Опубликовано: 1221

Самые большие роли за самые маленькие деньги

Готовы играть карагандинские артисты в фильме Тео Ангелопулоса

Мы уже рассказывали, что один из самых именитых кинорежиссеров современности Тео Ангелопулос снимает отдельные сцены своего будущего фильма в Темиртау. В главных ролях – звезда французского кино Ирен Жакоб, известная нашему зрителю по фильму Эльдара Рязанова “Предсказание”, и швейцарский актер Бруно Ганс, обладатель премии “Оскар”, блестяще сыгравший роль Гитлера в нашумевшем фильме “Бункер”. Но помимо звезд мирового кино в съемках фильма принимают участие карагандинские артисты Людмила Пекушева, Иван Немцев и Владимир Боженко.

Впервые наши края посетили мегазвезды мировой кинематографии. И впервые карагандинские артисты получили возможность поработать на одной площадке со звездами такой величины!

Все началось задолго до съемок, когда ассистенты под подбору актеров решили познакомиться с карагандинскими театрами. Члены съемочной группы проводили кастинги, фото- и видеосессии. Отснятый материал отсылали главному режиссеру.

– Мы с удовольствием принимали участие в кастингах, – говорит Иван Немцев. – Все происходило быстро и без напряжения. Потом мне позвонили и сказали, что Тео утвердил меня на небольшую роль. Я не знал, кого мне предстоит играть до последнего дня. Знал только, что немца. Когда ехал на первую встречу с маэстро, очень волновался. И пытался представить своего героя, придумывал биографию. Если немец, значит, репрессированный или враг народа, значит, лагеря или трудовая армия. Но оказалось все совсем не так. Мой герой – Герхард Штайн – немецкий коммунист и… настройщик органов. По сюжету его приглашают в советский город, где в полуразвалившемся промерзшем доме культуры обнаруживается великолепный старинный орган, подаренный городу еще до революции. И советские власти приглашают немецкого настройщика, чтобы он починил его и настроил. Мой герой осматривает старинный музыкальный инструмент и объявляет, что его не надо чинить и настраивать, что орган вполне исправен, и в доказательство начинает играть прелюдию Баха.

В Темиртау был развернут настоящий киногород. Только для массовки из “Мосфильма” привезли более тысячи костюмов. С каждым участником съемки работали индивидуально, не разделяя артистов по рангам. Наших артистов поразил высочайший уровень делового профессионализма, который царил на площадке. Никто в команде Ангелопулоса не говорит на замечание или пожелание маэстро: это невозможно, это трудно или это нельзя достать. Когда режиссер решил, что в огромном зале, где предстояло снимать очередной эпизод, все должно быть покрыто ровным слоем пыли, тут же принесли откуда-то обыкновенный строительный цемент и ветродуем распылили “пыль”. Ивану Немцеву несколько раз меняли костюм. Но Ангелопулос каждый раз оставался недоволен. Немецкий настройщик – хоть и из бедных немцев, но его одежда должна отличаться от остальных. Он все-таки иностранец. Значит, пошив, покрой, ткань, ботинки – все должно быть чуть западнее. Наконец маэстро утвердил костюм. Но уже перед самой съемкой ему показалось, что ботинки должны быть не коричневые, а черные. Обувь настройщику тут же перекрасили. Вновь “Мотор!”. И опять маэстро кажется, что чего-то не хватает… Зонтика! Сбегали в ближайший магазин и купили. Чуть “состарили” и вручили Немцеву.

Ивану Немцеву повезло дважды. По роли он не только произносит реплики, но и играет на органе. Но главное – весь эпизод находится в кадре с Ирен Жакоб и Бруно Гансом. И, по словам артиста, ему сложнее всего было изображать пренебрежение по отношению к Ирен, с которой очень подружился за время съемок. Но это требовалось по роли. Герой Бруно – немецкий еврей, героиня Ирен – репрессированная советская гречанка. “Ты не должен обращать на них внимания, – убеждал Немцева маэстро Ангелопулос. – Они для тебя не существуют, они враги, не достойные твоего внимания”.

До команды “Мотор! Начали!” Ангелопулос тщательно репетирует каждую сцену. С карагандинскими артистами режиссер провел семь репетиций. Сначала в гостинице, потом на съемочной площадке. И для съемки главного эпизода потребовалось всего два дубля.

– Эпизод снимался в старом здании Дома культуры. В помещении было очень холодно. Я, привыкший к морозам сибиряк, и то мерз, – рассказывает Иван Немцев. – А бедняжка Ирен и вовсе тряслась. Но как только Тео объявлял “Мотор!”, эта удивительная женщина сбрасывала дубленку, становилась в кадр – и все… Для нее уже не существует холода... Это было несколько дней счастья, о котором профессиональный артист может только мечтать. И когда съемки завершились, мы жалели до слез, что все уже закончилось.

Карагандинские артисты стесняются говорить об оплате. Говорят, не в деньгах дело, они готовы были сниматься и бесплатно. Хотя, признаются, гонорарами все остались довольны. Маэстро оценил их работу по достоинству.

Предполагается, что фильм завершат весной 2008 года. И представят на Каннском фестивале. Критики предрекают, что новый фильм Ангелопулоса станет событием в мировой кинематографии.

Татьяна ТЕН, Валерий КАЛИЕВ (фото), Караганда

Загрузка...