Опубликовано: 4916

“Сделано в Киргизии”

“Сделано в Киргизии”

Товары с такой надписью заполонили казахстанские барахолки. Отечественным швейникам остается только кусать локти и гадать, как же соседи умудрились сделать такой рывок? За ответом наши корреспонденты отправились в Бишкек.

ОТКУДА ВЕЩИЧКИ? С "ДОРДОЯ", ВЕСТИМО…

Алматинские торговцы отправляются в Киргизию за товаром в понедельник, когда на нашей барахолке выходной. В два часа ночи, на такси или частных маршрутках, а то и на специально организованных автобусах. Водители за полторы тысячи тенге доставляют клиентов на знаменитый рынок "Дордой" уже к пяти утра – здесь кипит ночная торговля.

С первого взгляда рынок намного меньше, чем наша барахолка, но лучше организован. Достаточно широкие ряды, нет ни давки, ни ругани. Базар разбит на несколько секторов, в каждом из них определенный вид товара. Детские вещи, женские и мужские, привезенные из Китая, чуть поодаль – турецкие изделия, и в самой нижней части базара – так называемый “самопошив”, товары с лейблом “Мэйд ин Кыргызстан”. Именно эти ряды интересуют нас. Они резко отличаются от контейнеров с импортным товаром. Каждому изделию выделено просторное место, в одной точке наберется от силы 10–15 вещей.

ЭКСКЛЮЗИВ ЗА КОПЕЙКИ

Примерять платья нельзя – можно только щупать ткань и проверять качество пошива.

Хотя вот это, из натурального хлопка, очень хорошенькое! Сложная модель, чувствуется рука хорошего дизайнера. Сколько же оно может стоить? Всего 280 сомов?! Перевожу в тенге – не может быть, калькулятор врет! Платье стоит всего 840 тенге!

– Это самая дорогая моделька, а есть подешевле, тоже авторский дизайн, – говорит продавец, увидев мое замешательство.

Да за такие копейки беру все! Но не тут­то было. Эти вещи так просто не продаются.

– Делайте заказ, минимум 100 штук одной модели, пошьем за неделю и сами привезем в Алматы, – объясняет молодая киргизка.

Как выяснилось, готовой продукции в этом ряду практически нет.

– Пойми, у нас небольшой цех, мы делаем акцент на эксклюзивность. Если возьмешь хорошую партию, хотя бы тысячу штук – то эту модель снимем с пошива, и больше ни у кого из твоих конкурентов ее не будет! Тогда ставь любую цену, понимаешь выгоду? – объясняют мне девчонки.

Понимаю. За такое платье алматинские модницы тысячи четыре­пять не раздумывая выложат.

– А в Россию отправляем, там нашу продукцию и за 10 цен продают! – поясняет киргизка. – Бывает, что приходит клиент с турецким платьем и спрашивает, за сколько сошьем точно такое же. Можешь сама наброски сделать – сошьем…

На рядах есть несколько абсолютно закрытых бутиков. Эксклюзивные модели, придуманные самостоятельно, трепетно охраняют от глаз конкурентов. Внутрь впускают только серьезных клиентов, которые обычно полностью выкупают коллекцию…

ВСЕ СХВАЧЕНО!

Но есть и ряды, где можно купить готовый товар, который штампуют местные фабрики сотнями тысяч, именно этим ширпотребом завалены наши барахолки. На блузки, юбки, шорты здесь одна цена – 500 тенге.

Все это закупают огромными баулами, потом специальным прессом сжимают, чтобы места меньше занимало. Дальше баулы на тележках отправляются к автобусам или в багажники такси. С каждой сумки водители берут по 4 тысячи тенге, вне зависимости от их тяжести. Как нам объяснил один таксист, в эту стоимость входит также “разводка” на таможне.

Мы пытаемся сфотографировать ряды торговцев, и перед нами вырастает охранник. И под конвоем, будто мы посягнули на режимный объект, нас проводят к администрации рынка. Здорово, как раз она нам и нужна!

К большому удивлению, здесь встречают очень радушно и с удовольствием отвечают на все наши вопросы.

– Только за последний год наш рынок вырос в 4 раза! По нашим данным, наш киргизский товар занимает 40 процентов "Дордоя", остальное – импорт. Но с каждым годом наша доля растет. Продукция конкурентоспособна, качество улучшаем, – говорят в администрации. – Около 70 процентов киргизского товара идет в Россию, в Казахстан – всего процентов 20. Но в ближайший год, думаем, совершим очередной прорыв на ваш рынок.

КАК ОНИ ЗАВОЕВЫВАЮТ МИР

Больше всего удивило, как слаженно работают производители и реализаторы товара. Представители профсоюза швейной отрасли постоянно на базаре, тут же рядом перевозчики. Клиент не теряет ни минуты, ему предоставляют все услуги разом. Это тоже один из секретов успешного бизнеса. Наши торговцы приезжают рано утром, затариваются к обеду и вечером возвращаются в Алматы, где их уже ждет заказанный товар!

Подъем отрасли начался в начале 90­х годов с пошива брюк и кепок, конкурировать с Китаем было очень сложно. Но киргизы нашли свою нишу. Они стали шить вещи среднего и большого размера, которых в Китае вообще нет.

Интересы людей, занятых в отрасли, мощно лоббирует местная Ассоциация легкой промышленности: добивается поправок в законах, переписывает Налоговый кодекс, привлекает инвестиции.

– Рывок в развитии отрасли произошел после того, как в 2005 году было принято постановление правительства об изменениях по налоговым платежам. В 2004 году у нас работало легально всего 32 цеха, сегодня – уже 305. Мы создаем такие условия, чтобы людям было выгодно выходить из “тени”. Сегодня любой предприниматель оплачивает только патент с машинки – сумму, примерно равную 3 тысячам тенге. Больших денег сегодня швейная отрасль в бюджет не приносит, но мы заняли людей, дали перспективы. Обычная модистка сегодня получает около 400 долларов в месяц, для нашего города это очень хорошая заработная плата, – говорит председатель ассоциации Сапар Асанов. – Мы открываем бесплатные курсы для швей. У нас сейчас нехватка рабочей силы. Спрос превышает предложение.

Думаем, следующий шаг, который выведет швейную отрасль на новый уровень, – открытие технопарка, в который мы соберем предприятия, раскиданные по всему Бишкеку. Мы займем около 7 тысяч людей. И еще мы намерены добиться полной отмены НДС на ввозимое сырье!

В планах киргизских швейников – покорение Европы. Поставки идут уже в Германию. Шикарные деловые костюмы по европейским лекалам киргизы шьют за 100 долларов, немцы покупают их в респектабельных магазинах уже по тысяче евро!

ЦЕХ В КАЖДОМ ДВОРЕ?

Как маленькая Киргизия умудрилась завалить своей продукцией соседние страны и “дотянуться” до Европы?

Существует веселый расчет: чтобы произвести такое количество товара, каждый киргиз должен днем и ночью строчить на машинке. Как нам рассказали, подпольные цеха есть чуть ли не в каждом третьем дворе. По словам самих киргизов, работники крупных фабрик шьют по ночам “теневой” товар, который ничем не отличается от фабричного. Редко какая швея живет на одну зарплату.

Мы побывали на одной крупной фабрике. В двухэтажном здании работают несколько десятков швей. Основная продукция – женские юбки и блузки. По словам директора швейной фабрики, его работницы получают по 30 сомов с каждой произведенной вещи. В день фабрика выдает до тысячи изделий.

– Но мы работаем не в полную мощь. Дело в том, что в Бишкеке нехватка электричества, свет отключают. Поэтому мы работаем с 8 утра до часу дня, – сообщил директор фабрики.

И это типичная ситуация. Потому машинки стрекочут в ночной тишине…

НА ИГЛЕ

– Основная наша проблема – зависимость от материалов, – говорят киргизские эксперты.

Сегодня ткани и фурнитуру завозят из Китая, Турции и Ирана. В Бишкеке есть оптовый рынок, где все это можно приобрести. Мы отправились на этот рынок, чтобы рассчитать, из чего же складывается такая низкая себестоимость киргизских вещей. Обходим бесконечные ряды, утопающие в разноцветных тканях. Стоимость 1 метра хлопчатобумажной ткани китайского производства всего 1 доллар! Конечно, при условии, что ты возьмешь несколько рулонов. На пошив платья без рукавов нужно примерно два метра, то есть всего два доллара. Плюс еще мелочь на пуговицы, лейблы и прочие украшения – все это за копейки продается тут же.

Киргизские эксперты уверены, что смогут выпускать еще более дешевую продукцию, если поднимут свою трикотажную отрасль.

– То, что выпускает Ошский хлопчатобумажный комбинат, не соответствует современным требованиям. Нужны инвестиции и новые технологии. Пока мы обеспечиваем себя только нитками – их выпускает комбинат в Токмаке. Кстати, там задействованы казахстанские деньги, – говорит Сапар Асанов. – Но осенью собираемся запускать в Оше совместное предприятие с турками по производству тканей. Сырье у нас есть, что сидеть?

О планах казахстанских коллег развить швейную отрасль киргизы наслышаны много.

Но уверенно говорят:

– Нас не догоните!

По некоторым данным, Киргизия производит 30 миллионов изделий в год, тогда как Казахстан – всего 483 тысячи изделий.В 2007 году Казахстан официально экспортировал всего 6 тысяч изделий. Из них 137 – в Россию, больше всего – 4 тысячи – в Туркменистан, 2 516 – в Узбекистан, и 2 558… в Китай.

По данным национального статкомитета, в швейной отрасли сегодня в Киргизии занято 157 тысяч человек. Объем выпускаемой продукции в 2007 году – 4,5 миллиарда сомов, это на 125 процентов больше, чем в 2006 году! 90 процентов выпускаемой продукции уходит на экспорт.

Другое мнениеНАС ЗАДАВИЛИ НЕЛЕГАЛЫ!

Председатель правления Ассоциации предприятий легкой промышленности РК Любовь Худова рассказывает:

– Сегодня в Казахстане работает 621 предприятие. Шьют мужские костюмы, детскую одежду, школьную форму, женские пальто. Но это больше похоже на борьбу за выживание. Нас задавил теневой импорт.

По официальной статистике, из Киргизии в Казахстан в 2007 году завезли всего 150 вещей! Разве такое возможно? Представляете себе обороты нелегального импорта?!

По нашим расчетам, теневой оборот по швейной и текстильной промышленности составляет около миллиарда долларов в год!

Другой вопрос – налоги. В той же Киргизии платят условные налоги, в Китае вообще швейная отрасль субсидируется как социально важная. У нас в 90­м году в швейной отрасли было занято 220 тысяч человек, сегодня – всего 20 тысяч. Целая армия людей выброшена, и 97 процентов из них – женщины. Когда в 1999 году остановились почти все предприятия, правительство приняло верное решение и отменило НДС до 2002 года. Начался рост производства. А потом приняли новый Налоговый кодекс, который отменил все льготы. Сегодня продолжается падение производства. И удорожание отечественного товара. В итоге наша продукция не по карману среднестатистическому потребителю.

Товары по низким ценам выдавливают отечественные, заполняют рынок, а потом цены начинают расти. Они хозяйничают на наших рынках, и сделать мы уже ничего не можем.

В Киргизии большая часть продукции производится подпольно. Там на это смотрят сквозь пальцы. У нас же производитель должен пройти все бюрократические препоны, сертифицировать не только вещь, которую он производит, но и свое производство, что стоит очень дорого. В результате появляются "подпольщики" и у нас, в Казахстане. И что самое обидное, они шьют вещи и лепят те же лейблы Киргизии или Турции!

У нас огромный потенциал как рабочей силы, так и ресурсов. Но большинство наших специалистов были вынуждены уйти на барахолки и заняться перепродажей импортного товара.

Мы отправляем на экспорт 90 процентов нашего хлопка, вывозим тонны шерсти – за копейки. Никто не хочет открывать здесь совместные производства тех же тканей. Мы разрабатываем предложение, как выйти из тупика, отправляем в министерство и получаем очередную отписку. Где социальное партнерство бизнеса и правительства, о котором так много говорят? Открыли СЭЗ “Онтустик”, но кто там и что производит? Тишина.

С 90­х годов уже сменилось семь министров на посту, а отрасль погибает на глазах...

Александра МЫСКИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...