утро я пришел к нему на тренировку.

Старший лейтенант запаса военно-воздушных сил

– Кто в той команде играл на вашей позиции разыгрывающего?

– Олег Мелещенко и Игорь Тихоненко. Правда, в Алма-Ате мы играли недолго. Через два года, в 1992-м, вся команда переехала в Самару, где предложили хорошие условия – квартиры, машину, зарплату. После сборной СССР я оказался заигран за российскую молодежку. После этого, по международным правилам, я уже не имел права выступать за сборную другой страны. Так что баскетбольное гражданство у меня было российским, поэтому вскоре я решил получить и паспорт гражданина России.

– Помните свою первую зарубежную поездку?

– Конечно. В 16 лет мы поехали в Венгрию в рамках подготовки к молодежному чемпионату Европы.

– Армейскую службу проходили уже в самарском ЦСК ВВС?

– Да. На данный момент я – старший лейтенант запаса российских военно-воздушных сил.

Путь в США преградила… армия

– Была возможность поиграть в чемпионатах других стран?

– В свое время меня приглашали в Корею. А в 17 лет мог оказаться в Америке. Во время турне по США подошел менеджер и сказал, что отправил одному из университетов записи моей игры, и там мною заинтересовались.

– Что остановило?

– Я тогда уже числился в армии, и мне сказали, что в Америку уезжать нельзя. Хотя, думаю, что можно было.

– Если повернуть время вспять, то какое бы решение приняли на этот раз?

– Согласился бы на предложение и остался учиться в Америке.

Полянки, барбекю и американский футбол

– В США матчи НБА вживую видели?

– Не довелось. Зато ходили на американский футбол. Очень понравилось. Саму игру понять было сложно, правил не знали, но сама атмосфера вокруг просто шикарная. Народ там ходит на стадион целыми семьями. Перед игрой на больших зеленых полянах перед стадионом они устраивают барбекю, а потом идут смотреть американский футбол. Мы побывали на базе клуба “Атланта Фалконз”, где нашего центрового Рому Овчинникова в шутку даже позвали в команду.

– В то время наше телевидение как раз начало транслировать матчи НБА…

– Первыми, на кого мы стали равняться, были Айзейя Томас из “Детройта” и Мэджик Джонсон из “Лейкерс”. Чуть позже появился Майкл Джордан, лучше которого, конечно, никого не было.

Секундное “дело”

– Одиннадцатый номер в клубе “Алматы” взяли в честь Томаса?

– Нет. Просто так получилось. Сознательно номер выбирал в России. Там взял десятку по аналогии с фамилией (ten в переводе с английского – десять).

– Когда в советское время первый раз побывали на игре алма-атинского СКА?

– Когда учился в интернате. Помню, армейцы играли во Дворце спорта матч Кубка Корача с каким-то турецким клубом. Зал был полон. Тогда я в первый раз увидел американских легионеров, которые играли за команду соперников.

– Одной из самых заметных наград в вашей коллекции является серебро чемпионата мира среди военнослужащих…

– В том турнире мы участвовали от России самарской армейской командой. Тогда вместе с нами поехал Валерий Тихоненко, но на разминке перед финальной игрой с итальянцами он получил травму. Без него мы проиграли, хотя в группе победили Италию с разницей очков в двадцать.

– В финал команду вывел ваш точный бросок…

– Да, в полуфинале мы играли с американцами. Секунд за 7–8 до конца матча мы проигрывали два очка. Мне выкинули мяч, я провел его через всю площадку и бросил издали – попал трехочковый.

Увидеть бы Желько!

– В чемпионате России вы были одним из лучших в своем амплуа, но приглашения в сборную так и не дождались. Было обидно?

– Да что обижаться-то? Конечно, хотелось сыграть за национальную сборную России, но тренерам виднее, кого брать. Хотя по результативным передачам я уступал только Евгению Пашутину: если он отдавал за игру около десяти передач, то я где-то девять.

– Что открыли для себя нового за первый год тренерской работы?

– В первую очередь я приобрел огромный опыт. Возможно, через несколько лет пойму, что это был совсем небольшой опыт, но на данный момент он мне кажется большим. Если бы сейчас я готовил команду к чемпионату, то ряд деталей поменял бы уже с самого первого дня.

– Кого из нынешних тренеров взяли бы в качестве примера?

– Хотелось бы посмотреть, как строит подготовку команды самый титулованный тренер в Европе – Желько Обрадович – и как он мотивирует игроков. 

Загрузка...