Опубликовано: 1264

Счастливый билет Авербуха

Счастливый билет Авербуха

На пресс-конференции, которую устроили в Астане руководитель шоу "Ледниковый период" Илья Авербух и участники проекта - Гедиминас Таранда, Вадим Колганов и Тимур Родригес - было не только интересно, но и весело.

Авербух: Впервые мы были здесь, в Астане, два года назад, на корпоративном концерте. Сегодня мы приехали в рамках полноценного тура, который вот уже четыре года проходит по городам России, ближнего и дальнего зарубежья, Европы. Я очень рад, что к ним присоединился и Казахстан.

Илья, как вы относитесь к тому, что в Астане будет создан клуб фанатов Авербуха, и можете ли вы поддерживать этот проект?

С удовольствием буду общаться с людьми, которым интересно то дело, которым я занимаюсь, потому что мы друг друга питаем хорошей энергией. Мне, например, понятно, для кого я конкретно что­то делаю и получаю взамен любовь, что очень важно. Конечно, будет поддержка. Я думаю, что формы сотрудничества с Казахстаном вообще очень разные, в планах открытие школ фигурного катания и не только...

Каким образом производится отбор участников шоу? По тому, как они держатся на льду?

Главное, чтобы человек был интересен аудитории, а как он катается... Даже чем он хуже катается, тем лучше для нас, потому что тогда движение вперед более заметно. Всегда хочется, чтобы это были люди разных профессий занимающиеся балетом, актеры, спортсмены, боксеры, певцы, музыканты, чтобы это была широкая палитра. Пожалуй, это единственный критерий, по которому мы отбираем участников. Участники проекта не получают у нас гонораров, катаются бесплатно...

Родригес: За еду!

Авербух: За еду... Ну а вообщето я практически заставляю участвовать в проекте. Всеми способами, возможными и невозможными. Ребята сами расскажут, что реально происходит.

Подобное вашему шоу есть и на другом канале. Ваше отношение к нему?

Таранда: Отношение к программе на Первом канале, которую возглавляет Илья, кардинально отличается от многих спортивных программ потому, что подход здесь очень профессиональный. У каждого из нас есть по два тренера. Каток для нас открыт день и ночь. Вот придите в три часа ночи или четыре утра обязательно какаято пара катается...

Родригес: Почему "какая-то"? Таранда и катается...

Авербух: В этом проекте я словно вытащил свой счастливый билет. Он создается действительно людьми, которые любят фигурное катание и считают его делом своей жизни.

Я наблюдаю за конкурентами, смотрю другие программы. Мне мало нравится, например, не очень деликатный подход при монтаже, когда человек танцует, а в это время показывают певца. Разрушается идея номера.

Поэтому у нас разные шоу. Но люди смотрят и то, и то, потому что комуто интересно послушать веселые и яркие комментарии, а комуто хочется получить эмоции от хореографии, от переживаний тех людей, которые пытаются научиться чемуто новому.

Вы единолично выбираете музыкальные темы и сюжеты для выступлений?

Авербух: В основном ответственность за всю постановку и за выход артиста несем я и Саша Жулин. Тут ни на кого ничего мы не перекладываем, но очень важна активность самих ребят, потому что иногда и мы не справляемся с этим. Вот вчера был очень показательный момент. Вадим может рассказать...

Колганов: Да. Очень долго выбирали музыку, наконец, выбрали. Причем, звукорежиссер, у нас их два, сказал: "Ты не предлагай Илье ничего, потому что все равно будет его музыка". Я говорю: "Перестань, этого точно не будет". Он говорит: "Я с ним работаю давно, так что..." На следующий день я все равно подошел, и Илья признал: "А ведь действительно хорошая музыка..."

Таранда: А еще когда выбираем музыку, мне больше всего нравится, как это делают Екатерина Стриженова и Татьяна Навка. Они приходят к звукорежиссеру и говорят: "Я беру Шопена, Моцарта, Бетховена всего, Баха, Гайдна..." Мы приходим и говорим: "А можно Шопена?" "Нет, он занят". "А Бетховен?" "Занят". "А..." "Занят!" Ну и ищем когото еще...

Как подбираются пары?

Авербух: Во всем должна быть система, иначе будет хаос. Если не по жеребьевке они находят друг друга, то решение принимается мной изначально, потому что сначала со всеми работаю я. Потом где­то дней за пятьшесть до первой передачи приезжает Саша Жулин и уже начинает работать творчески со всеми, кого мы закрепили друг за другом.

И еще, например, я прекрасно знал достаточно сложный, чемпионский характер Иры Слуцкой: она всегда должна побеждать. Но она никогда не каталась в паре. Конечно, для того чтобы помочь ей кататься в паре, именно в поддержках, в элементах, ей нужен был настоящий танцор, и здесь была предрешена судьба Гены Гедиминаса Таранды.

Или, допустим, кататься с Татьяной Навкой это очень сложная задача, поскольку вообще решиться на это после того, как она блестяще выступила с Башаровым и Вилле Хаапсало, достаточно сложно. Если вы думаете, что все мужчины выстраивались в очередь, чтобы кататься с Навкой, ошибаетесь. Так что со стороны Вадима Колганова это смелый поступок.

Вадим Колганов славится стихами. Приходит вдохновение, и вы не можете остановиться?

Колганов: Во мне, как и в моих коллегах, очень много талантов скрыто. Сочинял я давно, еще в детстве, за что меня наказывали, потому что первыми моими стихами было:

"Не хочу быть коммунистом,А хочу быть машинистом".

Мне просто понравилась рифма, и я не понимал, что произошло. Потом второе стихотворение было написано на праздник Восьмое марта, я сейчас его и не вспомню. Когда мне предложили тренировки, я захотел отдохнуть, и что­то родилось там такое:

Я там видел НавкуКинули в канавку.Слышишь, Танечка, не плачь,Не утонешь - это лед

Мы посмеялись, я подумал, а почему бы нашей паре еще себя и с этой стороны не показать, и стал посвящать ей стихи.

Родригес: У него вообще скоро сборник стихов, наверное, выйдет...

Есть что­то такое, что связывает вас с нашей страной?

Родригес: Во­первых, я в Казахстане уже пятидесятый раз как минимум. Я обожаю вашу страну. Правда, я чаще бываю в Алматы, нежели в Астане. Приезжаю один как сольный артист, здесь ты не можешь никуда убежать от гостеприимства, хочешь выйти изза стола, а тебя еще кормят. Хочешь пойти пройтись, а тебе отдыхай. Это действительно очень здорово, потому что так много внимания, это то, чему невозможно научиться. Здесь это чувствуется, как нигде.

Во­вторых, в Актау родилась моя супруга, и очень долго там жила с родителями.

Колганов: А я двадцать лет прожил в Оренбурге, на границе с Казахстаном, совсем рядом...

Родригес: Переходил границу, наверное, тайно?

Колганов: Бывал в Казахстане часто, скажем так. Ну и "Свободные женщины", был такой сериал, мы снимали в Алматы...

Таранда: В Алматы я приезжал тоже раз восемь. С Имперским русским балетом, потом приезжал с Маей Михайловной Плисецкой выступали в Оперном театре. Когда приезжаешь в Казахстан, всегда чувствуешь себя так, как будто приехал к старым друзьям. Совершенно удивительны красоты Казахстана и то, что Тимур сказал, гостеприимство. Мы только приземлились, только в отеле разместились, ночь не спали, а мне уже звонит брат моего артиста и говорит: "Мы уже подъехали, выходи!"

А еще у меня в труппе работали и работают замечательные казахские артисты, которые уже стали звездами не только в России. Это, в первую очередь, моя воспитанница Алия Тыныкпаева, которая получила золотую медаль на международном конкурсе. Сейчас она одна из лучших артисток Венской национальной оперы. Часто приезжает с концертами в Алматы. Поэтому если увидите на афише имя Алии Тыныкпаевой, то обязательно идите, это супербалерина, которая сейчас входит в число лучших балерин Европы.

У меня работают два замечательных солиста Джанибек Каир и Нариман Бижанов. Нариман Бижанов награжден орденом Дягилева за вклад в искусство, а Джанибек Каир получил два года назад звание заслуженного артиста Казахстана. Как видите, связь с Казахстаном проявляется не только, когда мы приезжаем сюда, но и в плодотворной совместной работе.

Колганов: И в завершении по уже сложившейся традиции экспромтик можно?

Ну что, друзья, получены ответы.И хоть вопросы были нелегки,Вас ждут теперь журналы и газеты.А нас, ребята, ждут коньки.

Олег ТАРАН, фото Вячеслава ГЕЛЬБЛИНГА, Астана

Загрузка...